Кем надо быть, чтобы «удивляться» событиям в Карабахе и бундестаге?

6 июня, 2016 - 13:25

Закавказье накануне больших перемен. В большой политике наступает период большого удивления

В большой политике происходят внешне мало связанные между собой, но хронологически совпадающие события. Но при внимательном взгляде можно выявить и нечто общее, с учетом развития геополитического климата, особенно в Закавказье и на Ближнем Востоке. Конечно, за последнее время главной точкой отчета в Закавказье можно считать апрельскую эскалацию конфликта в Нагорном Карабахе. Для экспертов, журналистов, не говоря уже о политиках, которые профессионально обязаны отcлеживать события в этом регионе, многое, если не все, можно отнести к предсказуемой категории. Есть и выкладки Stratfor на второй квартал нынешнего года, в которых была названа чуть не дата начала четырехдневной войны в Карабахе. Более того, главный аналитик Stratfor Евгений Чаусовски уверенно заявлял, что «эскалация не приведет к крупномасштабному военному конфликту». Потому что, по его словам, «Москва использует свое влияние, чтобы формировать поведение обеих стран». «Интерес России заключается в том, — рассуждал Чаусовски, — чтобы остаться доминирующей региональной державой на Кавказе, что предполагает сохранить Армению в рамках своей сферы влияния и не позволить Азербайджану вступить в западную союзную систему». В данном случае мы адресуем это тем, кто не доверяет российским СМИ, которые (включая ИА REGNUM) также писали об этом.

Представьте наше удивление, когда мы ознакомились с интервью «Вестнику Кавказа» председателя Комитета Совета Федерации по международным делам Константина Косачева. Комментируя открытие в Москве Дипломатического клуба при Дипакадемии МИД РФ и обозначая отношение к проблеме карабахского урегулирования, он заявил буквально следующее: «Конечно, сейчас у всех на слуху Нагорный Карабах, где ситуация неожиданно обострилась после того, как этот конфликт вроде бы окончательно перешел в замороженную стадию. Мы все понимали, что замороженная стадия это — не решение, но хотя бы кровь не лилась. И вдруг она вновь пролилась. Признаю, что нас в России эта ситуация застала врасплох, мы не были готовы, ничто не предвещало такого драматичного развития ситуации. Россия приложила все усилия для того, чтобы эта ситуация как можно быстрее вернулась в состояние, когда хотя бы не льется кровь. И мне кажется, что как раз в том, чтобы этого добиться быстро, оперативно, очень большую роль сыграли личные отношения нашего президента с президентами Армении и Азербайджана, нашего министра иностранных дел с министрами иностранных дел Армении и Азербайджана, нашего министра обороны с министрами обороны Армении и Азербайджана. Если бы шел стандартный обмен дипломатическими нотами, то вряд ли удалось бы ту минимально допустимую задачу решить столь быстро».

Сразу отметим, что, вопреки мнению господина Косачева, обострение на линии соприкосновения конфликтующих сторон в Карабахе действительно не застало Россию врасплох. Именно этим фактором во многом объясняются быстрые и эффективные действия внешнеполитического ведомства страны, Генерального штаба и лично президента России Владимира Путина. Неужели господин Косачев не читает хотя бы СМИ?

Несколько удивил и глава МИД России Сергей Лавров. В эфире программы «Вести в субботу с Сергеем Брилевым» на канале «Россия 1» он выступил с любопытным заявлением, касающимся оценки решения немецкого парламента одобрить резолюцию о признании Геноцида армян в 1915 году. «Полагаю, все это в конечном итоге идет от нежелания Турции быть действительно партнером в целом ряде вопросов, из-за ее попыток периодически устраивать скандалы, оскорблять своих партнеров, в том числе в Европе, — заметил министр. — Наверное, сыграли роль какие-то соображения, которые сподвигли инициаторов этого голосования предложить сделать это именно сейчас, но я не могу спекулировать на эту тему. Естественно, мы узнали, что готовится такое голосование, но в самый последний момент». Позиция про «самый последний момент» выглядит странной, поскольку о готовящейся бундестагом резолюции по Геноциду армян трубили многие турецкие и европейские, но главным образом германские СМИ. Неужели для главы внешнеполитического ведомства России не готовят хотя бы дайджест сообщений мировых СМИ? А если бы Лавров своевременно получил такую информацию, то что бы он тогда предпринял?

Мы обратили внимание на эти два факта потому, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган стал привязывать принятую бундестагом резолюцию по геноциду к карабахскому конфликту, заявляя, что «армяне чинили зверства в Нагорном Карабахе». Помимо этого, он считает, что «Геноцид армян используется в качестве удобного средства шантажа Турции, или даже некой дубинки». «Какие архивные материалы использовал бундестаг Германии при принятии этого решения, — восклицает Эрдоган. — Если вы правы, то откройте свои архивы. Наши архивы открыты. Но на это у них не хватит духу. Они знают, что опозорятся. Мы готовы открыть свои архивы. А готовы ли к этому Армения, Германия, страны Запада?» В этой связи остается только напомнить, что в подписанных в октябре 2009 года Турцией и Арменией известных Цюрихских протоколах значился специальный пункт о создании турецко-армянской комиссии историков по расследованию проблем геноцида 1915 года. Однако Анкара под давлением Баку отказалась ратифицировать этот документ.

Но дело не только в этом. Эрдоган напомнил, что в настоящий момент в Турции проживает около 100 тысяч армян. По его словам, «часть из них является гражданами Турции, столько же армян, не имеющих гражданства», и «если бы мы являлись такой страной, как вы утверждаете, то зачем мы держим этих армян у себя в стране?». То есть фактически Турция открыто намекает на то, что проживающие у нее армяне, даже имеющие гражданство Турции, могут стать заложниками её политики.

Теперь наступает очередь Азербайджана, где на днях прошел IV съезд азербайджанцев мира. На этом форуме открыто звучали призывы к диаспорам (а в России находится одна из крупнейших в мире диаспор азербайджанцев) лоббировать в странах проживания интересы своей страны. А если эти интересы не соответствуют интересам стран проживания диаспоры, не превращает ли тогда политика Баку эти диаспоры в заложников ситуации? Так просматриваются параллели в действиях Анкары и Баку. На форуме президент Ильхам Алиев, касаясь четырехдневной карабахской войны, обвинил президента Армении Сержа Саргсяна во «лжи», констатировав, что «Азербайджан не просил поддержки у России». Однако толкователь речей Алиева помощник президента Азербайджана по общественно-политическим вопросам Али Гасанов уточнил: «Мы могли бы освободить наши земли за месяц, но нам не позволили. К сожалению, в этой связи в современном мире существует механизм сдерживания». Кто же «не позволил», если Алиев стал отрицать роль России?

Поразил и Ереван, который вскоре после карабахской эскалации открыл в центре армянской столицы памятник Гарегину Нжде, предводителю армянских коллаборационистов Гитлера. Надо полагать, что скульптор изготовил такой памятник не за один день или ночь и что эта акция была заранее спланирована. Но зачем и с какой целью? Ведь накануне президент России Путин говорил, что ждет от Турции шагов на пути к урегулированию отношений, после чего, по словам турецкой Star gazete, «повеяло определенным оптимизмом». Некоторые армянские СМИ оценили это как «ответный ход» Москвы. Но разве Москва в двусторонних отношениях с Арменией хотя бы противопоставила этому адекватную память о советских армянских героях Великой Отечественной войны — маршале Баграмяне и адмирале Исакове, на открытии памятнику которому в Ереване, как сообщало ИА REGNUM, присутствовал посол США и не было посла России???

Что касается Грузии, то многих насторожили слова экс-спикера грузинского парламента Нино Бурджанадзе, которая предупредила: «Возвращение Саакашвили реально — и в этом состоит суть грузинской драмы». К тому же грузинский миллиардер Бидзина Иванишвили, который считается неформальным руководителем страны, объявил, что идет на парламентские выборы 8 октября, чтобы не допустить «реванша Мишико». По его словам, следует «обязательно использовать весь ресурс, чтобы не допустить возврата тирании, политической силы, которая террором управляла страной, нарушая права человека и свободу слова». И это при том, что большинство экспертов скептически оценивают шансы Саакашвили, равно как и его партии «Единое национальное движение». Кому же верить, хотя очевидно, что за всеми этими интригами скрывается серьезная политическая проблема?

В настоящий момент трудно точно спрогнозировать дальнейшее развитие событий в регионе, поскольку существует только устойчивое ощущение значительного сдвига. Главное, чтобы Кремль не действовал лишь в «ответном режиме».

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.