Меценатами не рождаются

25 июля, 2016 - 20:29

Богатых людей в России немало. Не так, конечно, много, как живущих за чертой бедности, однако все-таки достаточно, чтобы определить их как класс и заметить особенности поведения тех, кто к нему относится.

Абсолютное большинство таких господ живут в свое удовольствие, не обращая внимания на происходящее вокруг. Однако есть и меньшинство - люди, которым не все равно, что останется в мире после них. И именно это чувство диктует им линию поведения.

Чтобы понять, по какой причине и как становятся благотворителями, корреспондент «OK-inform» встретилась с одним из известных российских меценатов, петербуржцем армянского происхождения Грачья Погосяном.

- Когда, Грачья Мисакович, вы впервые подумали о том, чтобы стать меценатом?

- Очень давно. Еще в детстве.Я ведь родился и провел детство в Армении, в селе Агарак, и в ереванскую военную спецшколу ездил на автобусе. Дожидаясь, когда он придет, мы с друзьями то мокли под дождем, то мерзли. Вот тогда-то я и дал себе слово: вырасту - обязательно построю павильон для автобусной остановки!

- Построили?

- Да. Но только через 16 лет.

- В детстве мы все мечтаем делать добрые дела, но потом об этом, увы, чаще всего забываем…

- При желании любой человек может сделать много полезного. Если, конечно, он этого хочет. Но ведь мы все разные: одним нравится копить деньги под подушкой, а другие думают об общечеловеческих ценностях. Что касается меня, я уверен: добрые поступки должны стать в нашем обществе нормой, способствовать росту престижа. Но все-таки не хочу, да и не имею права никого судить. Пусть каждый сам разбирается со своей совестью.

- Задам вам, может быть, не вполне корректный вопрос, но не спросить не могу. Вы установили уже более 50 памятников духовного и военно-исторического значения. Насколько для вас важно, чтобы, возлагая к какому-то из них цветы, люди знали: это - одно из дел Погосяна?

- Совершенно необязательно! Достаточно того, что чувствую: не только для меня, но и для окружающих важно выразить благодарность тем, кто, сделав что-то важное для нашей страны, сам недожил, недолюбил, не родил детей.

- Ну, хорошо. Памятники установлены, проведена торжественная церемония их открытия. А кто ухаживает за ними впоследствии?

- Мы же и ухаживаем: мой коллектив, мои друзья, родственники.

- Да, но ваши памятники находятся не только в России, но и в Армении, Белоруссии, Грузии, Монголии, Словакии, Эстонии. Там-то кто за ними следит?

- Есть немало тех, кто хочет внести свой вклад в дело увековечения памяти достойных людей и важных дат нашей истории. И это меня, кстати, не только радует, но и заряжает на новые проекты.

- Кстати, откуда берутся идеи ваших проектов и часто ли к вам вообще обращаются за помощью?

- Кое-что приходит в голову мне самому, другие проектыпредлагают зачастую совершенно незнакомые мне люди.

- Насколько я знаю, скоро на ваши средства будет установлен памятник Николаю Гумилеву в Латвии, где он служил во время Первой мировой войны. Но ведь страны Балтии считаются сегодня крайне недружелюбно настроенными по отношению к России. Наверное, вам пришлось столкнуться с серьезным противодействием местных властей?

- Если говорить о том, что памятники мы открываем в недружественной, как сегодня принято считать, Прибалтике, скажу так: ни малейшего противодействия я не чувствовал. Вы спросите: почему? Отвечу: ни одно из организованных мной мероприятий не имело политической подоплеки. Такая привязка просто в данном случае никому не нужна. Практически все здравомыслящие люди, независимо от собственных убеждений, понимают: в нашей жизни многое несправедливо забыто.

К тому же, я уверен, мы своими делами должны доказать нашим живущим за рубежом соотечественникам, что помним о них. А моя задача в этом деле как раз и сводится к тому, чтобы стать полезным времени, в которое нам всем дано находиться на этой земле. Мы живем один раз и должны создавать связь между прошлым, настоящим и будущим, чтобы наши дети смогли увидеть и оценить наши дела и передать эстафету следующим поколениям. И еще - я верю, что добро всегда побеждает зло. Как бы банально это ни звучало. Вы со мной согласны?

- На все 100%! Но вас, Грачья Мисакович, нередко называют мечтателем, грезы которого всегда воплощаются в жизнь. О чем мечтаете сегодня?

- О том, чтобы в Петербурге, на проспекте Непокоренных, напротив Пискаревского кладбища, установить часовню-карильон с иконой Казанской Божьей Матери на самом верху. Мне очень хочется, чтобы люди, зайдя туда на 5 - 10 минут, поднимались на смотровую площадку и, глядя на раскинувшуюся до горизонта великолепный город, задумывались о том, какой ценой досталось эта красота.

Еще хочу устроить так, чтобы каждый час там звенел колокол и, даже просто проходя мимо этого места, любой человек, услышав этот звук, хотя бы на секунду задумывался о том, сколько тут положено безвинных жизней…

Я об этой своей мечте рассказываю нечасто, поскольку сегодня не совсем готов финансово сделать достаточно большое вложение в проект. Так что часовня напротив Пискаревки - дело будущего. Но ведь она нужна Петербургу?

- Без сомнения!

- Значит, обязательно появится!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.