Мультикультурализм как иллюзия или к делам в Цхинвале, о которых пока не принято говорить

19 декабря, 2015 - 20:50

Рабочие из северо-кавказских и среднеазиатских республик в течение последних лет задействованы не только на стройках государственного сектора, но и заняты в частном строительстве. Вроде бы народ трудолюбивый, неприхотливый (в особенности последние), хотя не всегда достаточно квалифицированный. Правда, сейчас их квалификация повысилась за счет практики на местных объектах, но и ставки соответственно возросли.

В отличие от представителей республик Северного Кавказа серьезных бытовых конфликтов, которые, надо отметить, происходили не на религиозной почве, скажем, с теми же таджиками и узбеками не отмечалось. Последние живут замкнуто, тихо и незаметно. Но случай, произошедший недавно в нашем городе, заставил поднять тему ненавязчиво зарождающегося конфликта религиозного толка в Южной Осетии, который в Европе уже стал данностью.

Недели две назад житель Цхинвала забрал с собой в село трех строителей-гастарбайтеров. По пути работодатель решил остановиться возле придорожного магазинчика, чтобы прикупить продуктов для своих рабочих. Сам он вышел из машины, а работники остались сидеть в салоне автомобиля. Вернувшись с покупками, житель Цхинвала завел свой автомобиль и, как добропорядочный водитель, прежде чем выехать на автостраду, посмотрел в зеркало заднего вида. Он подсознательно обратил внимание, что крестик, который обычно висел на зеркальце, куда-то исчез, но, по началу, не придал этому особого значения. А после, уже вечером, заглянув в «бардачок» своего автомобиля неожиданно обнаружил его там. И судя по разорванной бечевке, крестик был сорван. Очевидно, в тот момент, когда он вышел из машины в магазин кто-то из рабочих, посчитав для себя вид христианского символа неприемлемым, сорвал крестик и забросил его в «бардачок».

Отметим, что подобное неприятие работниками-мусульманами символов иной веры отмечается не в первый раз. Была история в Цхинвале, когда рабочие из среднеазиатской республики отказывались работать в комнате, где были иконы. Или другой момент – когда над Синаем был взорван пассажирский самолет с российскими туристами, то среди некой группы гастарбайтеров царило радостное оживление. Об этом рассказала хозяйка дома в Цхинвале, где те производили ремонт… Понятно, что это касается далеко не всех рабочих, но подобные случаи становятся достоянием общественности. И заставляют серьезно задуматься.

Проблема разности культур, с вкраплениями религиозных нитей, пока что полноценно не затронула Южную Осетию. Но тенденция имеется, ведь наша Республика как островок, вокруг которого перекатываются волны межкультурных противоречий. Не стоит забывать, что мы составляем существенное звено в христианском перешейке на Кавказе (Северная Осетия, Южная Осетия, Грузия, Армения) в окружении народов, проповедующих ислам. И многим эта «цепочка неверных» уже давно не дает покоя. К тому же опыт других стран показывает, что надежды, на то что, те или иные этносы, оседающие в нашей стране, растворятся в общем плавильном котле – призрачны.

В начале 80-х годов в Европе стала популярна концепция мультикультурализма. Отказ от использовавшейся здесь прежде ассимиляционной модели интеграции иммигрантов, сыграл, мягко говоря, недобрую службу. Выходцы из стран Третьего мира, наводнившие Европу, стали объединяться в различные этнические сообщества и активно отстаивать свои права, в том числе и право на сохранение своей культуры, традиций и обычаев. В результате для большинства иммигрантов, даже их потомков, родившихся уже в Европе, страна проживания так и не стала родным домом. А скорее неким пунктом самоутверждения своей наглости при понимании полной безответственности. В итоге, все страны Евросоюза в той или иной степени сегодня уже страдают от иммигрантов, а коренные жители европейских стран все чаще призывают отменить политику мультикультурализма и вернуться к идее поддержки титульной нации государства с ограничением прав иммигрантов.

Небольшая параллель с приведенным выше случаем в нашем городе с крестиком, и ситуацией, которая уже стала обыденностью в Европе. Три года назад наша газета писала про некогда чопорную Англию, в которой христианский символ оказался под запретом. Жителям Англии запрещается носить на работе крестик, в противном случае, служащим грозит увольнение. Соответствующее решение было принято парламентом страны. Ну а европейский суд по правам человека рассматривал жалобу двух британок, которых уволили за ношение нательных крестиков. Первой пострадавшей за веру стала бывшая стюардесса British Airways Надия Эвейда – некие пассажиры пожаловались руководству компании, чтонедовольны созерцанием распятия на ее груди. Надии предложили расставаться с крестом на время полетов, но та отказалась и была уволена.

Другой случай с похожей ситуацией связан с медсестрой Ширли Чаплин – в госпитале, где она работала, ей предложили снять крест под предлогом того, что он может поранить пациентов, когда она отказалась, ее уволили «за несоблюдение техники безопасности». При этом толерантные британские власти разрешили мусульманам и индусам обслуживать людей в хиджабах и тюрбанах… Вот так одна вовремя не остановленная глупость неизбежно порождает другую. В итоге Европа уже стонет. И исправить ситуацию не в силах. Не удивимся, если скоро из учебников истории английские власти «уволят» изображения Ричарда Львиное Сердце, на груди которого красовался огромный вышитый крест, а всех крестоносцев отправить на свалку истории, как невписавшихся в «толерантную» канву госполитики...

Кстати, в России, в один момент подобные веяния стали было иметь место, но здесь их сразу «замолчали». А то были требования от обязательного исключения из детской передачи «Спокойной ночи, малыши» персонажа поросенка Хрюши, как оскорбляющего устои мусульман, до предложения Верховного муфтия Центрального духовного управления мусульман РФ добавить в герб России изображение полумесяца... В Кремле справедливо и своевременно заметили, что толерантность толерантности рознь и все быстренько «спустили на тормоза». Между тем, по всей Европе на сегодня уже возникла новая реальность – обширное мусульманское соседство (в Европе сейчас проживает 54 миллиона мусульман) с небольшими островками оставшегося местного населения, которого практически не видно. В Европе уже имеются тысячи мечетей с гораздо большими общинами, чем в церквях.

В ряде европейских городах основное население в возрасте до 18 лет – мусульмане. Некоторые государственные школы в Бельгии и Дании кормят своих учеников исключительно продуктами халяль (мусульманской кошерной пищей). Во французских школах учителям советуют избегать авторов, включая Вольтера и Дидро, чьи мысли оскорбительны для мусульман. Многие кварталы во Франции имеют районы, где женщинам запрещено ходить с непокрытой головой. В Англии суды Шариата теперь официально часть британской судебной системы. Во многих европейских городах уже не принято широко, как раньше, отмечать Рождество, чтобы не «травмировать» мусульман. По этой же причине на площадях зачастую не ставятся уже рождественские елки с иллюминацией. Между тем в Брюсселе не так давно умер мужчина, избитый до смерти мусульманами, потому что он был пьян в период мусульманского праздника Рамадан…

Самое тревожное то, что либеральные силы в самой Европе, смирившись с очевидностью, настаивают на подстраивание общества под сложившиеся реалии. В недавно опубликованном докладе одного такого общества в Великобритании, к примеру, предлагается сократить число епископов церкви Англии в палате Лордов и на их место посадить имамов, раввинов и других нехристианских служителей вместе с евангелическими пасторами. Более того, предлагается отредактировать чин коронации будущего монарха, чтобы в нем принимали участие и нехристианские служители... Мусульмане требуют уважения к себе. И они это уважение получают. А ведь когда-то все начиналось с простой просьбы разрешить организовать в частном доме комнату для намаза. При этом понятно, что ломку этнической картины в европейских странах производят именно мусульмане. Ведь и иудеи, и иммигранты из Юго-восточной Азии, являясь контрастным вкраплением в западноевропейском сообществе, не навязывают соседям, живущим рядом с ними, свои ценности. Стоит ли говорить, что у мусульманских диаспор сильна сплоченность и религиозный надзор. Потому в среде гастарбайтеров обязательно найдется человек, выполняющий роль повелителя-бая.

Возвращаясь к зарождающейся обозначенной проблеме теперь и в нашей Республике, стоит отметить, что близость географическая и в какой-то степени ментальная с представителями Северного Кавказа зачастую никак не влияет на поведение последних. Для жителей Средней Азии мы и вовсе представляемся абсолютно чужеродной средой. Пока что, по причине своей малочисленности, скрытая враждебность со стороны гастарбайтеров-мусульман внешне не проявляется, хотя моментами присутствует, но если со временем здесь наберется определенная человеческая масса, то мы будем неприятно удивлены ее открытой агрессивностью.

Цхинвал никогда не страдал от проблем, связанных с мультикультурализмом, наоборот, здесь эта концепция нашла свое реальное воплощение. Хотя раньше и понятия такого не было, его заменяло слово «интернационализм». По своему человеческому составу столица Южной Осетии всегда была пестрым сообществом. При этом для осетин уважение обычаев представителей других национальностей было само собой разумеющимся, как и наоборот. Ни один, как теперь принято говорить, не титульный этнос не выпячивал свою особость. А потому в одно время негласно даже существовало такое простое и в то же время емкое понятие национальной принадлежности как «цхинвалец».

Первая ласточка просачивания мусульманства в Цхинвал проявилась после августа 2008-го года. Думается, все помнят, когда к руководству Республики обращались с вопросом возможности строительства здесь мечети. Ответ был дан тактичный и на некоторое время вопрос «угас». Потом была еще одна попытка зондирования данного вопроса. Помнится наша газета, помимо непосредственно тематической статьи о неприемлемости и невозможности строительства мечети в Цхинвале, сопроводила статью социологическим опросом представителей общественности и политики нашей страны. Которых после «пропесочили» в комментариях фактически на всех центральных русскоязычных мусульманских сайтах, итог которых сводился к тому, что мечеть в Южной Осетии будет построена, и высказавшиеся представители общественности будут присутствовать на ее открытии и говорить здравицы. Нужно только время… Вот обещанное время и идет, и с ним малозаметно ползучая аннексия, если хотите. Наш город визуально уже отличается от своего облика, скажем, пятилетней давности. У многих гастарбайтеров дети уже ходят в местные школы, некоторые обзавелись магазинчиками (которые крышуют местные) и все вроде идет своим чередом. Но какое-то внутреннее напряжение ощущается.

И случай с упомянутым оборванным крестиком говорит, в первую очередь о том, что гастарбайтеры уже проявляют свою строптивость и неприятие уклада жизни местного населения. Конечно, не хочется сгущать краски, но наша толерантность порой традиционно переходящая в элементарную безалаберность, может нам дорого стоить. Не хочется, безусловно, всех грести под одну гребенку. Потому что это неправильно в принципе. Но угрозу терроризма, скажем, никто не отменял. Кто может утверждать, что под видом рабочих скрываются исключительно только рабочие? А кто пропускает через границу торгашек, которые изрядно уже поднадоели своей бесцеремонностью? И вообще, почему пропускают? Причем, винить в этом простых пограничников неверно. Поскольку известно, что пропускают «строителей столицы» зачастую по звонку. Город маленький, всем все известно. Или кто-то станет отрицать?..

В этой связи почему-то вспомнился Беслан, в который, тоже не проверяя, «по свойски», пропустили через границу, как потом оказалось, вооруженных боевиков. Вспоминается вкупе почему-то и бесцеремонное убийство Шамиля Джигкаева… Понятно, что все наши беды, как и все наши победы исходят исключительно от нас самих. Искать причины надо, прежде всего, в самих себе. И данный вопрос надо решать. Решать мирно, спокойно, но четко. И решать сейчас, а не по поговорке с крестящимся мужиком и громом. Ведь лечить любую болезнь надо заранее, на начальной стадии примочками, и не доводить до хирургического вмешательства, которое при любых раскладах отрицательно сказывается на жизнедеятельности всего организма. Ну а как решать – надеемся, соответствующие структуры знают. И подсказывать не придется.

Л.Джиоев,

газета "Республика"

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.