Вступление Армении в Таможенный союз будет содействовать укреплению безопасности Арцаха

10 сентября, 2013 - 08:54

- После политического заявления руководства Армении о намерении присоединиться к Таможенному союзу политические деятели и эксперты в Ереване заговорили о том, что Армения должна потребовать от России гарантий безопасности не только для себя, но и для Нагорно-Карабахской Республики. На Ваш взгляд, может ли Россия предоставить подобные гарантии и какого рода?

- Прежде всего, на мой взгляд, речь идет не о присоединении, а о начале сближения Армении с Таможенным союзом. Этот процесс может занять достаточно длительное время. Кроме того, его предстоит наполнить реальным содержанием, и при конструктивном подходе с обеих сторон. Как известно, сотрудничество в сфере безопасности является немаловажным аспектом российско-армянских отношений в течение последних двадцати лет, и блок соответствующих вопросов, вне всякого сомнения, связан с экономической и иной проблематикой. Связи эти имеют различный, в том числе непрямой, косвенный характер.

Ещё в большей степени это относится к так называемой европейской интеграции, которая является одновременно (если не в большей степени) интеграцией евроатлантической. Именно это разъясняет, например, своим читателям постоянный автор сайта lragir.am Игорь Мурадян, отмечая, что «развитие сотрудничества с Европейским Союзом является важным фактором развития отношений с НАТО, это азбука, и с этим нельзя не считаться». Между тем, НАТО занимается вовсе не коллекционированием бабочек и даже не экономикой, и внимание Запада к Южному Кавказу имеет характер, мало сочетающийся с интересами армянского народа. Вовсе неспроста брюссельские эмиссары в связи с карабахским вопросом упорно молчат – сказать им просто нечего.

Совместить две системы безопасности вряд ли кому-либо удастся.Да, представители различных западных структур периодически появляются в Арцахе, однако питаемые в связи с этим надежды на скорое признание неизбежно окажутся завышенными. История с аэропортом в Степанакерте, который построили, а теперь не могут эксплуатировать, в этом плане весьма показательна, и не только она одна. Углубление контактов с Западом в формате, о котором говорит господин Мурадян, разумеется, не будет способствовать взаимному доверию не только в российско-армянских, то также и в армяно-иранских отношениях. Североатлантический альянс не собирается предоставлять Еревану и Степанакерту какие-либо гарантии безопасности (и даже сколько-нибудь существенного учёта их интересов), а тем более такие, которые были бы сопоставимы с той выгодой, которую получает Республика Армения (и, разумеется, тесно связанная с ней Нагорно-Карабахская Республика) от сотрудничества с Россией.

Некоторые комментаторы в Армении в последнее время пытаются эти преимущества высмеять или маргинализировать, однако очевидно, что это не так. Более того, те, кто подобные попытки предпринимают, неизменно будут садиться в лужу, как это произошло недавно с попытками обвинить российских пограничников в неспровоцированном убийстве «мирного» турецкого пастуха. Упражнения в антироссийском красноречии останутся уделом их авторов, в то время как очевидно, что без поддержки со стороны Москвы и Армении, и Нагорному Карабаху пришлось бы гораздо тяжелее. Сомневающимся могу напомнить о недавнем интервью бывшего главы администрации президента России Сергея Филатова газете «Новое Время», и это отнюдь не единственное свидетельство подобного рода.

Да, предприятия российского ВПК сотрудничают и с Азербайджаном, но то, что идёт туда по коммерческим ценам, поставляется в Армению на других условиях. В случае начала сближения Армении с Таможенным Союзом, безусловно, могут появиться новые возможности для углубления нашего сотрудничества по самым разным направлениям.По крайней мере, такой вывод можно сделать из высказываний должностных лиц Армении. Появление таможенной границы между Арменией и Нагорным Карабахом в связи с предполагаемым вступлением Армении в Таможенный союз исключено, заявил заместитель министра иностранных дел республики Шаварш Кочарян. «Армения и Карабах как были, так и останутся единым экономическим пространством. Единый таможенный союз не создает для этого угроз», – добавляет секретарь Совбеза Артур Багдасарян. Конечно, еще совсем недавно мы слышали едва ли не прямо противоположные высказывания, в этой связи в Москве подчеркнули политический характер принятого и озвученного 3 сентября решения, которое исходит из интересов обеих сторон и едва ли может рассматриваться как следствие какого-либо давления.

Интенсификации сотрудничества в самых разных областях будет способствовать также и перспектива оптимизации транспортного сообщения между двумя государствами, включая более эффективное задействование кратчайшего и наиболее дешёвого маршрута – через Поти и порт Кавказ. В России обращают внимание на не совсем естественную ситуацию, при которой основной поток грузов из Армении в Россию направляется кружным путём, через еще одно дополнительное транзитное государство. Механизмы Таможенного союза могут поспособствовать гармонизации интересов отдельных бизнес-групп с национально-государственными интересами государств, являющихся его участниками. Конечно, в этом направлении предстоит большая работа, залогом которой является стабильность и предсказуемость, а также, что немаловажно, адекватное кадровое, организационное и информационное сопровождение.

В конечном итоге это и многое другое будет, работая на Армению, служить делу укрепления режима прекращения огня в Арцахе, который подвергается в настоящее время серьёзной проверке на прочность. Добавлю также, что в подписанных 3 сентября документах осуждаются угрозы силового решения карабахского вопроса – в то время как очевидно, с чьей стороны подобные угрозы исходят.

- Некоторые российские политологи и эксперты, а также депутаты Госдумы РФ (в частности, Константин Затулин в бытность депутатом) много лет пытались убедить армянскую общественность в необходимости передачи Азербайджану хотя некоторых районов из числа освобожденных территорий (я имею в виду территории исторического Арцаха, раздробленные азербайджанскими властями после передачи в 1921г. края в состав Азербайджанской ССР на различные административные единицы и освобожденные армянами в ходе агрессии Азербайджана против НКР и Армении в 1991-1994гг.). В принципе, эти тезисы озвучивались и российскими дипломатами. Возможно, потому подобные высказывания воспринимаются в Армении как, по меньшей мере, проводимый Кремлем зондаж с целью поторговаться с Баку по вопросу возвращения Азербайджана в русло российской геополитики…

- Речь идёт не только о мнениях отдельных российских представителей, которые, кстати, отличаются большим разнообразием, а об общих рамках урегулирования конфликта, о механизмах, в которых Россия играет важную, но не доминирующую роль. О необходимости передачи части районов говорил не только Константин Затулин, но и политики и дипломаты западных стран. Однако определяющими в данной ситуации являются подходы Еревана и Степанакерта – ни Россия, ни кто-либо иной не в состоянии «отдать» то, что им не принадлежит. В частности, недавно президент НКР Бако Саакян напомнил о таком понятии, как единая территория республики, закреплённая конституцией, положив, по-видимому, конец по крайней мере терминологическим спекуляциям относительно статуса тех или её частей. Между тем, насколько можно судить, Республика Армения в целом согласилась с так называемыми «Мадридскими принципами», которые в течение последующих лет так или иначе являются основой переговорного процесса. Формула «Агдам – не наша Родина» появилась, как известно отнюдь не в России, и вспоминают о ней, в том числе и в Москве, отнюдь не российские эксперты.

Важно, какие тезисы озвучиваются армянскими и карабахскими дипломатами, и качество усилий, затрачиваемых на распространение объективной и непредвзятой информации о Нагорном Карабахе за его пределами. И какие шаги предпринимаются, в том числе и за рубежом, в целях реализации внешнеполитического курса НКР.

- Может ли вступление Армении в ТС положить конец вышеупомянутой бытующей в политических кругах России точке зрения? Видите ли Вы перспективы признания НКР Россией? При каких условиях это, на Ваш взгляд, возможно?

- Мне представляется, что позиция России (включая столь модное у нас гражданское общество) в отношении карабахского вопроса может быть и более активной. О формально-юридическом признании речь вряд ли идёт, хотя Вам известно, что в российском экспертном сообществе (как и в самой Армении) идёт по этому поводу постоянная дискуссия, высказываются различные мнения. В частности, президент Армении высказывал точку зрения, согласно которой незамедлительное признание Нагорного Карабаха повредит ведущимся в настоящее время политическим переговорам. Необходимо также учитывать ведущуюся определёнными силами в Армении пропагандистскую кампанию, согласно которой всё, что бы не делала в регионе Россия, – заведомо плохо. Не признаёт НКР – плохо, а если признает – будет еще хуже. Посыпятся обвинения в «империализме», в стремлении сдать Арцах Азербайджану, что в определённой степени происходит уже сейчас, по мере роста интереса российских общественных организаций к НКР.

Конечно, на подобные экзерсисы вряд ли стоит обращать внимание, последовательно развивая связи с Нагорным Карабахом, невзирая на его непризнанный статус. Здесь имеется много проблем, однако имеются также определённые возможности, которые, надеюсь, будут расширяться.

Вопросы задавала Гаянэ МОВСЕСЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.