ПОСЛЕДНЕЕ ПРИСТАНИЩЕ ГАЛУСТА ГЮЛЬБЕНКЯНА

8 сентября, 2014 - 17:29

В наше странное время, когда любознательность и эрудиция уже не в цене, на вопрос "что вам известно о Португалии?" более или менее вразумительно ответят немногие наши соотечественники. В лучшем случае скажут, что эта страна расположена на самом западе Европейского континента и там издревле производят портвейн, а из знаменитостей кое-кто вспомнит либо известного футболиста сборной Португалии 60-х годов Эйсебио, либо форварда нынешней команды Криштиану Рональду.

Иной будет реакция португальцев, если вы станете расспрашивать об Армении. Вряд ли вам припомнят гору Арарат, древнюю культуру и даже армянский коньяк, но имя Галуста Гюльбенкяна назовут обязательно.

…НО ОБО ВСЕМ ПО ПОРЯДКУ. ИТАК, ПОРТУГАЛИЯ, КАК И АРМЕНИЯ, НЕБОЛЬШАЯ СТРАНА, зажатая Испанией на краешке Пиренейского полуострова. Подобно Армении она имеет богатую, хотя и не древнюю историю, и красивейшую природу. Но есть одно обстоятельство, которое нас существенно разнит, – наличие длинного морского побережья, и даже не морского, а океанического. Португалия омывается океаном как с запада, так и с юга. Именно берега Португалии являются ближайшей отправной точкой, откуда можно пересечь Атлантический океан и достичь берегов Америки. Казалось, именно отсюда должен был начать свою экспедицию знаменитый Христофор Колумб. Однако, как ни странно, великий мореплаватель и авантюрист не получил поддержки своего проекта у португальского короля. То ли Колумб был не слишком настойчив и убедителен, то ли король оказался недальновидным, но факт остается фактом: Португалия упустила возможность стать первооткрывательницей Нового Света. Зато испанский двор использовал этот шанс. Король Испании был более прижимистым, нежели португальский, и разочарованный этим обстоятельством, Колумб уже было покинул двор, но проницательная королева Изабелла сумела найти средства на приобретение трех кораблей, пожертвовав на постройку одного из них свои личные драгоценности. Разочарованный в испанцах Колумб уже направлялся в Париж уговаривать французского короля, однако был возвращен обратно.

До этих событий в Европе был портовый город-государство, который процветал как экономически, так и логистически – Венеция. Жемчужина Адриатики в то время была в зените своего могущества. Особенно это проявилось после падения Константинополя. В Венецию устремился товаропоток с Востока. Шелка, пряности, драгоценные камни – вот неполный перечень того, что поступало из Китая и Индии. Будучи воротами Европы, Венеция все богатела и процветала, казалось, ее могуществу не будет конца. Даже открытие Америки не помогло Испании отнять у Венеции лидерство. Сам Колумб до конца своих дней утверждал, что открыл морской путь в Индию и Китай, но осмеянный современниками умер в нищете и бесславии. Сделав выдающееся географическое открытие, о чем он так и не узнал, Колумб не решил главной логистической задачи того времени: товары с Востока по-прежнему прибывали в Европу в основном по суше, что было и опасно, и дорого.

Казалось, что после триумфа испанского двора португальцы должны были пасть духом. Ведь это именно их недальновидный король отказал Колумбу, и лавры первооткрывателя Американского континента достались сопернице - Испании. Но португальцам, как и всем немногочисленным народам, несвойственно падать духом. Они учли опыт Колумба и решили плыть в Индию, огибая Африканский континент.

ЗА 4 ГОДА ДО ПЕРВОГО ПЛАВАНИЯ КОЛУМБА ПОРТУГАЛЕЦ БАРТОЛОМЕО ДИАШ сумел достичь южной оконечности Африки и, открыв мыс Доброй Надежды, вошел в воды Индийского океана. Другой португалец, Васко да Гама, развил этот успех и, обогнув Мадагаскар в 1499 году, через 7 лет после открытия Америки достиг наконец морским путем берегов Индии. Здесь португальцы основали колонию – популярнейший ныне курорт Гоа. Что касается освоения Американского континента, то сразу же после успеха Колумба португальский король снарядил экспедицию Педру Кабрала, который открыл миру Бразилию, в результате чего эта самая большая страна Южной Америки говорит на португальском.

Открытие португальцами южного морского пути в Индию коренным образом изменило логистику мирового товарооборота того времени. Теперь шелка, пряности и драгоценные камни шли не по суше через Аравийскую пустыню в Александрию и далее в Венецию, а прямиком из португальских колоний Индии морским путем, огибая Африканский континент, до самого Лиссабона. Так начались процветание маленькой Португалии и закат могущественной Венеции. Успехи в мореплавании, закрепленные после кругосветного путешествия другого португальца, Фернана Магеллана, превратили крохотную европейскую страну в державу с многочисленными колониальными владениями, контролирующую мировые морские пути и ставшую серьезной соперницей Испании и Англии.

Однако вернемся к нашему соотечественнику - нефтепромышленнику, меценату и миллиардеру Галусту Гюльбенкяну, нашедшему свое последнее пристанище в Лиссабоне. Как же случилось, что человек, сумевший подобно Моргану и Рокфеллеру нажить огромное состояние, предпочел прожить остаток своих дней в этой маленькой стране, уже утратившей былое могущество? 

Согласно завещанию миллиардера, спустя 20 лет после его смерти в Лиссабоне открылся Музей Галуста Гюльбенкяна, где были выставлены экспонаты из его богатой коллекции. В экспозиции - шедевры мировой живописи, купленные в начале 1930 годов при распродаже картин Эрмитажа. Тогда советское правительство очень нуждалось в иностранной валюте, и Сталин поручил министру внешней торговли Анастасу Микояну найти клиентов для продажи полотен Эрмитажа. Микоян, который был хорошо знаком с Гюльбенкяном, продал ему 51 картину на сумму всего 280 тыс. фунтов. За эти смешные деньги были приобретены бесценные полотна Рубенса, Рембрандта, Ван Дейка, Халса. Не мудрено, что после этой сделки Микоян остался недоволен своим соотечественником и стал искать других покупателей.

МОЖЕТ СЛОЖИТЬСЯ НЕВЕРНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, ЧТО ГЮЛЬБЕНКЯН ПРОЯВИЛ интерес к произведениям искусства, только когда нажил огромное состояние. Но это не так. Еще 15-летним подростком он умудрялся на карманные деньги, которые давал ему отец - зажиточный стамбульский предприниматель, скупать на блошиных рынках Константинополя старинные монеты, которые впоследствии стали основой его богатейшей коллекции византийских монет. Гюльбенкян обладал тонким эстетическим вкусом, и в дальнейшем его любовь к искусству переросла в особую страсть, что позволило Гюльбенкяну стать известным коллекционером мирового масштаба.

- Художественное полотно должно быть приятным и привлекательным, – любил повторять Гюльбенкян, - в жизни много скучных вещей, и мы не должны их преумножать.

В 20-е годы Гюльбенкян приобрел в Париже дом, построенный в модном стиле, где были размещены произведения искусства. Вплоть до немецкой оккупации он стал музеем без посетителей, ибо владелец ревностно охранял свою коллекцию от посторонних глаз.

Несомненно, что любовь к прекрасному способствует удачному бизнесу. Пример Гюльбенкяна это подтверждает. Основатель Иракской нефтяной кампании и пионер нефтедобычи на Ближнем Востоке по праву считается крупнейшим нефтяным магнатом ХХ века, получившим за свой проницательный ум прозвище Нефтяной Талейран. Наряду со многими достоинствами Гюльбенкян обладал и самокритичным чувством юмора. "Владельцы нефтепромыслов подобны орущим котам – не поймешь, то ли они дерутся, то ли занимаются любовью", - ухмыльнулся он однажды.

Очень многое сделал Гюльбенкян как благотворитель армянской нации. На его пожертвования были построены армянские школы и больницы в Турции, Ливане, Сирии, Ираке, Иордании, сооружены армянские церкви на Среднем Востоке, вокруг которых образовались крепкие армянские общины. Не забывал Гюльбенкян и свою историческую родину – в то время Советскую Армению. Он выделил $400 тыс. на восстановление Первопрестольного св. Эчмиадзина и способствовал строительству районов для репатриантов в Ереване. Даже после его смерти Фонд Гюльбенкяна продолжал благотворительную деятельность в Армении.

Но все-таки почему человек, рожденный в Османской империи и долгие годы проживавший в Лондоне и Париже, на склоне лет нашел пристанище именно в Лиссабоне? Все очень просто. Во время немецкой оккупации Франции над Гюльбенкяном, который жил тогда в Париже, нависла реальная угроза, и он выехал в нейтральную Португалию сперва с целью отдыха, однако остался там на долгие 13 лет – вплоть до самой смерти.  

Уже в преклонном возрасте Гюльбенкян совершал ежедневные пешие прогулки по Лиссабону в сопровождении своего секретаря, который нес складной стульчик. Очень скоро Гюльбенкян превратился в настоящую достопримечательность португальской столицы, и местные жители, завидев знаменитого нефтемагната, просто не давали ему прохода. Особенно докучала шумная столичная детвора, которая сразу окружала его, как только Гюльбенкян садился на стульчик. Но старик-миллиардер нашел возможность утихомиривать ребятню - он выдавал монету тому, кто соблюдал полную тишину, и лиссабонским детям очень нравилось играть в платную молчанку.

ЕСЛИ ВЫ СПРОСИТЕ ЖИТЕЛЯ ЛИССАБОНА, ГДЕ НАХОДИТСЯ МУЗЕЙ ГАЛУСТА ГЮЛЬБЕНКЯНА, он охотно бросит свои дела и начнет вдохновенно объяснять известный маршрут. Лиссабон – город трамваев. Этот раритетный ныне способ передвижения является гордостью горожан и основным общественным транспортом столицы, расположенной на пересеченной местности, практически на нескольких холмах разной высоты. К Музею Гюльбенкяна ездит самый популярный трамвайный маршрут под N28. Именно этот маршрут огибает все основные достопримечательности столицы Португалии, в том числе и музей знаменитого миллиардера.

В музее хранятся около 6 тыс. экспонатов коллекции Гюльбенкяна, из которых представлена только тысяча. Это Рубенс и Рембрант, импрессионисты Мане, Ренуар, Дега и Моне, скульптуры Роббиа и Родена. Здесь представлены образцы мебельного искусства Западной Европы ХVIII века и предметы декоративно-прикладного искусства. В других залах - артефакты античного мира: Древний Египет, Месопотамия, керамика, нумизматика, шедевры армянского искусства. Еще при жизни Гюльбенкян подарил Национальному музею искусств Лиссабона некоторые полотна, скульптуры и образцы мебели. Так или иначе, но факт остается фактом: коллекция произведений искусства, которую Гюльбенкян с такой любовью собирал за свою долгую жизнь, остается на территории Португалии.

"То, как на протяжении своей жизни Гюльбенкян использовал свое состояние, и то, как он им распорядился в завещании, демонстрирует его понимание социальной функции богатства и соответствующим ей обязательствам" - напишут в Португалии спустя 20 лет после смерти миллиардера. И хотя тело знаменитого армянина покоится в Лондоне в церкви Сурб Саркис, память о нем навсегда останется в сердцах португальцев.

Тигран АРУТЮНЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.