ЧЕЙ СЦЕНАРИЙ ПЫТАЕТСЯ РЕАЛИЗОВАТЬ САМВЕЛ БАБАЯН?

20 июня, 2016 - 13:02

5 июня в Степанакерт после достаточно долгого, более чем десятилетнего отсутствия, прибыл бывший командующий Армией обороны Нагорно-Карабахской Республики (НКР), экс-министр обороны НКР Самвел Бабаян. Он покинул Армению, из-за личных проблем, в частности, больших долгов. Все это время Бабаян находился в Москве. На первый взгляд, в том, что герой Арцаха после долгого отсутствия, по горячим следам апрельских событий решил приехать на родину для того, чтобы в трудный момент поддержать арцахцев, нет ничего странного. Однако повышенное внимание СМИ к человеку, который уже давно выбыл из политической жизни Армении и НКР, его помпезная встреча со сторонниками в Степанакерте, а также некоторые его заявления, заставляют задуматься над истинными целями приезда генерала в родные края.

«Осознавая серьезность последних событий, я посчитал своей обязанностью приехать и быть рядом с вами, поскольку для меня, прежде всего, важен мой народ. Я сделаю все зависящее от меня для обеспечения вашей безопасности», - заявил Бабаян в своей речи в мемориальном комплексе в Степанакерте. Он заверил собравшихся в том, что не намерен участвовать в каких-либо политических играх и призвал не искать в его словах политического подтекста. Ссылаясь на законодательство, он исключил возможность претензий занять пост президента НКР или спикера парламента. «Нам нужна сильная оборона для того, чтобы избежать больших потерь. Мощная оборона предотвратит войну. Можем ли мы этого достичь? Да! Остается, чтобы народ сумел защитить свои интересы. Вы должны заставить власти сделать эти шаги. Ни кого не надо бояться. Власть сама вас боится, ведь она является властью, благодаря вам. Просто они имеют распространять слухи о том, что в случае чего могут лишить кого-то работы. Да, вы можете потерять работу, но это лучше, чем потерять все имущество, дом и стать беженцами. Попомните мои слова, потом поздно будет!», – заявил Самвел Бабаян на мини-митинге, организованном в честь его приезда некоторыми его немногочисленными сторонниками и в первую очередь депутатом парламента НКР Айком Ханумяном. Затем последовал более конкретный намек уже на Министерство обороны НКР: «Если Министерство обороны уверено в обеспечении надежной защиты, пусть меня пригласят и я докажу, что это не так... Призываю вас всех объединиться, а я буду рядом с вами».

 Получается, что генерал с одной стороны утверждает, что не намерен вмешиваться в политику, а с другой – в его речи звучит критика в адрес властей НКР, завуалированный призыв сплотиться против власти. Призывы Бабаяна приобретают и более адресный оттенок: он критикует Министерство обороны НКР и фактически указывает на его неспособность обеспечить защиту граждан. В основе этой заочной полемики с военным ведомством НКР лежит идея о том, что именно он является тем человеком, который в состоянии решить эту задачу.

Вскоре последовал ответ министра обороны НКР Левона Мнацаканяна. Не отрицая того, что в ходе апрельской войны армянская сторона потеряла территорию в 800 гектаров, министр призвал своего предшественника освежить память и вспомнить о сдаче 21 квадратных километра земли Азербайджану в 1994 году. Он коснулся заявления Бабаяна о том, что апрельские события были не войной, а диверсионной операцией. Для обоснования того, что это была именно война, Мнацаканян сообщил, что противник по всему периметру линии соприкосновения на участке до 200 километров использовал более 1000 бойцов спецназа, 200 танков, артиллерийские системы, ударные беспилотные летательные аппараты. За три дня противник выпустил более 20 тысяч снарядов, в то время как во время войны 1992-1994 годов, то есть в течение трех лет, их количество не превысило 100 тысяч.

«Если такую оценку дали бы гражданские лица, можно было это понять. Но если подобное мнение высказывают люди, занимавшие в прошлом высокие должности, тем более, бывший министр обороны, это для меня, конечно, прискорбно», – заявил Мнацаканян. Он назвал выступление Бабаяна 5 июня диверсией против Арцаха. Призывы к кадровым перестановкам и в частности к отставке главы Минобороны, министр охарактеризовал как провокацию против арцахского общества, суверенного государства НКР и его обороноспособности.

Несмотря на некоторые намеки, сам Бабаян, не делал открытых призывов к кадровым перестановкам. Вместе с тем, сопровождавший генерала депутат, лидер оппозиционной партии «Национальное возрождение» («НВ») Айк Ханумян на своей странице в Facebook объявил о создании инициативной группы в поддержку возвращения Бабаяна на должность министра обороны НКР. 5 июня около 17 часов члены инициативной группы, состоящей из представителей партии «НВ», собрались у президентского дворца с требованием о назначении Бабаяна министром обороны и в надежде на то, что их примет президент Бако Саакян. «Власти и военное командование НКР не в состоянии выполнять свои функции. Потому в ходе апрельской войны были сданы территории, были жертвы даже среди мирного населения. Нас заверяли, что мы в безопасности, но в итоге это оказалось неправдой», – заявил А.Ханумян.

Президент НКР отказался принять инициативную группу. Через некоторое время собравшиеся перед президентским дворцом несколько сот человек, которые принимали участие в акции в поддержку Самвела Бабаяна, вынуждены были разойтись. По сути, акция провалилась, не удостоившись внимания ни властей, ни граждан НКР. К сожалению, на следующий день Айк Ханумян был жестоко избит неизвестными. Бако Саакян осудил насилие, по факту возбуждено уголовное дело, ведется следствие, в рамках которого уже задержаны двое подозреваемых.

Несмотря на заверения Ханумяна в том, что акция с требованием назначить на пост министра обороны Бабаяна, была его личной инициативой, в это мало кто верит. Сам генерал не ожидал, что будет проигнорирован обществом. Он приехал в НКР для претворения в жизнь амбициозных целей, но оказался отброшенным за пределы политического и общественного поля. Это произошло потому, что общество, за исключением партии «НВ», его не поддержало. Наличие в парламенте НКР только одного депутата от этой партии говорит о том, что влияние «НВ» в Карабахе весьма ограничено.

Кроме того, послевоенный период, когда Бабаян руководил армией, как минимум является спорным для него как для фигуры, стремящейся иметь хороший имидж. Прежде всего, речь идет о его жестоком отношении к людям. С другой стороны, с тех пор как Бабаян уехал из НКР, прошло более 10 лет. До этого он еще 4,5 года отбывал наказание за организацию покушения на тогдашнего президента НКР Аркадия Гукасяна. За эти 15 лет в НКР выросло новое поколение людей, которые не знают Самвела Бабаяна, да и отношение старшего поколения к нему, как уже было сказано, является весьма неоднозначным.

 И еще один очень важный фактор – неконституционные проекты не вписываются в рамки политических реалий НКР. Так, в прошлом году в НКР на демократической основе прошли парламентские выборы; также успешно прошли выборы президента в 2014 году, когда действующий глава государства получил 2/3 голосов, а его оппонент – 1/3. Все это говорит о том, что, несмотря на множество проблем, в целом, общество поддерживает власть. Конечно, есть протестный электорат, но народ НКР предпочитает решать все вопросы на выборах, а не площади. Общество не стремится к неконституционному решению вопросов, прекрасно понимая опасность такого пути в ситуации де-факто военного времени.

Экс-командующий после посещения Айка Ханумяна в больнице, заявил, что обязательно последуют дальнейшие шаги, но не сказал, какие конкретно. Учитывая все вышеизложенное, вероятнее всего, никаких шагов не будет – миссия провалена.

...Итак, почему Самвелу Бабаяну, испытывающему в последние годы большие финансовые проблемы, вдруг понадобилось пытаться претворять в жизнь некие амбициозные планы? И его ли это планы? Сегодня генерал не имеет ни финансовых, ни информационных, ни политических ресурсов. Логика подсказывает, что режиссером этого по сути одноактного спектакля является кто-то другой, более ресурсный и влиятельный, в руках которого герой войны является лишь инструментом.

Власть, значительно ослабшую после апрельской войны, следует сразу же исключить из числа покровителей Бабаяна – Еревану не нужны новые проблемы. Точно также можно исключить и армянскую оппозицию, которая, в лице радикальной партии «Армянский национальный конгресс» (АНК), отложив в сторону все разногласия с официальным Ереваом, продемонстрировала во время апрельской войны свою поддержку властям в карабахском вопросе. Этой же линии, основанной на государственном подходе, АНК продолжает придерживаться и сейчас.

 Многие наблюдатели уверены в том, что за спиной Бабаяна маячит фигура экс-президента Роберта Кочаряна. Ни для кого в Армении не секрет, что Кочарян со дня завершения президентского срока вынашивает план возвращения во власть через пост премьера. Прежде чем перейти к анализу варианта «Самвел Бабаян», вспомним предыдущие аналогичные попытки экс-президента, ставшего «крестным отцом» успешно утвердившейся в Армении криминально-олигархической модели государства.

 Итак, при покровительстве Роберта Кочаряна к парламентским выборам 2007 года была создана партия «Дашинк («Союз») во главе все с тем же Самвелом Бабаяном. Однако на выборах эта партия не преодолела 5 % барьер, а затем и вовсе затерялась на армянском политическом поле. К выборам того же года был запущен другой, более крупный политический проект президента Кочаряна – партия «Процветающая Армения» (ППА). Однако впоследствии ППА, став более самостоятельной силой, дистанцировалась от своего отца-создателя. Более того, в течение почти двух лет ППА сотрудничала с партией «АНК», что и стало основной причиной разгрома ППА, санкционированного президентом Сержем Саргсяном. Таким образом, проект «ППА», также как и проект «Дашинк» оказался провальным.

 Сейчас Роберт Кочарян, который, как правило, активизируется в периоды ослабления армянской власти, используя финансовую уязвимость Бабаяна (по некоторым непроверенным данным, именно Кочарян расплатился с многочисленными долгами Бабаяна) и его амбициозность, вновь решил разыграть карту возвращения к власти.

Естественно, детали плана экс-президента неизвестны и можно только предполагать, какие звенья включает этот проект. Но, если Бабаян поехал в Арцах, то очевидно, что Кочарян намерен добиться каких-то изменений в НКР для того, чтобы новая ситуация как-то могла воздействовать на ситуацию в Армении. Судя по заявлениям Бабаяна и его сторонников, можно предположить, что Кочаряна может интересовать пост министра обороны НКР. Причем, этот пост планировалось получить посредством политического давления «улицы». В случае назначения Бабаяна на эту должность, возможно экс-президент рассчитывал достигнуть своих целей при поддержке военной силы. Как именно он собирался провернуть свой проект, сказать трудно, но ясно одно – центральная роль здесь принадлежала бы «силовому фактору». Однако проект оказался не реализован не только из-за практического отсутствия ресурсов у Бабаяна, но и вследствие других причин. Здесь необходимо отметить такие важные факторы, как практически полное отсутствие у Роберта Кочаряна поддержки в обществе. Кроме того, полное отсутствие поддержки ведущих внешних игроков, в первую очередь, Вашингтона и Москвы. Возможно, что сильные мира сего не желают поддерживать политика, личность и действия которого вызывают у граждан Армении крайнее раздражение.

Правда, отсутствие вышеуказанных двух важнейших слагаемых может быть компенсировано огромными финансовыми возможностями Кочаряна. Но здесь встает вопрос о том, насколько эффективно экс-президент использует эти средства? Да, были созданы и действуют несколько подконтрольных ему Интернет-изданий - «2rd.am», «7or.am», «Zham.am». Второй президент также контролируют основанную экс-министром иностранных дел Варданом Осканяном партию «Сплочение» / «Консолидация». Однако всего этого недостаточно для реализации планов по возращению к власти: повторимся, у Кочаряна практически нет сторонников на политическом поле, нет поддержки извне. За более чем 10 лет «подковерной» борьбы за власть, он, так и не сумел создать для себя серьезную политическую опору. Причем, если первые два проекта – партия «Дашинк» и ППА в целом укладывались в рамки Конституции, то третий проект «Самвел Бабаян» является весьма подозрительным по форме, и по содержанию. Таким образом, человек, который был председателем Государственного комитета обороны, первым президентом НКР, президентом Армении 10 лет, пытался реализовать практически неконституционный политический проект.

Ануш СИРУНЯН

Комментарии

Я не хочу вмешиваться в эти распри, но походя замечу, что Сталин тоже был жестким и даже жестоким ("Я солдата на генерала не меняю"). Не потому ли он выиграл войну, конечно, с великим советским народом.8

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.