АРМЯНЕ В ПОЛЬШЕ: ОТ ИСКУССТВА ДО ПОЛИТИКИ

10 марта, 2015 - 12:54

Согласно историческим источникам, армяне на территории Речи Посполитой появились в XIV в., и были, преимущественно, купцами. Основным местом компактного проживания армян стал Львов и его окрестности – перекресток торговых путей, важная экономическая артерия тогдашней Польши. Для многих армян Львов был воротами для дальнейшей эмиграции на Запад, а гонения, которым подвергалось армянское население в Османской империи, только способствовали притоку армян в Галицкую Русь.

В 1367 г. армяне уже имели в Львове свою церковную кафедру. Ее основателем польские авторы считают армянских священников, прибывших с Крыма, а первым католикосом – некоего Григория, утвержденного на этом посту указом короля Казимира Великого. Григорий способствовал армянской эмиграции из Ирана, Крымского ханства и Турции, и вплоть до XVIII в., т.е. на протяжении четырех столетий, Львов оставался главным армянским городом в Речи Посполитой (1). 

Армяне занимались импортом восточных товаров, в т.ч., для польских королей, создавая свои финансовые союзы и привлекая для участия в них польских магнатов. Армянские купцы служили ушами и глазами польских королей в восточных странах, а должность королевского  переводчика турецкого языка полностью находилась в руках одной армянской семьи.

В 1670-1672 г. фризский путешественник Ульрих Вердун так описывал армянское население Львова: «Армяне держаться от других народов и религий на дистанции,…они благородны и горды. Армян легко можно отличить от всех других по их смуглому лицу, с выпуклыми наглыми глазами. Армяне нелегко соглашаются на брак с чужаками, выходцами из другой национальности. Они самые оборотистые купцы, каких только можно сыскать» (2).

Армяне, как и другие жители Речи Посполитой, интегрировались, в меру возможностей, в политическую и социальную жизнь государства, принимая в его жизни активное участие. История сохранила имена польских армян Богдана Сефаровича (на свои деньги создал воинскую дружину для обороны крепости Язловец от запорожских казаков Богдана Хмельницкого), Зигмунта Антоневича и Каэтана Стефановича (участники советско-польской войны 1920 г.) и др. 

Периодом массовой ассимиляции армян можно считать XVIII-XIX вв. Именно в этот промежуток времени армянская диаспора все больше проникалась настроениями польской культуры, чему способствовал целый ряд факторов. 

К XVIII в. польские армяне прочно закрепились в своей культурно-экономической и социально-политической нише среди других народов Речи Посполитой. Этническая замкнутость, как характерная черта армянской диаспоры прошлых веков, постепенно сменялась большей открытостью внешнему миру. Этому способствовало церковно-административное сближение армянской религиозной общины с польской католической церковью. Последняя сделала ставку на объединение (унию) армянской церкви с Римом, по аналогии с Брестской унией 1596 г., итогом которой стало появление в Галицкой Руси греко-католичества (униатства), и утрата галицко-русским населением многих национальных черт, вплоть до полного растворения некоторой его части в польской среде. 

Польские богословы и светские интеллектуалы касались темы возможного вхождения армянской церкви под юрисдикцию Папы Римского за век-полтора до самой унии, которая торжественно была объявлена в Львовском соборе кармелитов архиепископом Николаем Торосовичем в 1630 г. 

Из самых известных авторов, писавших на эту тему –  теолог Анджей Фрыч Моджевский, архиепископ Ян Соликовский и др.  К концу 1660-х миссионерской деятельностью среди армян занялся орден театинцев. Их стараниями в Львове открылись два коллегиума для подготовки армяно-католических священников, и к концу XVII в. процесс церковного объединения был окончен.  

С XVIII по XIX вв. армяне все чаще переходили на польский язык, принимали польские или полонизированные имена и фамилии (добавляли к армянской фамилии суффикс – «ич», распространенную форму образования фамилии на польско-русском порубежье): Вартан – Вартанович, Саркисян – Саркисевич и т.д. Богатые армяне строили большие армяно-католические храмы, которые часто становились единственным местом отправления религиозного культа на много верст окрест. За неимением в округе своих, польских костелов, особенно, в сельской местности, многие поляки вынужденно посещали эти храмы. Так происходило духовное и языковое сближение армян-католиков с польскими католиками. Литургия отправлялась по-польски, этническая дистанция сокращалась, и в XVII век армянская община вошла в полонизированном и окатоличенном виде. 

С одной стороны, это размывало этнический облик польских армян, подрывало их национальные корни; с другой – расширяло горизонты карьерного роста. В XIX в. армянский язык почти вышел из обихода, сохраняясь только на селе. Армянская интеллигенция превратилась в польскую интеллигенцию армянского происхождения, и  оставила значительный след в польской культуре. Среди писателей и поэтов – Игнатий Никорович, Шимон Шимонович, Шимон Зиморович. Среди теологов – Гжегож Пирамович, Юзеф Теодорович. Среди композиторов – Роберт Амирян, Кшиштоф Пендерецкий. Среди художников – Теодор Аксентович, Антоний Стефанович. 

Степень ассимиляции польских армян на переломе XIX-XX вв. отчетливо демонстрирует фигура Валериана Тумановича (1884-1947) – офицера польских легионов Юзефа Пилсудского, воевавших в Первую мировую на восточном фронте, участника советско-польской войны 1920 г., боевика Армии Крайовой, которая вела партизанские действия против Красной армии в годы Великой Отечественной, а после нее воевала против социалистических властей Польши. В 1947 г. В. Туманович был расстрелян по приговору суда. Ему принадлежит фраза: «По крови я – армянин, в душе и по убеждениям – поляк. С молоком матери я впитал ненависть к Советскому Союзу». 

Но особое внимание следует обратить на двух поляков армянского происхождения – поэта Юлиуша Словацкого (1809-1849) и публициста Яна Захариасевича (1823-1906), которые оказали значительное влияние на польскую политическую мысль. 

Ю. Словацкий был армянином только по матери, и считается, наряду с Адамом Мицкевиечм, одним из корифеев классической польской литературы (3). Его перу принадлежит множество произведений, вошедших в сокровищницу польской культуры, но одно из них – драма «Кордиан» - имеет особенное значение. В ней автор делится с читателем своим толкованием «винкельридизма» - психолого-патриотической установки, трактующей Польшу как защитницу других народов от чужеземного произвола (под этим понимается Россия). Арнольд Винкельрид – швейцарский солдат, воткнувший себе в грудь копья австрийцев в битве при Семпах в 1386 г., и обеспечивший ценою жизни победу швейцарцам над захватчиками.  После драмы Ю. Словацкого Польшу стали называть «Винкельридом Европы»: она самоотверженно подставляет грудь под русские пушки и сабли, жертвуя собой во благо европейской цивилизации.

Мистический идеал «винкельридизма» был далек от реальности, но им заражались целые поколения поляков, а сам «винкельридизм» гармонично сочетался с польской политической и религиозной философией, с пылким польским менталитетом, экспансионизмом и культурой. Он находит отражение в геополитических концепциях, внешнеполитических доктринах и внутриполитической идеологии польской государственности вплоть до наших дней.

Ю. Словацкий идет дальше А. Мицкевича, утверждавшего идею цивилизационного миссионерства поляков на основе смирения пред Богом, и провозглашает модус активного политического делания и борьбы. Эти настроения пробудились в Ю. Словацком под воздействием восстания 1830 г., которому он сочувствовал, и поражение которого горько переживал.

Ян Захариасевич, будучи современником Ю. Словацкого, затронул очень чувствительную для польского сознания тему «кресов заходних» («западных территорий») и «кресов всходних» («восточных территорий»). Под первыми понимались земли польско-немецкого пограничья, оккупированные Пруссией в 1815 г.; под вторыми – земли русско-польского пограничья (современная западная часть Украины и Белоруссии), оккупированные Польшей в XIV в., и возвращенные Украине и Белоруссии Советским Союзом только в 1939 г. 

Для поляков «кресы всходни» - это польская земля, окультуренная шляхетским влиянием, на которую вероломно покушались Киев и Москва, и которая незаконно отобрана Сталиным. «Кресы всходни» превращались в рубеж «винкельридизма», где из века в век происходил акт самопожертвования Польши ради спасения Европы в многочисленных стычках с Русью. 

Но Я. Захариасевич взглянул на проблему под другим углом. В 1860 г. он ввел в оборот термин «кресы заходни», и призвал отказаться от ненужной зацикленности вокруг противостояния с Россией на востоке. По его мнению, главным врагом Польши были немцы, и все внимание польской политики должно быть перенаправлено с «кресов всходних» на «кресы заходни». 

Идеи Я. Захариасевича нашли много поклонников среди польских интеллектуалов, и прогрессировали в отдельное течение, получившее название «польской западной мысли». Ее приверженцы аргументировали свою позицию, в т.ч., историческими данными, поскольку польская государственность зародилась именно на «западных территориях» (4).

Наибольшего расцвета «польская западная мысль» достигла в конце 1940-х гг., когда впервые появились постоянные экспертно-аналитические площадки, специализирующиеся на истории и динамике польско-германских отношений. В 1944 г. в Познани проф. Зигмунтом Войцеховским (1900-1955) учреждается Западный институт, в стенах которого эволюция политических событий у западных границ Польши была подвергнута нюансированному анализу. 

Все исследователи однозначно называют Я. Захариасевича предтечей З. Войцеховского. Если бы идеям Я. Захариасевича удалось возобладать на политической сцене Польши, польско-российские отношения имели бы совсем другой формат. 

1) Jacek Borzęcki, «650-lecie katedry ormiańskiej we Lwowie» (Kresy.pl, 19.08.2013)
2) Ulryk Werdum, «Dziennik podróży 1670-1672. Dziennik wyprawy wojennej 1671». Wstęp, opracowanie i indeksy Dariusz Milewski. (Wilanów 2012).
3) Krzysztof А. Wozniak «Ormianie polscy»
4) Владислав Гулевич «Кресы заходни» как геополитическая альтернатива «кресам всходним»
 
Владислав ГУЛЕВИЧ

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.