Наедине со всеми. Армен Джигарханян

18 ноября, 2014 - 13:35

Он сыграл более 250 ролей в кино и занесен даже в Книгу рекордов Гиннесса. В свои почти 80 лет он продолжает сниматься и руководит собственным театром. В чем секрет его неиссякаемой энергии? Наедине со всеми - актер, режиссер, педагог, народный артист СССР Армен Джигарханян.

О выборе актерской профессии:
Очень короткое время я хотел быть шофером. Потом – актером. Я долго работал в Русском театре в Ереване. Потом начал сниматься. И до сих пор я не могу сказать, что уже наелся этой профессией.

О том, как понравиться зрителю:
Когда ты выходишь на сцену, ты должен очень сильно себя любить и навязывать людям, что ты красивый, высокий, стройный, хорошо поешь и танцуешь. Однажды я был на какой-то свадьбе и на фотографии обнаружил, что я очень маленького роста. Раньше я выходил на сцену и думал, что я громадина. Я настаивал на этом, навязывал всем, что я высокий и красивый.
Мой партнер должен мне очень понравиться. И я буду нравиться ему или ей. Поэтому то, что вас удивляет или приводит в восторг, – это результат нашей любви. Если говорить честно, я влюблялся во всех своих партнерш. Это не имело финальных аккордов. Но я любил, люблю и буду любить.

О любимой роли:
Я уже получил какие-то звания и много лет играл в Ереване медведя в "Красной Шапочке". И я могу сказать честно, до сих пор вспоминаю эту роль.

Об известности и отношении к актерским званиям:
Я бы отменил все звания. Они не нужны. Все равно каждый вечер, выходя на сцену, нужно доказывать, что ты хороший артист. Вот кончается спектакль, и зрители понесли букеты. Это самое страшное, когда я думаю: принесут мне или нет. Потому что я выложил себя, плакал, смеялся, надеялся, а оказывается, этот понравился им больше.

О преподавательской деятельности:
Глупость. В искусстве нельзя учить. Меня позвали. Я думал, что это продолжение моей жизни. А это не так. Это неправда. Я вообще думаю, что в педагогике в искусстве есть сильное насилие. Причем, более того, я знаю, что педагоги начинают медленно ненавидеть своих студентов, если они не угождают. Другое дело, что надо быть чуть умнее, чуть спокойнее, чуть хитрее, не устраивать скандал. В педагогике, особенно в искусстве, когда почувствовал, что умиляешься ими, – все. Обязательно должна быть требовательность и к себе, и к партнеру. А если я умиляюсь – это беда.

Об уходе актера Андрея Мерзликина из Театра Джигарханяна:
Он очень хороший мальчик. Но я вдруг увидел, что он начинает наигрывать, спекулировать. Он очень хороший актер. А я ему сказал: "Ты плохо играешь, сынок". Я им всегда говорю и ему сказал: "Ты учти, я ведь классный артист, мирового класса артист. Так что учись у меня, а не я – у тебя".

Об особой связи с мамой и тоске по ней:
Моя мама – я до сих пор в ней нуждаюсь. Я с ней даже иногда разговариваю, хотя ее уже нет. Это чистой воды биология. Одна из моих самых любимых историй, я всегда боюсь это рассказать, потому что потечет сопля. Мы жили в Ереване, там был какой-то дом, и туда привезли дрова на зиму. И мы с ней заходили в подвал и пилили эти дрова. Мы были с ней вдвоем. Вот я это очень люблю, потому что понимаю, что родился от нее. Это и есть вот эта потрясающая связь.

О своем отце, который бросил семью через месяц после рождения сына:
Я виделся с ним, когда мне было уже лет 18 или даже 19. Он жил не в Ереване. Я приехал, познакомились. Причем, что самое страшное, однажды какая-то моя тетя пришла и сказала: "Твой отец умер". Никаких чувств у меня не возникло. Значит, этот человек не занял места в моем организме. Моя мама заменила все. Я так думаю.

О потере дочери:
Я потерял человека, мне близкого, мою дочку. И даже когда в "Красной Шапочке" я играю медведя, я все равно думаю о моей дочке. А давайте мы это отключим, а здесь посмеемся – этого не бывает. Я не могу сказать, что в среду я о ней вспоминаю, а в четверг – нет. Она существует в моей жизни всегда, буду ли я плакать, смеяться, бегать.

Об особой привязанности к домашнему питомцу – сиамскому коту Филу:
Я очень люблю маленьких детей и очень люблю животных. Я чувствую связь с ними. У меня был кот Фил. Мне было интересно с ним. У него была потрясающая реакция. Я даже признавался, что актерскую профессию узнавал через Фила. 25 лет Фил был у меня опорой, я нуждался в нем. Потом он уехал в Америку. И когда я узнал, что мой Фил умирает, я взял билет и полетел в Даллас, чтобы проститься с ним.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.