КОНСТИТУЦИОННАЯ РЕФОРМА: «ШОУ» ПРОДОЛЖАЕТСЯ?

21 марта, 2015 - 21:56

Вторая декада марта ознаменовалась оживлённым обсуждением концепции конституционных реформ. Напомним, что процесс, связанный с конституционными изменениями, был инициирован властями год тому назад.

В концепции реформирования Конституции Армении предлагается переход к парламентской модели государственного управления. Проект на протяжении нескольких месяцев находился в стадии рассмотрения. 15 октября 2014 года были обнародованы концепция конституционных реформ, разработанная Специальной комиссией по конституционным реформам (СККР) при президенте Армении, а также заключение Венецианской комиссии Совета Европы на английском языке и его неофициальный перевод на армянский.

13 марта Серж Саргсян встретился с членами СККР и представил свою точку зрения относительно разработанной концепции. По его мнению, концепция является прогрессивным документом, реализация которого действительно может обеспечить новые возможности для дальнейшего демократического развития Армении: «Я остаюсь при своем твердом мнении, что конституционные реформы действительно важны для нашей страны и что они могут быть проведены только в условиях широкой политической консолидации». По словам президента, аргументы и обоснования СККР относительно перехода к парламентской системе правления весомы. В то же время, он обратил внимание членов комиссии на необходимость разработки конституционных механизмов, гарантирующих гармоничное сочетание более демократической модели правления с безопасностью и стабильностью государства.

14 марта президент официально одобрил концепцию, чем был дан старт работе непосредственно над текстом новой редакции Конституции страны. Согласно заверению председателя Конституционного суда и главы СККР Гагика Арутюняна, комиссия уточнит подходы по вопросу об изменении действующей системы правления лишь после проведения публичных обсуждений. Референдум по конституционным реформам в Армении может пройти не раньше 2016 года.

Разговоры о возможной смене формы государственного правления начались еще осенью 2013 года. Уже тогда некоторые представители правящей Республиканской партии Армении (РПА) не исключали как возможность перехода к парламентской системе правления после выборов 2017 года в Национальное Собрание (НС), так и того, что во главе пропорционального списка РПА может пойти президент, который в случае победы партии будет избран премьер-министром, и уже в этом статусе возглавит страну. По некоторым сведениям, Серж Саргсян намерен стать спикером парламента. В данном случае статус не столь важен: главное то, что страной будет управлять именно нынешний президент.

Сегодня в Армении мало для кого является секретом то обстоятельство, что главная цель предлагаемых реформ состоит в воспроизводстве власти президента Сержа Саргсяна, который согласно Основному закону не может баллотироваться в президенты в третий раз подряд. В этом контексте следует обратить внимание на то, что представители власти, как инициатора преобразований, до сих пор не дали никакого серьезного обоснования необходимости изменений. Между тем, речь идёт ни много н мало, о конституционных изменениях, нацеленных на смену формы правления страны с президентской на президентско-парламентскую республику в странеде-факто находящейся в состоянии войны.

По заверению Гагика Арутюняна и других членов СККР, изменения в Конституцию назрели, необходимо конкретизировать ряд положений. При этом ни слова не говорится о том, почему вдруг Армении понадобилось менять форму правления и чем президентско-парламентская республика так уж лучше, чем президентская?

Выше уже говорилось о том, что концепция конституционных реформ была удостоена положительной оценки Венецианской комиссии; одновременно её эксперты указали на необходимость обеспечения широкой общественной и политической консолидации по этому вопросу. Глава комиссии Джанни Букиккио заявил: «Конечно, для принятия данных конституционных реформ нужна политическая воля. Это очень важно, это должно быть волей общества, а не политической элиты».

На прошлой неделе в рамках планируемых изменений президент Армении Серж Саргсян провел встречи с представителями партий «Процветающая Армения» (ППА), «Страна законности», АРФ «Дашнакцутюн», «Наследие», а также с членами таких малозаметных и второстепенных сил как партии «Свободные демократы», «Объединенная рабочая партия», «Армянское общенациональное движение» (АОД). Отметим, что АОД де-юре не действует, так как эта партия не зарегистрирована в Министерстве юстиции.

Эту серию встреч пока трудно назвать каким-либо показателем широкой политической консолидации, ибо каждая партия выступает со своих позиций: некоторые согласны на смену формы правления, однако предлагают свои условия; имеются также силы, которые для окончательной ориентировки считают важным свое участие в данном процессе. Некоторые же силы и вовсе выступают против реформ, как в случае с партиями «Наследие» и «Процветающая Армения», представители которых вновь подтвердили эту свою позицию.

Недоумение вызывает и тот факт, что в рамках проходящих с политическими партиями консультаций не получила приглашения наиболее радикальная, в том числе и в вопросе конституционных изменений, партия «Армянский национальный конгресс» (АНК). Как это обстоятельство, так и то, что в СККР нет ни одного представителя оппозиции, по мнению оппозиционных наблюдателей, показывает, что необходимость конституицонных изменений исходит не из объективных причин, а прежде всего из интересов действующей власти. Некоторые из них харатеризуют серию встреч Сержа Саркиясна с представителями различных партий очередной попыткой имитации демократических процессов или просто шоу, а некоторые эксперты выраажают серьезную озабоченность по поводу возможного негативного воздействия реформ на судьбу Армении.

«Встречами с политиками в рамках конституционных реформ Серж Саргсян попытался имитировать процесс широких обсуждений. Он лишь делает вид, что выслушивает политиков, но на самом деле эти люди и их мнения его не интересуют. А мнение тех, кто выступает против конституционных изменений, у Сержа Саргсяна звучать просто не должно», – считает правозащитник, руководитель общественно организации «Право и свобода» Вартан Арутюнян.

По мнению политолога Левона Шириняна, демократизация страны не имеет никакого отношения к форме правления: «Если задача конституционных реформ не заключается в обеспечении независимости судебной системы, то все остальное – блеф. Парламентская форма правления требует наличия состоявшихся политический партий, следовательно, эта форма правления не является выгодной для Армении. Более того, парламентская форма правления это бедствие для Армении, которое приведет к разрушению страны».

…Итак, причина запуска процесса конституционных реформ в общем и целом понятна. Однако почему власти активизировали свои усилия именно сейчас? Совершенно очевидно, что даже описанное выше «шоу» прошло или проходит, по многим признакам, в форсированном режиме.

Первой возможной причиной является относительное (подчеркнём – лишь относительное и безусловно временное) затишье в финансово-экономической сфере. В целом, ситуация продолжает вызывать обеспокоенность многих предпринимателей и экспертов, и причина этой озабоченности объясняется неизмененными параметрами армянской экономики: ориентацией на трансферты, которые в связи с осложнением экономиеческой ситуации в России значительно сократились; сохраняющимся господством монополий; дисбалансом в торговле в пользу импорта; высокой себестоимостью армянской продукции; продолжающимся ростом цен и т.д. Весь этот «букет» нерешенных проблем прямо воздействует на социальную сферу. Сегодня многие эксперты прогнозируют возможность нового витка обострения финансово-экономической ситуации, сигналом к которому может стать новая волна девальвации национальной валюты. Таким образом, достигнутая «стабильность» не является реальной. Кроме того, сама инициатива власти по внесению изменений в Основной закон, также как и сама власть, не вызывает никакого доверия у населения, которое ежедневно сталкивается с массой социально-экономических проблем, получивших свое развитие в результате проводимой правительством политики. Даже провластный социолог как руководитель центра «Социометр» Агарон Адибекян заявил о непопулярности реформ среди населения и полном отсутствии какого-либо интереса населения к соответствующим мероприятиям.

Второй причиной форсированного режима является относительное затишье на внутриполитической жизни, возможно связанное с тем, что в «Процветающей Армении» происходят серьезные трансформационные процессы, и чем они закончатся пока не понятно. Согласно данным некоторых СМИ, борьба за контроль над этой силой продолжается, и в ней участвуют президент Серж Саргсян, премьер-министр Овик Абрамян и второй президент Роберт Кочарян, который, казалось бы, должен был потерять всякую надежду на сохранение даже минимального контроля над этой партией. Некоторые подконтрольные властям аналитики утверждают, что благодаря хорошо просчитанным шагам президента ППА уже не представляет для него никакой угрозы и политическое поле сегодня также опустело и, как и в преддверии парламентских выборов 2007 года, ничто не может помешать изменению Конституции. Если даже согласиться с этой точкой зрения, то проблема с достижением широкой общественной и политической консолидации в реальности остается нерешенной – вследствие сложившейся ситуации в социально-экономической и внутриполитической сфере.

Кроме того, есть предположение, что президент Серж Саргсян в своем стремлении «продавить» желаемый проект остается весьма уязвимым. И здесь возникает ещё один фактор, связанный с внешним влиянием. Как бы не пытались республиканцы и официальная пропаганда закрыть глаза на события 1 марта 2008 года, драма семилетней давности, поначалу «не замеченная» Москвой и Вашингтоном, стала важнейшей причиной уязвимости армянской власти.

Так или иначе, будущее конституционного проекта зависит не только от внутриполитической ситуации (где, кстати, многое остается пока непонятным, в том числе и то, какую позицию займут вышедшие из фракции «ППА» депутаты), но и во многом от позиции ведущих центров силы в лице России, США и в меньшей степени Евросоюза.

Как и обычно, в случае с Арменией, и Москва, и Вашингтон действуют весьма осмотрительно и осторожно. Оба политических центра не выказывают какого-либо отношения к проекту конституционных изменений, подразумевая, что это – внутреннее дело Армении. Между тем, с учетом происходящих сегодня в мире событий и острой конкурентной борьбы США и России за контроль над постсовестким пространством, такое «скромное» поведение сильных мира сего заслуживает особого внимания и анализа. США никак не проявляет своего отношения к планам армянской власти: даже на экспертном уровне внетные оценки отсутствуют. Некоторые армянские специалисты исходят из того, что небольшое гсоударство находится под сильным влиянием внешних игроков, в первую очередь серьзно конкурирующих США и России. Следовательно, скорее всего, Вашингтону выгодно, чтобы постсоветские государства, а особенно те из них, которые присоединились к Евразийскому экономическому союзу, постоянно испытывали бы проблемы с политической стабильностью. И модель парламентской республики в условиях неустоявшейся партийной системы в Армении, вполне может отвечать этим целям.

В России же, судя по некоторой скупой информации, появившейся еще пару месяцев назад в ряде армянских СМИ – а теперь уже и судя по высказываниям некоторых российских экспертов – вполне возможно, относятся к предстоящим конституционным изменениям несколько более скептически.

По словам председателя Хельсинкской ассоциации Микаела Даниеляна, некоторые заявления Сержа Саргсяна, скорее всего, предопределены сигналом из Москвы о нецелесообразности перехода на парламентскую форму правления. По мнению правозащитника, России легче было бы иметь дело с одним человеком или с одним центром, нежели с несколькими, как это может быть в случае перехода на парламентскую форму правления. Напомним, что президент заявил о необходимости обеспечения гарантий безопасности в рамках планируемых реформ, а также указал на возможность обсуждения концепции реформирования Конституции по двум направлениям. В частности, по его словам, можно рассмотреть как вариант перехода к парламентской системе правления, так и усовершенствованную форму действующей системы правления.

«Тема конституционных изменений имеет лишь внешнего потребителя. В Армении Конституция является документом о формировании власти, и не более того. И, поскольку, формирование армянской власти зависит не от общества, а от геополитических центров и, в частности от России, то возможно что из Москвы еще не получено согласие на эти изменения, т.е. какой должна быть форма правления – президенсткой или парламентской. Ни политически активным гражданам, ни Западу, и ни России власти не смогут доказать того, что есть консолидация и все политические силы выступают за эти изменения. Россию нельзя и невозможно обмануть», – считает политтехнолог Армен Бадалян.

Это все – о препятствиях. Но главное здесь то, что в подлинно демократических странах изменения в Основной закон делаются в исключительно крайних случаях, и их необходимость, как правило, бывает строго обоснована. В случае же с Арменией делается попытка приспособить этот документ к целям и задачам, которые носят скорее более конъюнктурный, групповой, если не личный, характер. Более того, возникает опасный прецедент внесения изменений в Конституцию исходя из целей и задач той или иной фракции правящих элит.

Ануш СИРУНЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.