ЖИЗНЬ И БЕССМЕРТИЕ САТЕНИК ОГАНДЖАНЯН

20 ноября, 2015 - 22:41

В первые дни октября 1915 года недавно вернувшийся из "эчмиадзинского ада" и прикованный к постели, Туманян пытался отыскать сирот в приютах разных городов по просьбе знакомых и незнакомых людей, скорбел по умиравшим беженцам и сиротам, по новым потерям, в том числе и по сестре милосердия Сатеник. Он пишет статью "Памяти дорогого человека", посвященную памяти Сатеник Оганджанян, ставшей жертвой смертоносной эпидемии в Эчмиадзине. В ней поэт выразил свое восхищение и благодарность, преклонение перед поколением замечательных молодых армянских женщин и девушек, которые откликнулись на его клич помочь сиротам. Риск был очень велик, цена патриотизма и милосердия – очень высокой. 

ДЛЯ САТЕНИК ОГАНДЖАНЯН ЭТОЙ ЦЕНОЙ ОКАЗАЛАСЬ ЕЕ ЖИЗНЬ. И такая же участь могла постигнуть каждую из сестер милосердия, в том числе и дочь поэта Нвард Туманян.

Сатеник Оганджанян была сестрой второго премьер-министра Республики Армения, впоследствии министра иностранных дел Амазаспа (Амо) Оганджаняна. Самоотверженная армянка еще в юности вступила в ряды партии АРФ "Дашнакцутюн", являлась членом правления общественной организации "Мегу" в Тифлисе и приехала в Эчмиадзин по зову Туманяна.

В далеком 1898 г., когда ей не было и двадцати лет, она в Тифлисе и Телави работала сестрой милосердия в группах основанного ее братом Красного Креста. Сатеник Оганджанян была среди учредителей Женского Красного Креста и Дома труда в Константинополе (1908 г.). После резни в Адане в 1909 г. она вместе с группой армянских женщин поехала в зону бедствия. В годы Первой мировой войны она вновь оказывала помощь семьям беженцев, армянским добровольческим дружинам, женским общественным организациям. В 1915 г. в качестве члена группы санитарных работников Сатеник поехала в Ван, прошла по страшному пути вынужденного отступления. Туманян прекрасно знал во всех подробностях этот полный ужасов и кошмаров путь – ведь ему также доводилось пройти по тому же маршруту. Для поэта Сатеник Оганджанян с ее самозабвенной жертвенностью была каким-то неземным созданием, святой женщиной, ангелом во плоти.

В сентябре 1915 г. Сатеник должна была уехать из Эчмиадзина в связи с началом нового учебного года: она работала учительницей в школе. Но решила остаться в Эчмиадзине и помогать медицинскому персоналу больницы. Обратилась в школу с просьбой предоставить ей отпуск, но получила отказ. Она попросила Туманяна ходатайствовать, чтобы ей было дозволено остаться в Эчмиадзине и причину ее отсутствия в школе посчитали уважительной. Увидев совершенно изнеможенное состояние Сатеник, поэт попытался отговорить ее от принятого решения, однако молодая женщина упорствовала.

САТЕНИК НА НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ОТЛУЧАЕТСЯ ИЗ ЭЧМИАДЗИНА, увольняется с работы, снова возвращается в Эчмиадзин, где вскоре заражается сыпным тифом. В очень тяжелом, безнадежном состоянии ее перевозят в Тифлис, где она, несмотря на все усилия врачей, умирает. Случилось это 1 октября 1915 г., то есть всего лишь две недели спустя после отъезда Туманяна из Эчмиадзина.

Поэт совсем недавно вернулся из "страны руин и трупов", лишь недавно похоронил убитого 16 сентября в Дсехе брата, когда получил новый удар: известие о смерти Сатеник Оганджанян. Эта смерть производит на Туманяна очень тяжелое впечатление, и не только потому, что он лично знал ее и восхищался ее преданностью делу, патриотизмом, самоотверженностью и сильным характером, но и потому, что не мог отделаться от чувства своей причастности, ответственности и косвенной вины за всех тех армянских женщин и девушек, которые приехали в Эчмиадзин по его зову. Особую боль он испытывал в связи с потерей редкого по своим качествам человека.

Поэт пытается разъяснить своим читателям, чем именно была ему дорога Сатеник, почему среди стольких смертей именно ее смерть так больно отозвалась в его душе. "Она была мне дорога потому, что была одной из тех редких личностей, которые большей частью живут ради других. Ведь на свете немало людей, которые живут только для себя, немало людей, которые живут для того, чтобы заставлять других страдать, и есть люди, которые живут, чтобы помогать страдающим людям.

И, увы, на свете меньше всего именно таких людей. Одной среди этих немногочисленных, среди этих бесценных людей и была наша дорогая учительница Сато".

Статья публикуется 4 октября в газете "Оризон". А год спустя, 13 ноября 1916 г., в день открытия в Тифлисе библиотеки-читальни имени Сатеник Оганджанян, было зачитано письменное приветственное слово Ованеса Туманяна от имени Кавказского общества армянских писателей.

Историк Егише утверждал, что осознанная смерть – это бессмертие. Сатеник Оганджанян прекрасно понимала высочайшую степень риска своей работы в сиротских приютах. Но она тем не менее предпочла заботу о несчастных сиротах относительно спокойной и безопасной преподавательской работе, потому что не могла равнодушно смотреть на нечеловеческие физические и нравственные страдания армянских детей, потерявших родителей и родных, лишившихся родного дома и родного края.

Сусанна ОВАНЕСЯН

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.