Геноцид и терроризм - одно и то же

26 октября, 2015 - 17:31

Два дня в Храмовом комплексе Российской и Ново-Нахичеванской епархии Армянской Апостольской Церкви проходила международная конференция под названием "Геноцид как духовно-нравственное преступление против человечества", в которой приняли участие видные ученые и специалисты из 18 стран мира.

Отметим, что конференция прошла на высоком научном и организационном уровне, дала ответы на важные юридические и морально-нравственные вопросы сегодняшнего дня. Предлагаем беседу с одним из организаторов конференции, директором Музея-института Геноцида армян в Ереване, Секретарем государственной комиссии по Геноциду Республики Армения, Айком Демояном.

- Насколько в нынешней геополитической обстановке целесообразно поднимать вопрос о признании Геноцида армян в Османской империи?

Демоян: Поднимать вопрос о признании Геноцида более чем актуально. Мы не исходим из того, что сегодня во всем мире прошли мероприятия к 100-летию Геноцида армян в Османской империи. Более актуален сегодня вопрос о том, каким образом реализовать проблемы с неустраненными последствиями Геноцида, указывать на то, что творится вокруг нас. А это очень важно. Мы исходим из одной отправной точки - как можно предотвратить геноцид. К сожалению, мы видим, что практически в течение года несколько источников предгеноцидальных ситуаций сложилось в нескольких регионах, где перестала существовать государственная власть. Мы это видим на Ближнем Востоке, где сложилась зона нестабильности, что порождает не только волну миграции, но создает реальную угрозу совершения новых преступлений геноцида. Иными словами, говоря и апеллируя к теме армянского Геноцида, для нас очень важно указывать на то,  что мировое сообщество и государства кроме принятия необходимых мер, должны серьезно воспринимать ту ситуацию, которая сложилась. Мировой хаос, так или иначе, порождает предгеноцидальную ситуацию или же уже совершенные геноциды. А мы уже из опыта знаем, что это поколение, которое живет, с 1948 года, когда была принята конвенция, осуждающая геноцид, мы стали свидетелями многих примеров геноцидальных действий, гибели многих миллионов людей вследствие военных преступлений, геноцидальных актов. Тот факт, что мы просто констатируем сам факт совершенного преступления геноцида, это уже говорит о многом. Говорит о том, что у международного сообщества нет четких, единых механизмов по предотвращению геноцида.

-  Многие специалисты утверждают, что сегодня идет не война между странами, а идет столкновение цивилизаций, борьба разных точек зрения, борьба с двойными стандартами... Как эти процессы отражаются на процессе мирового признания геноцида?

Демоян: Эта точка зрения, теория была очень модной, теория Хантингтона в начале 90-х. В особенности после распада Советского Союза. Эта теория  столкновения цивилизаций котировалась в ученой среде. Моя точка зрения такова: тотального  столкновения цивилизаций нет. Но есть некие группы, которые подталкивают к тому, чтобы была такая межцивилизационная война. Но под этим не должно пониматься,  что реальной целью является подталкивание цивилизаций на столкновение друг с другом. Цивилизации по разным признакам - религиозным, культурно-историческим параметрам отличаются. Здесь причина намного банальнее. Экономические интересы, желание быть неким диспетчером отдельного государства или группы государств. Создание таких формирований, хотя бы на примере "Исламского государства", когда ниоткуда вдруг появляется некая структура, которая начинает быстро развиваться, вызывает опасения. Такие структуры просто так в одночасье не появляются. У них, скорее всего, есть не один и не два, а несколько предназначений. А эта структура может или трансформироваться или просто выйти из-под контроля. Собственно это сегодня и происходит. То есть мы не научились извлекать уроки из своих ошибок, тоже самое было с Талибаном, Аль-Каидой. Что хотели создать, а во что это превратилось. Сработал эффект бумеранга. Сейчас самое главное то, что у нас нет чувства безопасности. То есть в любой момент  вблизи своих границ или на территории своего государства могут появиться очаги нестабильности. А эти очаги могут быстро разрастаться. Современные технологии это позволяют делать. Террористы это не просто люди с автоматами и взрывчаткой, они хорошо владеют современными технологиями, которые являются неотъемлемой частью террористической стратегии. Говоря о геноциде и терроризме, мы не должны их различать. Любое террористическое действие, тем более создание мощных террористических структур в одночасье может превратиться в потенциал для совершения геноцида.

- Можно сказать, что борьба за признание Геноцида армян в Османской империи полностью созвучна политике, которую ведет Россия на Ближнем Востоке?

Демоян: - Российская политика для нас полностью ясна. У России был печальный опыт 90-х годов. Россия прошла через дестабилизацию и заплатила большую цену. И в виде потерь людских резервов, и в виде потерь, которые понесла армия, и финансовые потери. Сейчас ситуация более или менее стабильна. Но мы все понимаем, что в любой момент извне может внедриться зло в виде терроризма, даже не физически, через сетевые структуры, современные технологии можно задействовать террористические очаги, натравить на определенную часть населения, общества некую группу для создания нестабильности. А здесь могут быть и заказчики и заинтересованные стороны. Поэтому исходя из национальных интересов, той концепции безопасности, которая есть у России, хотя бы понятно, почему Россия превентивно ведет борьбу с терроризмом. Очень важно предотвратить внутренний конфликт, заранее распознать источник и прежде чем все это будет задействовано, предпринять меры по его уничтожению. Понятно, что мягкое подбрюшье России - Средняя Азия, Кавказ в любой момент могут превратиться в арену нестабильности. И они этого не скрывают. Послушайте, какие заявления делают игиловцы, а мы знаем кто их подпитывает и кто им помогает. Турция - геополитический соперник России испокон веков. Как историк я не могу представить, что Турция в мгновенье превратится в геополитического партнера, стратегического союзника  России. Я политический и идейный  противник этого. Турция в любой момент воспользуется возможностью или ослабления России, или способствованию ослабления России.

- Вы ответственный секретарь государственной комиссии по проведению мероприятий к 100-летию геноцида. Как воспринимала общественность и общественные объединения  мероприятия по геноциду в России?

Демоян: - В России у нас было несколько мероприятий в Москве, в сотрудничестве с Российской и Ново-Нахичеванской епархией Армянской Апостольской Церкви, посольством Армении в России, при поддержке местных армянских общин во всех округах Российской Федерации. Я должен сказать, что тот объем работы во всем мире, и России в частности, который у нас уже есть, на конец октября, действительно это впечатляет. Отрадно то, что многие и в Армении, и в диаспоре, ожидали совершенно другого. Но тот размах, который был, та мобилизация, которая имела место, тот общий подход, совмещение энергий, усилий и ресурсов, это феерический, уникальный материал, который можно использовать для дальнейшей борьбы. По итогам этой работы Президент Армении принял решение Государственную комиссию по Геноциду армян превратить в Панармянскую, Всеармянскую структуру. Потому что уже есть наработанная практика, есть общеармянские сети. Насколько это будет успешно, покажет время. Но то, что у нас уже есть хороший базис на примере всех мероприятий, которые мы провели и в Армении, в России, во всем мире, дает надежду, что мы перейдем на новую качественную ступень в деле борьбы за признание Геноцида армян в Османской империи. 

Беседу вел Эдвард Сахинов

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.