Удержит ли Россия свое военное присутствие в Армении?

11 августа, 2017 - 19:11

Москва должна начать диалог по урегулированию нагорно-карабахского конфликта в формате Россия-Азербайджан-Нагорный Карабах

В Грузии на полигоне Вазиани продолжаются военные учения НАТО «Достойный партнер-2017» (Noble Partner 2017) с участием Грузии, США, Великобритании, Германии, Турции, Словении, Армении и Украины. Они проводятся в Грузии не впервые, уже в третий раз. Но на сей раз, по оценке военных экспертов, отличаются своей определенной масштабностью и, конечно, направленностью. По этому поводу замминистра иностранных дел России Григорий Карасин в интервью газете «Известия» отмечал, что «сотрудничество Грузии с НАТО принимает такие формы, что фактически делает Тбилиси участником натовской политики сдерживания России». По его же словам, «печально, но в данном вопросе позиция нынешних грузинских властей ничем не отличается от позиции режима Саакашвили».

Впрочем, с Грузией более или менее все ясно. Потерпев поражение в войне с Россией в августе 2008 года, утратив контроль над Абхазией и Южной Осетией, она рассчитывает, оправданно или неоправданно — другой вопрос, на то, что тесное сотрудничество с НАТО позволит ей решить эту проблему. Логично было видеть в числе участников натовских учений в Грузии и Азербайджан. Во-первых, после потери Нагорного Карабаха он, как и Тбилиси, переживает геополитическую и психологическую травму утраты контроля над частью своей территории. Во-вторых, Грузия, по словам одного из бакинских экспертов, «является воротами в Турцию, посредством которых официальный Баку выводит свои углеводородные ресурсы — нефть и природный газ — на мировые рынки». До сих пор эта линия коммуникаций считалась и считается фактором формирования азербайджано-грузино-турецкого «сердечного согласия», ослабляющего влияние России в регионе. Так что с методологической точки зрения такой ход событий вроде бы предопределен.

Но в существующий контекст стали вплетаться «острые сюжеты», создающие в Закавказье новые геополитические реалии. Дело в том, Баку решил не принимать участия в учениях НАТО «Достойный партнер-2017». Как уточняет в этой связи независимый вашингтонский эксперт, специализирующийся на освещении проблем безопасности в Центральной Азии, Джошуа Кучера, Азербайджана также не было на последних учениях НАТО в Румынии, хотя до этого он участвовал в подобных маневрах, наряду с Арменией. Кроме того, представители Баку отсутствовали на учениях в Черном море под названием «Sea Breeze», хотя ранее обещали заявиться туда. «Неясно, почему Азербайджан отказался от учений в Грузии и на Черном море, — отмечает Кучера. — Официальных объяснений не поступало. Ни министерство обороны, ни МИД страны не ответили на просьбу прокомментировать ситуацию».

Это при том, что Азербайджан продолжает сотрудничество с Североатлантическим альянсом. Как не крути, но это определенные сигналы в сторону России, свидетельствующие, возможно, о намерениях изменить прежнюю тактику и стратегию действий в регионе. Если это действительно так, то необходимо выявить причины такой трансформации бакинской политики. Первый вывод, который напрашивается в этой связи, говорит о том, что Азербайджан стал максимально дистанцироваться от действий, которые могли бы раздражать Москву, имея в виду не только существующую геополитическую турбулентность в Закавказье, но и на Ближнем Востоке, а также — что нельзя исключать —новые вероятные сценарии в отношении урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Условно такой тренд мы обозначаем как фактор победы в Баку «русской партии».

В иной ситуации оказывается Армения, член ОДКБ и одновременно участник военных учений НАТО в Грузии, которые, по словам Карасина, «принимают формы натовской политики сдерживания России». Кто может в Москве или в Ереване дать этому факту логическое объяснение? Конечно, если руководствоваться конспирологическими теориями, то имеет смысл говорить о том, что Армения, будучи членом ОДКБ, выполняет в НАТО роль «засланного казачка». Президент Армении Серж Саргсян как-то говорил следующее: «Без сомнения, ОДКБ и НАТО преследуют разные цели, но… наша практика показывает, что страна может найти пути для сотрудничества в разных форматах для обеспечения своей национальной безопасности». Однако, наш взгляд, все значительно сложнее, на что, кстати, обратили внимание и многие ереванские эксперты с учетом того, что Москва крайне негативно воспринимает учения альянса в Грузии.

Прежде всего попытаемся найти ответ на вопрос о реальных и потенциальных угрозах национальной безопасности Армении. Армянское издание Hetq после войны в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года писало, что «согласно военной доктрине, принятой Азербайджаном в 2010 году, Армения официально названа врагом этой страны». Есть заявление Турции о том, что «враг Азербайджана также и их враг, в этом смысле можно сказать, что Армения — враг Турции». Но в Грузии два «врага», Армения и Турция, на учениях НАТО отрабатывают действия по укреплению «совместной безопасности», которой «угрожает Россия». Та самая Россия, чьи пограничные силы и 102-ая военная база, дислоцированные в Гюмри и Ереване, несут основную нагрузку по нейтрализации угроз для Армении с любого направления.

Может быть, сейчас Ереван решил в силу каких-то пока неизвестных причин пересмотреть систему своей безопасности, чтобы нейтрализовать некую «новую угрозу» с помощью активного флирта с НАТО и с намеком на дистанцирование от России, выходом из-под её «тени»? Но как это сочетать с тем, что создание объединенной российско-армянской военной группировки стало ныне политическим фактом? Как бы то ни было, происходящие события свидетельствуют о появлении новых реалий, в частности — новых элементов в архитектуре региональной безопасности. Как пишет в этой связи один из армянских экспертов, специфика ситуации в том, что «перестали армянские власти быть более сдержанными и благоразумными, не ограничили свое участие в происходящем процессе ролью наблюдателей, а стали его прямыми участниками». Хотя в «руководстве Армении достаточно лиц, прекрасно разбирающихся в географии региона». Следовательно, на обозначившемся треке можно говорить если не об окончательной победе в Армении так называемой «западной партии», то о ее серьезном укреплении.

Для России это повод провести тщательную диагностику. Если дипломатия Москвы на ереванском направлении потерпит провал, еще неизвестно, сможем ли мы компенсировать потери в неком альянсе с Азербайджаном. В то же время — снова и снова приходится повторять — все это перемещает в особую плоскость проблему урегулирования нагорно-карабахского конфликта, который необходимо выводить из сферы дипломатической юрисдикции Еревана. Россия должна установить прямые контакты с Нагорным Карабахом, начать диалог по урегулированию конфликта в формате Москва — Баку — Степанакерт. В свою очередь, Азербайджан должен быть готов к максимальным компромиссным уступкам. Только нестандартный подход способен нивелировать провалы на закавказском направлении. Пока же на военных учениях НАТО в Грузии огонь ведется только в сторону России.

Станислав Тарасов

Ваша оценка материала: 
Average: 1 (1 vote)

Комментарии

Удержит только при одном условии, если пересмотрит свое аморфное состояние в карабахком конфликте и будет действовать решительнее, отказываясь от никчемных популистских вбросов в итак загаженное информационное поле

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.