СЛЕДЫ КГБ СССР И АЗЕРАГИТПРОПА

10 января, 2017 - 18:35

8 января издание «gazeta.ru» обратилась к теме терактов в Москве в январе 1977 года.

Ссылка: (https://www.gazeta.ru/science/2017/01/08_a_10466267.shtml#page1).

Материал Аллы Сальковой был перепечатан на нашем сайте неслучайно. Во-первых, потому, что в нем содержится как справедливая, так  и отнюдь не новая попытка поставить под сомнение официальную версию расследования, которая до сих пор скрыта за семью печатями.

Во-вторых, потому что сомнительная, как уже давно стало очевидно, официальная версия тех лет широко и активно использовалась и продолжает использоваться спецслужбами и пропагандой Азербайджана в ходе азербайджано-карабахского конфликта с целью дискредитации армянских сторон конфликта (как якобы издавна использующих терроризм). Тем самым предпринимается попытка отвлечь международное и российское общественное мнение от широко известных фактов поддержки официальным Баку международного терроризма – от Аль-Каиды до ИГИЛа (запрещенной в РФ организации), до использования террористов-наемников в  ходе агрессии против НКР и РА в 1991-94 гг. (отряды террористов Шамиля Басаева, афганские моджахеды из лагеря Хекматиара и проч.).

В связи с поднятием  «Газетой.ру» весьма и весьма дискуссионной темы – с точки зрения истинного авторства терактов января 1977 года. – мы хотели бы возвратиться к некоторым интересным моментам в деятельности КГБ СССР в 1970-1990 гг. в отношении Армении и Арцаха, особенно в период начала и расширения национально-освободительного движения в этих тогда ещё субъектах Советского Союза.

Ниже мы приводим  фрагменты из книги Арсена Мелик-Шахназарова «Нагорный Карабах: факты против лжи», а именно из её главы 12, частично посвященной и роли КГБ СССР в формировании образа врага в указанный период (http://sumgait.info/caucasus-conflicts/nagorno-karabakh-facts/nagorno-karabakh-facts-12.htm).

*  *  *

В период силового подавления национально-освободительного движения   карабахских армян политическое руководство СССР, Азербайджанской ССР, политорганы МВД СССР и АзССР,  Советской Армии, средства массовой информации АзССР и СССР вели грязную пропагандистскую кампанию, имевшую целью формирование образ врага в лице армянского народа. Эта беспрецедентная кампания клеветы в адрес одного из народов страны была предпринята в целях внушить к нему чувство неприязни со стороны других народов и граждан СССР в целом, облегчив, тем самым осуществление преступной политики, проводимой Баку и Кремлем в отношении армян Нагорного Карабаха.

… Весомую лепту в создание образа врага в лице армянского народа внес  КГБ СССР. Одной из наиболее показательных провокаций этой организации стало так называемое «Ковровское дело».

Осенью 1990 года «Правда», «Известия», «Советская Россия», «Красная звезда» наперебой вдруг начали рассказывать о крупных хищениях оружия с одного из заводов райцентра Коврова, что во Владимирской области. А именно - с Ковровского механического завода (КМЗ), выпускающего наряду с прочим некоторые виды стрелкового оружия и боеприпасы, приборы для вооруженных сил. О «ковровском деле» активно заговорили и программа «Время», телевизионные сводки МВД СССР, другие радио- и телепередачи.

Сотрудники КГБ, расследовавшие это дело, раздавали направо и налево все новые интервью. В них все чаще и чаще звучали мотивы, указывавшие на политический характер расследовавшегося госбезопасностью дела о хищениях. Так, начальник следственной группы Управления КГБ по Владимирской области, подполковник юстиции Николай Зотов говорил: «Оказалось, что имеем дело с группой, связанной общим преступным замыслом не только похищать с завода боевое оружие, но и надежно его сбывать за немалую плату. Не оставалось сомнения, что они располагают широкими контактами, простирающимися в те регионы страны, где сегодня неспокойно, нередко пускается в ход боевое оружие, проливается кровь... Особенно сложным оказалось расследование путей, которыми похищенное оружие переправлялось для закавказских боевиков... Так, при встрече в ресторане гостиницы «Советская»... руководитель одного из предприятий Армении обещал закупить оптом оружие... на сто тысяч рублей»[1].

…В 1996 году в Москве вышла книга бывшего начальника 5 Главного управления, а затем и первого заместителя председателя КГБ СССР Филиппа Бобкова  «КГБ и власть». Любопытно, что бывший шеф советской политической полиции («охранки») вскоре после отставки поступил на службу к новоявленному олигарху В. Гусинскому, заведовал службой охраны группы «Мост». В своей книге Ф. Бобков явно приукрашивал роль и место КГБ в советской действительности.

Вот как прокомментировал некоторые пассажи из книги «КГБ и власть», относящиеся к теме нашего исследования, бывший подчиненный Ф. Бобкова по 5-му управлению подполковник Александр Кичихин.

«На словах, на всевозможных совещаниях… нам постоянно внушали, что провокации – это методы западных спецслужб, и нам запрещено использовать этот прием. Однако на практике он был обиходным в работе органов госбезопасности. Вот примеры, хорошо известные мне.

1990-й год, город Ковров, завод по производству оружия. В КГБ поступила информация, что некоторые работники завода торгуют оружием. Тогда вовсю полыхал армяно-азербайджанский конфликт, сведения казались очень убедительными, но выйти на торговцев и покупателей не удалось. И поступили следующим образом. Среди рабочих завода нашли нескольких агентов госбезопасности, которые и выступили в роли продавцов. Они чуть ли не по улицам ходили, предлагая купить оружие. Естественно, в скором времени покупатели нашлись. Во время сделки и те, и другие были захвачены. Об этой операции в газете «Правда» была большая публикация, а также снят телевизионный фильм, который шел по Центральному телевидению. Однако когда мы смотрели этот фильм до показа, все без исключения пришли к выводу, что это провокация, которая была осуществлена для того, чтобы показать оперативную работу органов госбезопасности»[2].

Впрочем, А. Кичихин тоже не договаривал. Ибо продавцами выступили именно оперативники КГБ, которые сами  вышли на командированного в Москву начальника управления снабжения «Армгазпрома» Г. Асряна. Они  предложили ему продать мебель, которую он собственно и должен был закупить в столице  для пансионата «Армгазпрома», переданного потерявшим кров и имущество беженцам из Баку. Но в день сделки в фургон с мебелью были предварительно подброшены несколько мешков с оружием иностранного производства (пистолеты-пулеметы «Томпсон» и пистолеты «Вальтер»), взятым «напрокат» из арсеналов подмосковного КГБ в городе Ногинске. Таким образом, собственно сами ковровские похитители оружия послужили лишь затравкой для крупномасштабной, но примитивной провокации госбезопасности.

Автор этой книги, будучи в описываемый период московским корреспондентом газеты «Советский Карабах»,  неоднократно бывал на судебных заседаниях в Коврове,  общался с адвокатами обвиняемых. Кстати, один из адвокатов, Валентин Бакланов,  сам в прошлом был следователем по особо важным делам КГБ СССР и знал, как говорится, всю кухню изнутри. Судебный процесс вскрыл многочисленные подтасовки и накладки в ходе следствия. По итогам журналистского расследования мною был подготовлен материал для  журнала «Столица», вышедший в свет как раз в дни августовского путча 1991 года[3].

Вскоре после путча дело «спустили на тормозах», а обвиняемых выпустили, «приговорив» их к уже отбытому в СИЗО сроку. Но сколько информации, статей,  телесюжетов и репортажей было придумано, написано, разыграно, и показано по всей стране, чтобы лишний раз запугать советских граждан жупелом  «армянского терроризма»!

Между прочим, в этом КГБ преуспел еще  задолго до карабахских событий. Известно, что в январе 1977 года в московском метро прозвучала серия взрывов, погибли и были ранены люди. В этом преступлении были обвинены четверо жителей Армянской ССР – членов подпольной организации, выступавшей за выход республики из состава Советского Союза. Обвинение было явно сфабриковано, ибо все подсудимые имели алиби, подтверждаемые многочисленными свидетелями. Но их осудили и приговорили к расстрелу. При этом приговор был приведен в исполнение подозрительно быстро, вопреки всем действовавшим нормам и законам.

В защиту осужденных выступили  тогда многие правозащитники, включая академика Андрея Сахарова, подвергшегося за это выступление очередной кампании травли в советской прессе[4].

Позже, уже в постсоветское время в прессе появились публикации, в которых процесс в отношении армянских антисоветчиков прямо назывался сфабрикованным от начала и до конца. КГБ-ФСБ так ни разу и не опровергли эти утверждения, не подали в суд на авторов публикаций.

Очевидно, что взрывы в метро были лишь предлогом для расправы с активистами движения за выход Армянской ССР из состава Советского Союза. Власти СССР всегда подозрительно относились к республике, где чуть ли не каждый третий имел родственников за рубежом. Советская же пропагандистская машина на протяжении всех лет советской власти вбивала в голову жителей Армянской ССР, что физическое существование республики возможно лишь в рамках СССР: иначе ее сразу же «сожрут» турки. Оттого ростки идеологии независимости в этой республике были особенно нетерпимы для Кремля.

Очевидно и то, что процесс над армянскими диссидентами был просто сказочным подарком Гейдару Алиеву и его команде, ибо позволял на законных основаниях усилить борьбу с «дашнаками и  армянским национализмом» в Азербайджанской ССР. То есть ускорить удушение Нагорного Карабаха и окончательно тюркизировать «армянское Косово» - Нахичевань.

Учитывая упомянутые тесные  связи Гейдара Алиева со свояком Л. Брежнева, бывшим шефом КГБ АзССР, впоследствии заместителем председателя КГБ СССР Семеном Цвигуном, а через него и с председателем КГБ Юрием Андроповым, нетрудно предположить, что по всем этим линиям имела место координация деятельности.

Не случайно многие исследователи отмечали, что ставший Генсеком ЦК КПСС «либерал» Андропов развернул кампанию по борьбе с коррупцией, которая благополучно обошла стороной Азербайджанскую ССР. Да и сам Гейдар Алиев вполне процветал при Генсеке из КГБ.

Любопытно и то, что в годы карабахского конфликта и после него сфабрикованная версия о взрывах в метро неоднократно всплывала в разного рода передачах и документальных фильмах, которые с подозрительной регулярностью прокручивались по каналам российского телевидения. Так, например, в 1997 году  такой фильм показывали дважды, причем второй раз аккурат накануне визита президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева в Москву.

В феврале 2004 года, сразу после взрыва на московской станции метро «Автозаводская», повлекшего за собой многочисленные жертвы, в газете «Московский комсомолец» появилась заметка известного своими контактами с азербайджанскими спецслужбами журналиста Александра Будберга. В ней высказывалось провокационное  предположение о возможном «армянском следе» во взрыве в метро: дескать, таким вот образом армяне могли «отсалютовать» к  приезду в Москву с официальным визитом президента АР Ильхама Алиева-младшего[5].

Любой человек, занимающийся вопросами идеологии, скажет вам, что подобные информационные провокации не бывают случайными, не связанными друг с другом.

Однако вернемся к последним годам существования СССР. Нет никакого сомнения и в том, что в период обострения ситуации «в Нагорном Карабахе и вокруг него» действовала сильная коррупционно-мафиозная связка по линии КГБ АзССР - КГБ СССР, доставшаяся  руководителям АзССР в наследство от Гейдара Алиевича.

В 1989-1991 годах КГБ АзССР возглавлял бывший комсомольский лидер республики Вагиф Гусейнов, человек последнего секретаря  ЦК  и первого президента Азербайджанской ССР Аяза Муталибова. После отставки Муталибова он перебрался вместе с ним в Москву, где и возглавляет ныне один из бесчисленных политологических центров.

В 2000 году руководитель Исполнительного аппарата президента Азербайджанской Республики Рамиз Мехтиев, разоблачая «антиалиевскую» деятельность В. Гусейнова в официозе «Бакинский рабочий», упомянул кое-какие интересные детали.

А именно: «7  октября 1989 года приказом предсе­дателя КГБ республики Вагифа Гусейнова была создана так называемая «Кризисная группа», которая состояла из 12 офицеров различных подразделений комитета. Воз­главлял ее Владимир Мирзоев — начальник 5-го отдела (славянское или христианское имя у этнического азербайджанца почти стопроцентно свидетельствовало о его неазербайджанской матери – прим. автора). Официально в задачу группы входила организация целенаправленной «работы по выявлению, предупреждению и нейтрализации   враждебных  действий противника, подготовки упреждающей информации в инстанции и КГБ СССР». Нельзя не заметить трафаретный характер этой формулировки, которой обычно как кодом пользовались в органах безопас­ности. Материалы следствия по «Кризисной группе» показывают, что в действительности круг ее действий был значительно шире и выходил далеко за пределы того, что определялось  приказом.   Провокации, взрывы, поджоги квартир, покушения с целью убийства — таков неполный перечень дел, которыми занималась эта группа»[6].

 Думается, обвинения в адрес В.Гусейнова в «антиалиевщине» со стороны Р. Мехтиева носят чисто ритуальный характер. Ведь совершенно очевидно, для борьбы с каким таким «противником» создавалась «кризисная группа» КГБ АзССР в октябре 1989-го, в разгар блокады Нагорного Карабаха и Армянской ССР, многочисленных провокаций и нападений на армянские села, транспорт. В тот самый момент, когда азербайджанские власти решили временно и неявно отступить от политики «послушания», выдвинув на первый план «плохих парней» из Народного фронта. Скорее всего, люди именно из этой группы осуществили многие теракты в НКАО, в том числе и расстрел воинского наряда в Степанакерте 24 мая 1990 года.

Обращает на себя внимание и то, что во главе «Кризисной группы» КГБ АзССР, созданной для осуществления диверсий и провокаций против карабахских армян,  стоял начальник 5-го отдела КГБ АзССР – то есть младший коллега бывшего всесоюзного шефа политической полиции Филиппа Бобкова. Неужели и это тоже случайное совпадение?

Наконец еще одна деталь, свидетельствующая о тесных связях бывшего шефа КГБ СССР, «гэкачеписта»  Владимира Крючкова и шефа КГБ АзССР, «комсомольца» Вагифа Гусейнова.

Газета «Время новостей» в конце октября 2007 года сообщила о письме «бывших руководителей КГБ СССР», призывающих российских силовиков к прекращению конфронтации (противостояние между ФСБ и Госнаркоконтролем спровоцировал арест генерала А. Бульбова)[7].

Письмо подписали бывший председатель КГБ СССР Владимир Крючков, бывший председатель КГБ Азербайджанской ССР Вагиф Гусейнов и несколько неназванных бывших начальников управлений КГБ СССР. Думается, если по истечении стольких лет политэмигрант Гусейнов подписал совместный документ с бывшим начальником - шефом КГБ СССР, то это, как минимум, свидетельствовало об их прежних  личных связях.

Вышеприведенных фактов, видимо, вполне достаточно, чтобы уяснить, какие мощные силы в Москве поддерживали в 1988-1991 гг. националистическое руководство Баку не только по политическим мотивам, но и исходя из тесных личных связей.


[1] «Известия», 19.09.1990 г.

[2] «Генерал КГБ и его правда», «Известия», 17.04.1996 г.

[3] Арсен Мелик-Шахназаров. «Подлог. Как сфабриковали «армянское дело» в Коврове», «Столица», № 29 (35), 1991 г.; http://www.press.karabakh.info

[4] См. например: «Позор защитникам убийц», «Известия», 07.02.1979 г.

[5] «Московский Комсомолец», 07.02.2004 г.; см. также А.Андреасян, «Комсомолец» Будберг и

    азербайджанские фрукты», «Ноев ковчег», № 3, март 2004 г.

[6] «Бакинский рабочий», 24-25.02. 2000 г.

[7] «Время новостей», 31.10.2007 г.

 

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Комментарии

Остается добавить, что этот материал не мог быть опубликован в обход руководства России

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.