Виктор Согомонян: Карабах из переговорного процесса вывел Левон Тер-Петросян

10 марта, 2015 - 12:14

Руководитель офиса второго президента РА Роберта Кочаряна Виктор Согомонян ответил первому президенту Левону Тер-Петросяну, подвергшему критике деятельность Роберта Кочаряна, в частности в сфере внешней политики и урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

“На митинге 1 марта лидер Армянского национального конгресса Левон Тер-Петросян выступил со свойственной ему пространной речью. Я, естественно, не собираюсь анализировать всю речь, но должен остановиться на следующих двух заявлениях”, — звучит в ответе Виктора Согомоняна.

Далее цитируются заявления Тер-Петросяна. “...Как известно, в 1990-е годы власти Армении, освободившись от традиционной идеологии некогда лишенной государства нации, решили осуществлять реалистичную политику, созвучную основополагающим принципам международного права и исходящую исключительно из интересов государства. И не случайно, что все завоевания внешней политики независимой Армении совпадают с этим периодом времени. Причем это не только мое мнение. В свое время эту очевидную реальность зафиксировали и оценили такие люди, как Вазген Саркисян, Роберт Кочарян, председатель Национального собрания Нагорно-Карабахской Республики Артур Товмасян и др. (“Республика Армения”, 19.09.1996). После 1998 года в основу внешней политики Армении была поставлена задача международного признания геноцида армян, за что нашу страну принудили создать комиссию историков. Одновременно режим Кочаряна допустил во внешней политике еще один более грубый провал: Нагорно-Карабахская Республика, которая до этого являлась полноправной стороной конфликта, вышла из процесса урегулирования, и задача самоопределения армян Нагорного Карабаха превратилась в предмет армяно-азербайджанского территориального спора”.

Эти два заявления Тер-Петросяна не что иное, как низкокачественная агитационная уловка, рассчитанная на то, что память нашего общества коротка, а правда больше никого не интересует.

Во-первых, об успехах внешней политики Армении. В 1996 году, накануне пятилетия независимости (статья, на которую ссылается Тер-Петросян, датируется 19 сентября 1996 года), ни Роберт Кочарян, ни Вазген Саркисян, ни Артур Товмасян не имели никаких оснований для сравнения качества нашей дипломатии и успехов, если не считать внешнюю политику Армянской ССР. Другой вопрос — сейчас, спустя два десятилетия с отмеченного периода времени, когда можно по крайней мере зафиксировать тот факт, что самым большим “достижением “ внешней политики Тер-Петросяна был Лиссабонский саммит и переговоры по предоставлению широкой автономии НКР в составе Азербайджана, как меньшее из зол. Сравним с периодом правления Роберта Кочаряна, когда начался так называемый “пражский процесс”, в ходе которого были закреплены: а) право народов на самоопределение в качестве одного из основополагающих принципов урегулирования конфликта, б) положение о проведении референдума по вопросу будущего НКР.

А теперь по поводу второго заявления, где Тер-Петросян настаивает на том, что: 1. включение международного признания геноцида армян во внешнеполитическую повестку было ошибкой режима Кочаряна, вследствие чего нашу страну принудили создать комиссию историков; 2. грубым провалом кочаряновской внешней политики стал выход Нагорно-Карабахской Республики из переговорного процесса. Здесь Тер-Петросян как бы между словом отмечает, что до этого НКР была полноправной стороной переговоров по урегулированию конфликта.

1. Об основаниях включения вопроса международного признания геноцида армян во внешнеполитическую повестку в одной из своих книг рассказал бывший министр иностранных дел Вардан Осканян, и мне остается только изложить его слова.

“У первой Армении есть обязательство перед армянским народом поднять вопрос геноцида и достичь его признания в качестве минимальной компенсации армянам за совершенное беспрецедентное преступление. Во-вторых, в качестве представителя народа, ставшего жертвой первого геноцида XX века, у руководства Армении есть обязательство перед человечеством быть последовательным в вопросе признания и осуждения геноцида, способствуя предотвращению других геноцидов.

В-третьих, уже со времен обретения независимости умеренное поднятие этого вопроса со стороны Армении не способствовало конструктивным шагам со стороны Турции и установлению дипломатических отношений. Наконец, внося вопрос признания геноцида армян во внешнеполитическую повестку, мы не превратили его в предусловие для установления нормальных добрососедских отношений с Турцией”.

Результаты этого направления внешней политики Армении известны всем, и о них, думаю, никто не забыл: в 1998-2008 гг. более десятка стран на государственном уровне признали факт геноцида армян, начался беспрецедентный процесс консолидации, значительно повысилась роль Армении в регионе, премьер-министр Турции направил письмо Кочаряну, пытаясь найти какие-то точки соприкосновения... Резюмируя, процитирую часть ответа Кочаряна на известное письмо Эрдогана (2005 год): “За развитие двусторонних отношений ответственны правительства, и мы не имеем права делегировать эту ответственность историкам. Именно в этом причина, что мы предлагали и предлагаем установить нормальные отношения между нашими странами без предусловий. В этом контексте межгосударственная комиссия может встретиться для обсуждения нерешенных проблем между нашими двумя странами и достичь взаимопонимания”. Наивно полагать, что Тер-Петросян не знаком с содержанием этого письма или не понимает смысл слова “принуждение”.

2. Несколько лет назад с “легкой” руки Тер-Петросяна и его агитаторов (кстати, сегодня они ведут беспощадную войну против своего бывшего идола) на нашем информационном поле появился фейк о том, что Роберт Кочарян, пользуясь своим статусом первого президента НКР, а также тем обстоятельством, что он является выходцем из Карабаха, якобы согласился на выход НКР из переговорного процесса и таким образом совершил непростительную ошибку, которая всех нас обрекла на большие трудности. Фактически же (тому есть документальные подтверждения) представители НКР перестали участвовать в переговорном процессе минимум за один год до избрания Роберта Кочаряна президентом Армении. А встречи и переговоры президентов Армении и Азербайджана периодически организовывались, начиная с 1990 года, параллельно Минскому процессу. Левон Тер-Петросян вел переговоры и с Аязом Муталибовым, и с Абульфазом Эльчибеем, и с Гейдаром Алиевым. Более того, одновременно организовывались частые встречи между представителями двух президентов — Жирайром Липаритяном и Вафа Гулузаде (в 1995-96 гг. состоялось 11 таких встреч). Переговоры между президентами Армении и Азербайджана продолжались также после избрания Роберта Кочаряна с тем важным отличием, что по требованию нового президента Армении сопредседатели Минской группы ОБСЕ в обязательном порядке (не считая исключения) посещали НКР и вели переговоры с представителями официального Степанакерта.

Здесь возникает логический вопрос: кто же в таком случае вывел НКР из переговорного процесса? Процитирую одно сообщение, опубликованное в номере газеты “Айк” от 25 января 1997 года. “Армения больше не будет вести переговоры с Азербайджаном вокруг вопроса Карабаха без участия Нагорно-Карабахской Республики. Об этом заявил главный советник президента Армении Жирайр Липаритян, выступая в Лондоне на конференции “Перспективы Закавказья”. Господин Липаритян сообщил, что это решение Армения приняла по причине того, что, как показал саммит ОБСЕ в Лиссабоне, Азербайджан стремится использовать двусторонние встречи с целью постепенного вывода карабахской стороны из переговоров. По его словам, в свое время Армения пошла навстречу и приняла предложение Азербайджана провести двусторонние переговоры, чтобы облегчить ход переговоров”.

Согласитесь, что цинизм Тер-Петросяна, как и степень лжи агитационной машины этого пошиба, поражает. ...Тер-Петросян не раз доказывал, что не имеет моральных преград, весьма злопамятен и никоим образом не хочет забывать, почему и из-за кого ушел из власти. Так что темы, касающиеся Роберта Кочаряна, еще долгое время будут “центральными” в его выступлениях”, — резюмируется в ответе руководителя офиса второго президента.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.