ФЕНОМЕН НОВОЙ ДЖУГИ

9 сентября, 2014 - 11:59

Армянская диаспора всегда вызывала интерес путешественников и исследователей. Библиотеки и книгохранилища хранят описания и анализ особенностей армянских поселений на территории разных стран. Особый интерес представляет одна из исторических колоний армян на территории Ирана - Новая Джуга в пригороде Исфагана.

Основание Джуги, известной также как Джугай, Джогай, Джульфа, связывают с именем армянского царя Тиграна I. Изначально город был заселен пленниками, приведенными из владений Астиага. Джуга с населением более 50000 жителей была широко известна начиная с VII в.

ЕЩЕ ДО НАШЕЙ ЭРЫ ДЖУГА, ВХОДИВШАЯ В СОСТАВ ВЕЛИКОЙ АРМЕНИИ, стала объектом притязаний Персидской империи, которая в 428 г. захватила ее. Через 195 лет Джуга перешла под владычество Византийской империи, которая вскоре уступила ее арабским завоевателям. Армяне отбили свои земли, затем их завоевали турки-сельджуки, потом были монголы, Тимур, кочевники Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу...

Благодаря данным историка ХVII в. Аракела Даврижеци стал известным эпизод с находкой в Х в. ларца со святыми мощами и клочком пергамента, на котором было начертано: "Это частица мощей св. Иоанна Предтечи. Доставил ее в Армению первосвященник Григор Лусаворич и схоронил в селении Храм. А как разграбили Храм, мощи перевезли в Джугу".

Расположение Джуги на перекрестке караванных дорог и одновременно путей вражеских нашествий создавало особые условия для развития городской жизни. Бурно развивалась торговля, в том числе шелком. Феноменальность масштабов деятельности армянских купцов проявилась в обширной географии расположения их торговых домов в крупнейших городах Азии, Европы и Африки, они доставляли шелк во все части света. Благодаря успешной торговле постоянно улучшалась инфраструктура Джуги, росло благосостояние ее жителей.

Особенно интенсивно Джуга стала развиваться в X-XII вв., поскольку через нее проходили торговые пути, связывающие Восток и Запад. В XVI в. город состоял из 10 кварталов с 2-4 тыс. домов и армянским населением в 20-40 тыс. человек. В XV-XVII вв. жители Джуги вели торговлю как с Индией, так и с Западной Европой. Джуга активно участвовала в вывозе шелка-сырца, славилась ювелирами, гончарами, резчиками по камню, мастерами по набивке тканей и вышивке. В истории армянской культуры и искусства город Джуга известен также как знаменитый центр письменной культуры. Начиная с XII - XIII вв. и до 1883 г. в скрипториях монастыря Сурб Аменапркич (Св. Христа Всеспасителя), при церквях Сурб Саркис (Св. Саркиса), Сурб Аствацацин (Св. Богородицы) и др. создавались иллюминированные рукописи. Особого упоминания заслуживают рукописи, созданные писцом Саркисом (XIII в.), священником Хачатуром (XIV в.), художницей Мариам (XV в.), Акопом Джугаеци, Хачатуром Хизанеци (XVI-XVII вв.) и др.

В силу исторических обстоятельств персидский шах Аббас I в 1604 г. приказал сжечь Джугу, не желая оставлять потеснившим его туркам свои богатые города. Однако более 12000 семей жителей города были переселены в пригород новой столицы Сефевидов - Исфаган. Там и был основан насильственными переселенцами новый город и назван в память об утраченной родине Нор-Джуга (Новая Джульфа).

ИСТОРИКИ И ХРОНИСТЫ ПРИВОДЯТ ФАКТЫ, СВИДЕТЕЛЬСТВУЮЩИЕ О ТОМ, ЧТО ШАХА АББАСА I сподвигло на это переселение непреодолимое желание привлечь мощный потенциал своеобразного населения конкретно этого города для развития собственно иранских городов, особенно новой столицы. То, что открылось глазам шаха в этом городе, подвело его к мысли приблизить к себе этих феноменальных людей, дабы привить и своему народу навыки армян-ремесленников, преуспевших в резьбе по камню, ковроделии, набивке тканей, огранке драгоценных камней, ювелирном искусстве и чеканке. Шах был впечатлен и выдающимися творениями зодчих и, конечно же, ни в коем случае не хотел терять устоявшиеся бесценные связи купцов Джуги, заполонивших своим присутствием и товарами полмира.

Своеобразный менталитет, способность приспосабливаться к новым условиям, врожденная осторожность и осмотрительность, дипломатические качества и лингвистические способности переселенцев, их умелые руки вдохнули жизнь и в Нор-Джугу. Оживилась торговля, караваны под началом армянских купцов вновь потянулись в Европу, Россию, Китай, Индию, Японию, на север - вплоть до Скандинавии.

Внося изменения в схемы международной торговли Ирана, формируя новые маршруты экспорта ближневосточного шелка в Европу и выступая посредниками в контактах европейцев с персами, иранские армяне заняли важную социальную нишу. Не рассчитывая на помощь христианских стран, они смогли до некоторой степени интегрироваться в общество исламского Ирана прежде всего за счет личных отношений с сефевидскими шахами и дипломатической игры на ирано-европейских противоречиях.

Первое время после переселения в Персию джугинцы жили в Исфахане, в квартале Шамс-абад. В 1605 году шах Аббас I даровал им участок в пригороде Исфахана, на берегу реки Зайенде-Руд, на своих личных землях для строительства Новой Джуги. По свидетельству Аракела Даврижеци, армяне сразу же "...застроили их своими домами и ... прекрасными сооружениями, сводчатыми (торговыми) рядами, дворцами с пристройками и летними беседками, стройными и величественными строениями, затейливо украшенными разнообразными и ласкающими взор золотыми и лазурными цветами. Построили также дивно убранные церкви, достойные славы Господа, с небоподобными хоранами, высоченными куполами, сплошь раскрашенными разноцветными красками, золотом и лазурью, с (изображениями) страстей Господних и ликами Святых. И на маковке купола каждой церкви на гордость христианам, венчая церковь, был воздвигнут образ святого Креста".

АРМЯНСКОЙ ОБЩИНЕ НОВОЙ ДЖУГИ БЫЛО ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРАВО САМОУПРАВЛЕНИЯ: армяне избирали старосту, делегируемого для контактов с властями. Однако при всех преимуществах армяне были поставлены в жесткие условия в связи с выплатой долга шаху. Участок для строительства города хотя и был подарен переселенцам, но община еще не оправилась от насильственного переселения и нуждалась в средствах для налаживания экономических связей. Шах Аббас I дал армянам Новой Джульфы 400 туманов в долг на три года. Они должны были вернуть деньги в указанный договором срок, нажив их торговлей, либо конвертироваться в мусульманство, либо отдать шаху в услужение своих детей.

Известно, что шах даже частично пошел вразрез с нормами шариата, повелев не препятствовать армянам возвращаться в свою веру после конвертации. Особая и труднообъяснимая приверженность шаха Аббаса I христианским обрядам и традициям, его личный пример толерантности несколько смягчали религиозный антагонизм персов и армян, способствовали большей терпимости к христианской религии.

По свидетельству Аракела Даврижеци, "он благоволил к христианам и сам увещевал их строить церкви. А в дни великих праздников - Воскресения, Вознесения и других - приходил в церкви и радовался (вместе) с христианами". Один из указов шаха Аббаса I, идущий вразрез с нормами шариата, разрешил смешанные конфессиональные браки, после чего "некоторые воины и сановники стали брать в жены армянских женщин". Исторические источники отмечают желание шаха Аббаса ассимилировать армян сразу же после их насильственного переселения в Персию.

Ради достижения далеко идущих планов шах Аббас попытался переместить центр армянской духовной жизни из Армении в Персию, куда намеревался перенести резиденцию Католикоса Всех Армян. Для сохранения сакральности места пребывания главы Армянской Апостольской Церкви предполагалось построить монастырь на территории Исфагана, используя в его строительстве камни разрушенного Эчмиадзина.

В 1614 г. в Исфаган были перевезены 50 камней, извлеченных из здания эчмиадзинского собора, а также священные предметы и реликвии, такие как десница Святого Григория Просветителя (Лусаворича), крестителя армян. Однако план шаха Аббаса не был воплощен, этому активно воспротивилось армянское духовенство и богатые торговцы Новой Джульфы. Бойкотируя эту идею, купцы Новой Джульфы часто становились невозвращенцами, нанося этим международной торговле Персии заметный ущерб, в особенности пострадала торговля шелком. Шах пошел на компромисс и заверил, что никогда не будет принуждать джугинцев менять веру.

Таким образом, во время правления шаха Аббаса I сложилась двойственная ситуация - армяне имели одновременно и привилегированное, и неполноправное положение в Персии, что сохранялось и в последующие десятилетия. В ХVII в. шах пропагандировал среди мусульман снисходительное отношение к христианской обрядности, что позволяло правителям Персии использовать армян-посредников в торговле с европейскими странами.

После смерти шаха Аббаса I в 1629 г. политика Сефевидов по отношению к армянской общине Ирана начала медленно, но ощутимо меняться: у правителей Ирана сохранялось благожелательное отношение к армянам, но они все меньше и меньше вмешивались в жизнь Новой Джуги. Культурная жизнь армянской общины в этот период бурно развивалась. В 1630 г. в Новой Джуге открылась армянская школа, где обучали музыке, поэзии, каллиграфии, философии. В ХVII - ХIХ вв. Новая Джуга стала одним из крупнейших в то время торговых центров мира.  Представительства ее купцов были открыты во многих городах - в китайском Гуанчжоу, в филиппинской Маниле, в индонезийской Сурабае, в Лондоне, Амстердаме, Кадисе и даже в Мексике - в Акапулько и Мехико.

В НОВОЙ ДЖУГЕ ПРОДОЛЖАЛОСЬ ЦЕРКОВНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. В 1606 году началось строительство собора Сурб Аменапркич (Святого Всеспасителя), которое завершилось спустя примерно 50 лет. Он был назван в память об одноименном монастыре на прежней территории города в Закавказье. Ныне - это главный собор Армянской Апостольской Церкви в Иране и главная достопримечательность армянского района Исфахан. Внешне он напоминает большую, ничем не украшенную кирпичную мечеть (подобная конструкция стала образцом для подражания на стройках всех последующих христианских храмов Персии), интерьер же тяготеет к роскоши византийских храмов: великолепие алтаря под высоким куполом, красочные фрески - сцены из Ветхого и Нового Заветов, а также мученической смерти одного из самых почитаемых армянских святых - Георгия (Геворка) и др. Все это перемежается с позолоченным растительным и геометрическим орнаментом в сочетании с изображениями четырехкрылых херувимов. А в 1702 г. рядом с собором была построена колокольня, сооруженная в подражание колокольням Джуги, разрушенных османами. Напротив собора стоит здание армянской библиотеки, к которому примыкает музей армянского искусства.

Здесь хранится указ 1606 г. шаха Аббаса I, разрешающий строительство Новой Джуги, и несколько последующих указов как Аббаса Великого, так и его потомков, предписывающих персам дружелюбно относиться к представителям армянской диаспоры. Часть экспозиции посвящена христианскому культу - представлены церковные одеяния, чаши, иконы и т.д. Есть европейские гобелены наряду с полотнами европейских художников, привезенные в разное время в Новую Джугу армянскими купцами. Среди этих экспонатов, свидетельствующих о культурных контактах Новой Джуги с внешним миром, и "Погребение Христа" итальянского художника XVI в. Аннибале Карраччи. По мотивам этой картины выполнена фреска над входом в собор и небольшой рисунок кисти Рембрандта. В этом же замечательном музее хранится и печатный станок монаха Хачатура Кесараци, и сама первая напечатанная на нем книга, а также свыше 700 средневековых рукописных книг.

После кончины шаха Аббаса I армянам стало сложнее добиваться возможности возводить христианские храмы на территории Персии, что провоцировало частые обращения членов общины за поддержкой к европейским дипломатам.

В разное время в Новой Джуге было построено и освящено 17 христианских храмов. Среди них - церковь Святого Геворка (Георгия) - одна из самых старых церквей Новой Джуги (1611 г.). Есть мнение, что на ее сооружение пошли камни от разобранной в Армении церкви, которые переселенцы привезли с собой. Были построены и Вифлиемская церковь (1628 г.), известная своими фресками и куполом, монастырь Святой Катерины - церковь Иоанна-Крестителя; церковь Святой Марии (1613 г.), знаменитая своими четырьмя иконами кисти венецианских художников и мозаиками второй половины XVII в.

ИЗВЕСТНО, ЧТО В 1699 г. НЕКИЙ "ГОСПОДИН ПЕТРОС ИЗ ДЖУЛЬФЫ" поощряет к изданию особой книги для купцов, которая вышла в Амстердаме на армянском языке. Ее автор - Лука Ванандеци - адресовал эту книгу купцам: "Ради вас прочих, братия торговцы, кои принадлежите к нашему народу". Опус содержит сведения "о весах, мерах, монетах" городов Западной Европы, Стамбула и Москвы, Астрахани и Новгорода, Манилы и Багдада... Был проведен маркетинг рынков и товаров Индии, Явы, Манилы с обзором стоимости жизни в европейских городах, а также приведено краткое описание Африки - от Египта до Анголы! Более всего потрясает список географических детерминантов и пунктов, до которых добрались армянские купцы.

Знатные персы посещали армянские церкви и крестные ходы в дни крупных христианских праздников, таких как праздник Водосвятия, и приглашали с собой аккредитованных европейских послов, знатных купцов и путешественников. Широко праздновать христианские религиозные праздники, устраивать в связи с этим различные представления и концерты вменялось в обязанность армянской христианской общине Персии, армяне могли отменить празднование только по прямому приказу шаха.

Взаимовлияние и культурная диффузия с особой силой наблюдаются в инфраструктуре Новой Джуги. Сохранившиеся как в Новой Джуге, так и в музеях и частных собраниях разных стран мира памятники искусства мастеров этой феноменальной армянской общины - рукописи, печатные книги, предметы прикладного искусства, шедевры ковроткачества, предметы роскоши и утилитарная утварь - демонстрируют уникальное сочетание базисных элементов древнеармянских традиций с привнесенным местным субстратом и вкраплениями европейского влияния.

Это и есть тот самый феномен, который получил определение как стиль пригорода Исфагана - Новой Джуги. Среди историков искусства долгое время он рассматривался как эклектичный и упаднический. Однако в последние 20 лет отмечается всплеск нового интереса к нему. Появился ряд публикаций, серьезных академических исследований этого направления в истории армянского искусства диаспор. Среди них Маня Казарян, Джон Корсуэлл, Сусан Бабаи, Сильви Мериан, Алис Тейлор, Сара Лапорт и др. Научный форум в Университете Лос-Анджелеса, посвященный Новой Джуге в 2003 году, организованный Ричардом Ованнисяном, выявил новые имена исследователей армянских провинций - Катрин Бабаян, Инна Багдиянц-МакКэб, Шушаник Хачикян, Эдмунд Герцог, В. Флор, Е.Джагацпанян, Массуме Фархад, Себух Асланян, Хури Берберян, Елена Радионова и автор этих строк.

Стиль Новой Джуги колоритен и узнаваем, наиболее ярко на примере архитектуры. Армяне пытались заимствовать элементы европейского стиля в оформлении храмов, экстерьеров и интерьеров зданий, дворцов и общественных мест. Это породило своеобразный архитектурный стиль, не имеющий аналогов в других локализациях армянской диаспоры.

В 1638 г. в храме Новой Джуги - Аменапркич - монах Хачатур Кесараци и несколько его сподвижников сконструировали печатный станок и создали небольшую бумажную фабрику. С 1639 по 1642 гг. они издали первые книги в Персии (на армянском языке) - "Псалтырь", "Житие отцов", "Хордатетр" (сборник канонов богослужения) и "Часослов". Это первое в Персии книжное издательство, в котором в течение нескольких десятилетий издавалась христианская литература на армянском языке, было закрыто указом шаха Султан-Хуссейна (1694-1724). Бурное развитие книгопечатания помимо образовательной миссии способствовало распространению среди иранских армян идеи освобождения из-под власти мусульманских держав.

К КОНЦУ ХVII в. ПОЛОЖЕНИЕ АРМЯН ОСЛОЖНИЛОСЬ. ПРИЧИНОЙ СТАЛИ репрессии против зороастрийцев и христиан Новой Джуги, массовые насильственные обращения в ислам. На протяжении всего ХVII в. армяне Персии испытывали давление со стороны как персов-мусульман, так и европейских миссионеров: во время правления сефевидских шахов последние стали проявлять особую настойчивость в обращении персидских армян в католицизм.

Борьба между католическими миссионерами и армянской торговой колонией Новой Джуги во главе с калантаром и епископом продолжалась до конца ХVII в. Однако армяне Новой Джуги принимали в свой круг и католических миссионеров, ибо ценили образование, которое давали католические школы, но, как правило, это не могло поколебать их приверженности Армянской Апостольской Церкви. Общение с миссионерами сводилось в основном к поиску форм взаимовыгодных деловых отношений с торговыми домами Западной Европы.

С восшествием на престол Петра I армяне Персии все более активно искали заступничества и покровительства России. Крах сефевидской державы в 1722-1732 гг. завершил этот процесс и стал началом "пророссийского" этапа в истории армянского народа.

Шах Аббас I и другие иранские правители использовали талант армянских переселенцев, назначали их своими советниками, послами, переводчиками, военачальниками. С появлением армян в Иране начался расцвет культуры, активизировалась торговля, стали развиваться ремесла и производство. Однако при шахе Сулеймане и султане Хуссейне начались преследования армян, они вынужденно уезжали в основном в Индию и Европу.

Положение армян Новой Джуги несколько улучшилось в ХIХ в., когда шахское правительство, испытывая острую необходимость в ремесленниках и торговцах, официально запретило насильственное обращение армян в ислам, упорядочило сбор налогов и сняло многие ограничения, предусмотренные для представителей армянской общины.

Армянская диаспора, относимая этносоциологами наряду с еврейской и др. к разряду классических, обладает рядом черт, присущих так называемым новым диаспорам. Одной из таких черт является ассоциированность по пункту исхода с исторической родины. "Джугаци" или "джугаеци" называли себя выходцы из города Джуга.

Новая Джуга была церковно-административным центром армян Персии (кроме области Атрпатакан), а затем и Индии. Широкое самоуправление позволило армянской общине Новой Джуги окрепнуть в короткий срок, в ХVII - ХVIII вв. ее представителям удалось сосредоточить в своих руках почти всю внешнюю торговлю Ирана. В середине ХVII в. была основана "Армянская торговая компания Нор-Джуги", которая была уполномочена заключать договора с иностранными государствами и торговыми компаниями. Помимо этого на армянских купцов зачастую возлагались дипломатические миссии, служили они и переводчиками. Заключенные в 1667 и 1673 гг. торговые договора с Россией дали им существенные привилегии. Город стал средоточием торгового капитала Ирана, а армянские купцы-ходжа - посредниками во внешней торговле Ирана с Востоком и Западом.

Титул "ходжа" подразумевал защиту права его носителя как личности, гарантию неприкосновенности собственности, сохранность товаров в инородной, иноконфессиональной среде. Джугийские купцы первыми в Иране заговорили о необходимости соответствующего законодательства. Именно они стали первыми, кто стимулировал создание буржуазно-демократических институтов в феодальной монархии, каковой являлась в тот исторический период Персия. Эта социальная группа оказывала влияние на армянское купечество соседних стран, в частности, Османской империи, тем самым способствуя модернизации внутригосударственных взаимоотношений.

В 1722 г. В РЕЗУЛЬТАТЕ НАБЕГОВ АФГАНЦЕВ НОР-ДЖУГА ПОДВЕРГЛАСЬ РАЗРУШЕНИЯМ, значительная часть армян эмигрировала в Индию, Францию, Австрию, Нидерланды, Россию. Переселяясь в другие страны, армяне разворачивали там интенсивную экономическую деятельность. Оказавшись вдали не только от исторической, но и от новой родины, выходцы из Новой Джуги оставались и в новом окружении не просто армянами, а именно "джугаеци", "джугаци".

На территории современного Ирана находится множество армянских культурно-исторических памятников. В Исфагане - двадцать церквей, 13 из которых действующие.

Сегодня правительство Ирана проводит политику, направленную на сохранение культуры Новой Джуги, как и всего наследия армянской диаспоры. Армянские архитектурные памятники в Иране - церкви, монастыри и др. находятся в отличном состоянии. При ограниченном бюджете большие деньги уходят на реставрацию. Монастырь Св. Фаддея и монастырь Св. Стефана в Атрпатакане - места паломничества армян всего мира.

Книги армянских писателей издаются на средства государства. В Иране порядка 450 армянских школ, 25 из них - в Тегеране. Действуют армянские культурные и спортивные общества, библиотеки и другие учреждения, занимающиеся воспитанием подрастающего поколения и сохранением нации. Армянские издательства выпускают много книг, журналов, газет. Среди современных иранских армян много известных ученых, деятелей образования и культуры, промышленников, врачей, бизнесменов.

Армянская колония в Иране сохранила свою веру и благодаря ей самобытность. И сегодня в районе Новая Джуга (Джульфа) в Исфахане проживает большая община армян, есть несколько церквей, среди которых церковь Ванк, ныне отмечающая свое 350-летие. Рядом с ней - резиденция армянского архиепископа, епископская кафедра в Исфахане является старейшей из двух армянских епархий в Иране.

Раиса АМИРБЕКЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.