Французский фотограф Дик Балларян — гордость парижского квартала Марэ

10 сентября, 2014 - 11:36

Дик Балларян, он же Ричард и Ришар, — еще один всемирно известный соотечественник-фотограф. Причем без всяких натяжек. Недавно в Париже, в галерее в квартале Марэ, прошла очередная его выставка, к которой приурочили монографию, посвященную даже не всему творчеству Дика, а только фотомонтажам, абстракциям и исследованиям в области фотографии. На исторической родине его творчество известно очень немногим.

...Он живет в Марэ — старинном парижском районе — в своей квартире-студии, которую облюбовал сорок лет назад. Уютный дом, двор, полный цветов. Французский выучить и говорить почему-то не сподобился. Родился в 29-м в американском Рочестере в семье торговца коврами, выходца из Западной Армении. Недалеко располагался завод Kodak, поэтому, как и многие сверстники, Дик был погружен в атмосферу фотографии. Kodak как бы обязывал. Так что с юных лет определился с фотографией, в дальнейшем ставшей профессией. Пока же он колдовал в темной комнате, устроенной под лестницей отчего дома. Со временем Дик получил степень по физике в университете Рочестера, прослужил в ВМФ США, начал заниматься фотожурналистикой. Счел это недостаточным и углубился в искусство фотографии в Art-центре Лос-Анджелеса. Вскоре началась его вполне звездная карьера. Он успешно сотрудничал с модными журналами и другими изданиями, делал фотографии моделей и разных art-знаменитостей. Дика заметили, особенно в модных журналах для молодых людей. Один из них — Gentlmens Quarterly — дал шанс начать международную карьеру, который Дик отлично использовал. Далее все пошло как по маслу. В 1966-м Ричард Балларян открывает собственную студию в Манхэттене и еле справляется с заказами. На него положил глаз художественный редактор Elle France Питер Кнапп и предложил контракт. Ричард дрогнул, соблазнился Парижем и в 74-м поселился во французской столице, стал Ришаром. Впрочем, фотомир главным образом называет его по-прежнему Диком. Он с упоением работает с самыми престижными модными журналами мира: Elle, Marie Claire, Vogue, Madame Figaro, Burda, Harper Bazaar, со знаменитыми домами мод — Л’Ореаль, Живанши, Кристиан Диор, Валентино — за ним буквально охотились. Он стал мэтром модной и рекламной фотографии.
Однако это далеко не весь Балларян. Он известен как незаурядный мастер студийного портрета. Один из тех знаменитых фотографов-армян, кто углубленно занимался портретом. Юсуф Карш, Ара Гюлер, Балларян. Дик увековечил в лучшем иконном виде Брук Шилдс, Грейс Джонс, Изабель Юппер, Фанни Ардан, Клода Шаброля — список длинен.
Творческое кредо Балларяна: требовательность (к себе и людям), величайшее тщание и скрупулезность и, наконец, свет. Он считается волшебником света. Никогда не использовал вспышку и выжимал из природного освещения каждую его частицу. В 90-х Дик увлекся фотомонтажом. “Это медленный и сложный процесс, нужно бесконечное терпение, чтобы достичь задуманного, — говорит мэтр. — Для каждого фотомонтажа я использовал сотни снимков, резал бритвой и складывал в единую работу”. Но стоит ли так мучиться? “Мои монтажи напоминают архитектуру, я преобразую пространство, строю его заново — зритель оказывается в середине фотографии, как бы в трехмерном мире. Третье измерение чисто эмоциональное. Такая тяжелая работа... Чтобы сделать фотомонтаж вокзала, я трижды возвращался в Лион, чтобы сделать несколько дополнительных кадров, которые я прозевал!” Так появились удивительные коллажи на темы нью-йоркского моста Queensboro, заводов Рура, пирамид Лувра, античных руин Сицилии.
От архитектурных фотомонтажей ему оставалось сделать только шаг к урбанистической фотографии. Так появилась серия City Man в 90-х. И опять же его вдохновил Париж. По мнению самого Балларяна, — это социофотография. Может, так оно и есть, но если изъять это самое “социо”, пред очи предстанут тонкие, трепетные как миражи импрессионистические фотографии. “Я сделал сотни кадров людей в Париже, я работал с большими выдержками, чтобы размыть фигуры и показать движение пешеходов”. Движение — проход во времени. Методы и техника работы Дика Балларяна многим покажутся несовременными и даже неактуальными. В самом деле, кто в наше время может себе позволить использовать 40 катушек пленки и угрохать 2 месяца, чтобы сделать одну интригующую фотографию — “Двое мужчин в автомобиле”? Получилось таинственное подсознательное символическое изображение, поражающее прочувствованностью и виртуозным исполнением. Дик, он же Ричард, он же Ришар Балларян кроме прочего с упоением экспериментирует в черно-белой светописи: мочит бумагу в растворах, окрашивает ее — опыты бесконечны. Подчеркнем: Дик цифровую фотографию не жалует и занимается исключительно традиционной черно-белой светописью. Остается добавить, что мэтру посвящены сотни статей, за его плечами десятки выставок, а уж опубликованных фотографий — тысячи...
Отвлечемся. Дик Балларян и многие другие замечательные, блестящие фотографы-армяне, армянские фотографы, история национальной светописи достойны крыши, музея в Армении. Это огромный, богатейший пласт нашей культуры. Однако его нет и нет. Может, все же культурное ведомство, то есть министерство, соберется, наконец, разрабатывать эту золотую жилу? А то ведь одними юбилейными шоу сыт не будешь...

* * *

Мэтр Дик знаковое лицо современной фотографии и гордость парижского Марэ, обожает маринованные с лимоном креветки, говорит, что они напоминают о службе на флоте. Он говорит, что у него свой стиль и он армянин...

Карен Микаэлян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.