Тюркские топонимы Армении

30 мая, 2016 - 18:06

Известно ли тебе, о, читатель, что «армяне поменяли тюркские топонимы в Армении на армянские?». Во всяком случае, об этом судорожно пишут азербайжанские СМИ, а их цитирует все прогрессивное апшеронское студенчество. Что же, это как раз тот случай, когда дыма без огня не бывает. Азербайджан как не всегда прав! Армяне действительно поменяли ряд топонимов и гидронимов с тюркского на армянский. Но… С небольшой оговоркой – не поменяли, а вернули им исторические названия.

Да я бы и не сказал, что топонимы были тюркские, учитывая, что у тюрок-огузов масса арабских и персидских заимствований. Поэтому назовем их не тюркскими, а мусульманскими топонимами, среди которых и тюркские. Более того, два топонима так и остались мусульманскими – Алаверди и Гюмри. Алаверди в переводе с тюрко-огузского «данный Аллахом», а Гюмри переводится с арабского как «таможня» (gumruk). Примечательно, что армяне переименовали Ленинакан в Гюмри лишь с развалом Союза. Это лишний раз подтверждает, что у армян никогда не было и нет ненависти к мусульманам, как ни пытаются навязать общественности уверенность в обратном их азербайджанские соседи.

Итак,  снова совершим краткий экскурс в историю для полной ясности причин переименования или, если угодно, возвращения населенным пунктам и водоемам Армении их исконных наименований. Снова напомним читателю историю с шахом Абасом, о которой мы уже упоминали ранее, и о которой очень не любят говорить в Азербайджане. После переселения армян из родных мест, из исторической Армении в персидские земли шахом Аббасом в начале XVII века, территория Армении стала заселяться тюркскими скотоводческими племенами. Они начали оседать на территории восточной Армении и давать армянским населенным пунктам и гидронимам тюркские названия. Пример – нынешний Степанакерт. До заселения местности тюрками город назывался Вараракн и известен был с этим названием с V века н.э до 1847 г. С поселением тюрок в регион Вараракн стал именоваться тюрками Ханкенди – «город хана». Судя по названию, в этом городе поселился хан. Кстати, в Азербайджане и сейчас так называют Степанакерт, не подозревая, что топонимом «Ханкенди» они выдают свою аллохтонность: задумайтесь, какие в наших краях ханы? Ханы в Монголии. А если ханами именуются правители в Европе или Ближнем Востоке, то априори эти ханы – захватчики из центральноазиатских степей или потомки этих захватчиков. Таким образом, древний Вараркн почти 100 лет (с 1847 до 1923 гг.) назывался Ханкенди, покуда уже коммунисты снова не переименовали город в Степанакерт – город Степана Шаумяна.

В годы, когда восточная Армения была в составе Персидской империи, мусульманским переимнованиям подверглись почти все топонимы Армении. И такие древние города и селения, как Арташат, Эчмиадзин, Севан, Цахкадзор, Армавир, Ванадзор, Масис… С легкой «кочевой» руки новых поселенцев армянские топономы и гидронимы в XVII-XIX вв. стали подвергаться стиранию всего, что напоминало об армянах в регионе. Возникали мусульманские новые названия – Гейчай, Агдере, Ходжавянд, Карасу и т.д. Восточным соседям армян я бы рекомендовал обратиться к картам, созданным ранее XVII века. С ужасом они заметят, что на территории исторической восточной Армении нет ничего, что бы хоть мало-мальски напоминало тюркскую фонему. Позже, после подписания Гюлистанского (1813 г.) и Туркманчайского (1828 г.) договоров, когда по результатам завершившейся русско-персидской войны 1826–1828 территория восточной Армении отошла к Российской империи, русские войска, дипломаты при посредничестве армян, близких ко двору российского императора, стали вновь заселять историческую Армению армянами из Персии. Это были потомки тех армян, чьих предков лишил очага шах Аббас. По сути, это были не переселенцы, а репатрианты. Армяне вновь обрели свои земли в восточной Армении и возвратили топонимам и гидронимам их исконные названия за исключением некоторых городов и сел, где продолжали жить тюркские племена (в русской историографической версии «закавказские татары») – предки современных азербайджанцев. Или вовсе оставляли некоторые регионы без внимания, с «мусульманским» названием, один из которых – исторический армянский Арцах, переименованный в шахские времена в «Карабах» (тюрк/перс. «Черный сад»). Хотя есть и другая версия, что, мол, «Карабах» вводится взамен «Арцаха» самими армянами. На примере с такими армянскими регионами, как Бахаберд, Бахк, Бахац «Карабах» топоним, имеющий тоже армянское происхождение с тем же корнем «бах» – «сад». Напомню, что персидский, как и армянский язык, состоят в одной лингвистической индоевропейской семье. Поэтому говорить о том, что «бах» на тюркском «сад» абсолютно не верно. Тюркским является первая половина топонима «Кара», что в переводе с тюркского означает «Черный». Соответственно, если «Карабах» рассматривать в качестве «Черного сада», то не совсем ясно, почему его назвали «черным», этот зеленый и цветущий край. Здесь больше армянская версия выглядит правдоподобно, учитывая, что «Кар» по-армянски – «камень», а значит «КАРаБАХ» – «каменный сад». Что вполне соответствует рельефу горного края. В любом случае, я не являюсь армянским филологом и не ручаюсь за достоверность такой версии.

Подобно восточной Армении та же ситуация возникла в Османской империи (Турции), когда тюрки-огузы захватили Византию с городами греческого происхождения и Западную Армению с ее армянской топонимикой. Что-то туркам удалось переименовать, а что-то просто фонезировать под тюркский слух. К примеру, греческий город Истанполис стал Истанбулом, греческий Пергам – Бергама, греческий Хиераполис – Памукалле, греческий Адрианаполис – Эдирне, греческая Гераклея – Эргели, греческая Смирна – Измир, греческая Анкира стала Анкарой или армянский Карин стал Эрзурумом, армянский Айнтап – Газиантепом, армянский Ахтамар – Акдамаром… Да что там города! Библейская гора Арарат, ее весь мир называет Араратом, но турки умудрились переименовать в ее в Агры Даг.

Тем, кто хочет знать правду о топонимах современной Турции, Армении и Азербайджана, не нужно быть большим специалистом в области исторической географии. Анализ можно провести самостоятельно, исходя из нейтральных карт, источников – европейских, арабских, персидских. Как я упомянул выше, тюркские топонимы можно увидеть на территории Малой Азии с XV в., а в Закавказье – с XVII в. Тюркские карты я вам не предлагаю, потому как их никогда не было в средние века. Во всяком случае, ни в одном книгохранилище мира их нет. Именно тот промежуток, пока восточная Армения находилась под властью шаха, а ее территория в это время была населена тюрками. Тюркские огузские кочевые племена не пользовались картами, когда продвигались все дальше на Запад. «Картами» им служили сочные луга и озера, где они останавливались, разбивая свои шатры, чтобы восстановить силы своему скоту, запастись едой, чтобы двигаться дальше к еще более плодородным местам и водоемам. Свой путь они начали в Средней Азии, где степи и пустыни были скупы на растительность. Идя вперед, они оказались в Персии, Закавказье и Малой Азии – регионах с богатой растительностью, быстрыми реками и великолепными озерами. Теперь же, спустя несколько столетий, потомки тех кочевников рассказывают о своей автохтонности и обвиняют коренные народы региона в переименовании местностей, которые тысячелетиями назывались определенным именем, которые были упомянуты Страбоном, Геродотом, Иосифом Флавием, Плинием… Словом, античными авторами, не имеющими понятия о неких тюрках, но осведомленными об армянах, кадусиях (талышах), ассирийцах, кавказоязычных албанах и пр.

У известного российского археолога, этнолога и антрополога Виктора Шнирельмана в книге «Войны памяти. Мифы, идентичность и политика в Закавказье» есть замечательная строка:

«…аргументы азербайджанских сторонников исконного проживания тюрков на территории Закавказья выглядят беспомощными, однако они вызвали большой энтузиазм в кругах азербайджанских интеллектуалов». Я уважаю рядовых азербайджанцев. Думающих азербайджанцев. Знающих истину азербайджанцев. Но никому бы не пожелал стать «азербайджанским интеллектуалом». Ибо из-за политики армянофобии интеллект этот с раздраженными нейронами перестает формировать импульсы, что отличает азербайджанского интеллектуала от интеллектуала французского, итальянского, греческого или того же армянского. Академия наук Азербайджанской Республики погрязла во лжи и ей приходиться бороться в одиночку (иногда в паре с Турцией) против всей мировой науки, против историков и географов античности. А один в поле, как известно, – не воин!

Вадим АРУТЮНОВ,

автор и ведущий рубрики «Антитопор»

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.