Почему уезжают из Армении: «реформы» правосудия и «принцип Муссолини»

27 сентября, 2013 - 10:15

Проблема миграции остается одной из самых острых для Армении. Согласно официальным источникам, начиная с первого срока легислатуры президента Сержа Саргсяна (2008 г.) страну, по самым скромным оценкам, покинуло порядка 200 тысяч её граждан. Большинство из них выехало в Россию. Каковы же главные причины эмиграции из страны ее коренного населения? Большинство экспертов акцентируют внимание на экономических и социальных причинах, стремление повысить свой жизненный уровень, утроить будущее детей за рубежом, надежду найти более высокооплачиваемую работу, надежду на получение различных социальных льгот и преимуществ, желание жить в государстве, где защищены права человека. При анализе миграционных процессов большинство представителей прессы и экспертов акцентируют свое внимание на ее экономические и социальные аспекты.  

Приблизительно аналогичную точку зрения имеют и власть предержащие. Например, глава правительства Тигран Саркисян утверждает, что миграция из страны объясняется стремлению армян к перемене мест и «это отражает мобильность нашего народа: наши граждане могут свободно передвигаться, т.к. для этого существуют благоприятные условия». Одновременно премьер- министр соглашается с тем, что «люди должны иметь работу, высокие доходы, чтобы иметь возможность жить на родине». По мнению же президента Сержа Саргсяна, люди уезжают из страны не из-за царящей несправедливости и из-за ущемления их гражданских прав, а за высокими зарплатами. При этом отъезд людей из Армении также связан с общей атмосферой в стране, в которой, конечно же, виноваты в происходящем все те, кто критикует президента и правительство.

Поэтому оставим социальную и экономическую подоплеку миграции экспертам в этой сфере и сосредоточимся на том, что в многочисленных опросах именуются как «защита прав человека», а проще говоря – справедливость. Поиски справедливости и защита своих гражданских прав обычно приводят граждан страны к чиновникам, а также в правоохранительные и судебные органы.

Подчеркнем то важное обстоятельство, что в течение минувших 15 лет судебная система Армении, впрочем, как правоохранительные органы, «реформировались» неоднократно. Возникнет естественный вопросы: почему 15 лет, а не 22 года – с момента провозглашения Арменией независимости? Ответ достаточно прост: в 1995 году на референдуме была принята Конституция Третьей республики. Однако реальные изменения в судебной сфере и в сфере правоохранительных органов начались в 1998-1999 гг. Именно тогда началось формирование нынешней судебной системы страны, т.к. до этого суды (как и правоохранительные органы в целом) действовали больше в рамках еще советской правовой системы.

Главным реформатором системы был нынешний глава парламентской комиссии по правовым вопросам Давид Арутюнян. В 1997-1998 гг. он занимал пост первого заместителя министра юстиции страны, а 1998-2007 гг. был министром юстиции. Можно с большой долей уверенности сказать, что именно под его руководством проходило реформирование судебная система Армении. Именно он играл решающую роль в подборе судебных кадров, которые были назначены президентом Робертом Кочаряном (1998-2008 гг.) в первый срок его легислатуры. Также Д.Арутюнян и возглавляемое им ведомство, были главными исполнителями конституционной реформы, которая завершилась референдумом по изменению основного закона страны 27 ноября 2005 года.

Для того чтобы оценить личность реформатора, сошлемся на публикацию «Грабители Армении» более чем трехлетней давности в российском электронном издании «Век» в котором о Д.Арутюняне сказано, что он именно он является тем человеком, который «в течение последних 10 лет сформировал правовую структуру олигархическо-криминального государства... Обеспечивал правовую крышу» для всех сделок, незаконной приватизации и бизнеса Кочаряна... Именно он организовал блокирование в судах страны многочисленных исков владельцев частных домов в центре Еревана, которые противились строительству элитного жилья в районе ул. Бюзанд и Северного проспекта. Благодаря ему было расчищено «правовое поле» для строительства и тысячи коренных ереванцев были изгнаны из центра города, получив мизерные компенсации за свое жилье. Взамен, строительная фирма, владельцем которой являлся один из его братьев, получила право на участие в строительстве элитного жилья. Напомним, что на парламентских выборах 2007 года один из лидеров оппозиции А.Карапетян сделал заявление о том, что Д.Арутюнян владеет собственной квартирой в центральной части Нью-Йорка. Министр юстиции не подал на него в суд...»

Все вышеизложенное говорит о том, что судебная система была «реформирована Д.Арутюняном по поручению второго президента таким образом, чтобы она защищала интересы олигархов, а не закона и, тем более, простого гражданина.

Соответственно аналогичным образом несколько раз «реформировалась» также и Генеральная прокуратура страны. Напомним, что в августе 1998 года, при весьма странных обстоятельствах, в своем кабинете был убит Генеральный прокурор Генрих Хачатрян. Что касается последнего Генерального прокурора страны Агвана Овсепяна, то он занимал этот пост без малого почти 15 лет и отличался тем, что строго защищал интересы нынешней правящей верхушки, «прятал под сукно» все громкие дела против нее (в том числе убийства 10 человек 1 марта 2008 года) и сажал за решетку оппозиционных активистов.

Еще один правоохранительный орган – полиция также был реформирован вторым президентом Робертом Кочарном. Суть «реформы» состояла в том, что в 2001 году в стране законодательно было упразднено министерство внутренних дел, которое входило в состав правительства. Вместо министерства была сформирована Полиция Республики Армения, начальник которой назначался президентом и подчинялся ему напрямую. Таким образом, было завершено формирование такой системы управления, при которой все без исключения силовые структуры подчинялись одному человеку – президенту страны.

Буквально на днях президент С.Саргсян подписал указ о создании комиссии по правовому обеспечению единого следственного органа. Ее руководителем назначен... бывший генеральный прокурор Агван Овсепян. Речь идет о том, что в Армении будет создан единый следственный орган на основе профильных подразделений, действующих в министерстве обороны, Полиции, Комитете государственных доходов. Целью данной реформы является повышение эффективности предварительного следствия по уголовным делам и укрепление независимости следственных органов.

Сейчас трудно предвидеть, каким именно будет правовое обеспечение будущего единого следственного органа и когда именно по времени будет завершена эта работа. Однако, исходя из логики предыдущих реформ, можно предположить, что руководитель единого следственного органа будет назначаться президентом страны. Пункт 5 статьи 55 Конституции страны о том, что в предусмотренных законом случаях, президент производит назначения на государственные должности, в данном случае трактуется властями предержащими слишком широко.

Для того, чтобы понять суть происходящего, обратимся к практике работы судебных и правоохранительных органов Армении в последнее время. Речь пойдет о делах, которые отслеживали средства массовой информации, публикуя судебные репортажи.

Итак, дело о покушении на кандидата в президенты страны, бывшего политзаключенного советских времен Паруйра Айрикяна. Напомним, что оно произошло во время предвыборной президентской кампании зимой этого года. Следствие достаточно быстро нашло исполнителей преступления и заказчика.

Судебный процесс проходил в столичном суде первой инстанции Кентрон – Норк Мараш. По решению судьи Гагика Погосяна заказчик преступления, также бывший кандидатом в президенты на последних выборах, эпосовед Вардан Седракян был приговорен к 14 годам лишения свободы. Организаторы и исполнители преступления Хачатур Погосян и Самвел Арутюнян получили соответственно 14 и 12 лет лишения свободы.

Казалось бы все ясно, хотя адвокат Александр Сирунян уже сделал заявление о том, что приговор будет обжалован в суде более высокой инстанции.

Рассмотрим дело о покушении на П.Айрикяна и вынесенный приговор с другой точки зрения: почему В.Седракян организовал покушение на П.Айрикяна?

В деле об этом нет ни слова. В самом деле, пути заказчика покушения и жертвы никогда не пересекались (оба подтвердили это) и хотя они и были формальными конкурентами на выборах, но реально изначально претендовали на не более чем 1 % голосов избирателей.

В чем же был мотив совершенного преступления?

Фактически мы обращаемся к тому, что в вышеупомянутом судебном процессе так и не был доказан мотив преступления. Соответственно, неясна цель преступления. Но в этом случае совсем убедительны представленные обвинением доказательства. Да, определенный набор улик присутствовал, также как и показания свидетелей, проходивших по делу о покушении. Однако недоказанность мотива вызывает немалые сомнения относительно справедливости и аргументированности вынесенного судом приговора. Более того, эти сомнения могут быть прокомментированы в пользу В.Седракяна.

Особо подчеркнем то обстоятельство, что дело о покушении на П.Айрикяна было достаточно громким, а само покушение было совершено в присутствии миссии международных наблюдателей на президентских выборах. П.Айрикян, хоть и не рейтинговая фигура, но в общественно-политической жизни достаточно заметная. Кроме того, было очевидно, что это был один из тех случаев громкого дела, когда ни пресса, ни правозащитные организации, ни оппозиция не оказывали какого-либо давления на суд и следствие. Однако сам ход судебного процесса и вынесенный приговор де-факто обнажили все реальные проблемы судебной и правоохранительной системы Армении.

Другим громким делом стало осуждение активиста преобразованного в 2013 году в партию оппозиционного движения «Армянский национальный конгресс» (АНК) Тиграна Аракеляна. 18 сентября Апелляционный суд страны отклонил ходатайство об изменении меры его пресечения. Аракелян находится в заключении уже два года (всего он должен отбыть 6 лет) по приговору в хулиганстве и применении насилия в отношении сотрудника полиции.

Осужден он был по инциденту августа 2011 года, когда шли переговоры между представителями парламентского большинства и, на тот момент, несистемной оппозицией – АНК. Как раз вследствие данного инцидента переговоры и были сорваны.

Впоследствии неоднократно делались заявления о том, что Т.Аракелян является политзаключенным. Сторонники действующего президента отвергали это, заявляя об отсутствии чётких международных критериев о том, кто является политзаключенным, а кто – нет. Наконец, Совет Европы эти критерии выработал и принял – после чего стало ясно, что случай с Аракеляном подпадает под критерии Совета Европы. В результате Кассационный суд (высшая судебная инстанция страны) 5 мая с.г. постановил отменить приговор Апелляционного суда и дело Т.Аракеляна и трех других активистов (Артак Карапетян, Саркис Геворкян, Давид Кирамиджян были осуждены, но не находятся под стражей) вернулось в ту же инстанцию на дополнительное рассмотрение. Апелляционный же суд никак не примет окончательного решения, но продолжает решительно отклонять все ходатайства об изменении меры пресечения Т.Аракеляну.

Последнее ходатайство, подписанное депутатами парламента от оппозиции, экс- комбатантами, десятками представителей деятелей культуры искусства, гражданского общества и пр., как было сказано выше, также было отвергнуто.

Один из присутствующих в зале судебного заседания бросил в лице судье Еве Дарбинян: «Уродов отпускаете, а их держите!»

…Кого мог иметь в виду автор этого эмоционального высказывания?

Почти наверняка речь шла об инциденте произошедшем 2 июня с.г. в Горисе у дома губернатора марза (области) Сюник Сурена Хачатряна (по данным прессы, ранее был судим не менее 4 раз). В результате инцидента был убит экс-кандидат в мэры Гориса Аветик Будагян, тяжело ранен его брат, командир одной из войсковых частей Армии Обороны НКР Артак Будагян. Получил ранение телохранитель и родственник губернатора Николай Арустамян.

По факту произошедшего было возбуждено уголовное дело (статьи 104 и 235 УК РА – убийство и незаконное ношение, хранение, использование оружия соответственно), которое вела Специальная следственная служба, а надзор осуществляла Военная прокуратура (главный военный прокурор Геворг Костанян). Были арестованы охранник губернатора Зарзанд Никогосян и его сын Тигран Хачатрян.

Уже через два дня (!) после инцидента Г.Костанян заявил о том, что на дом губернатора было совершено разбойное нападение.

В результате «расследования» под стражу, как обвиняемый в разбойном нападении, был взят… Артак Будагян. По ходатайству адвоката Рубена Саакяна (до недавнего времени руководитель Палаты адвокатов Армении) уголовное дело в отношении Т.Хачатряна и З.Никогосяна было прекращено, т.к. якобы выяснилось, что сын губернатора, стреляя в братьев Будагянов, «действовал в рамках необходимой самообороны». Оба они были освобождены из-под стражи на основании пп. 1 и 2 ч 1 ст.35 УПК РА (отсутствует событие преступления и отсутствие в деянии состава преступления соответственно).

Скорее всего и сам Г.Костанян, который де-факто принимал участие в этом деле как еще один адвокат семьи губернатора, не верит в представленную им версию. Чего уж тут говорить об общественном мнении. Все мало-мальски мыслящие люди, знакомые с этой историей, не верят в версию главного военного прокурора. Действия Г.Костаняна и стали причиной выкрика в зале суда по делу Т.Аракеляна. Смысл его ясен: невиновные находятся под стражей, а люди подозреваемые в серьезных преступлениях - выходят на свободу.

Комментируя судебный процесс над Т.Аракеляном и решение правоохранительных органов об освобождении из-под стражи Т.Хачатряна и З.Никогосяна, известный армянский правозащитник Аветик Ишханян сказал: «В Армении «правосудие» действует только в отношении не к своим, другими словами – в Армении действует принцип Муссолини». Смысл этого принципа, по словам правозащитника в том, что: «Нашим родным все позволено, а законы – для наших противников. Если ни Сурик Хачатрян, ни его сын, ни его охранник к ответственности, то я убежден, что в Армении минимум 4900 из 5000 заключенных должны быть освобождены».

Все вышеизложенное указывает на серьезные проблемы в том, что обычно называют справедливостью или неспособностью правящей элиты установить справедливость (или хотя бы относительную справедливость). Естественно, что все это способствует повышению уровня миграции из Армении, только вот власть предержащие не хотят этого признавать. Более того, они готовят своим гражданам новые сюрпризы, среди которых выделим следующие.

Во-первых, администрация С.Саргсяна намерена провести конституционные реформы, в том числе в судебной системе. Как Вы думаете, кто будет их готовить? – Догадайтесь с одного раза. Угадали? Конечно, их будет готовить все тот же Давид Арутюнян. Надеюсь, что после озвучивания имени «реформатора», вряд ли требуются еще какие-либо комментарии относительно направленности этих «реформ».

Во-вторых, в высших эшелонах власти идет кастинг на должность Генерального прокурора страны. Одним из главных претендентов на этот пост является как раз нынешний главный военный прокурор Г.Костанян. Находясь на посту Генпрокурора, Агван Овсепян продемонстрировал редкое умение «хоронить» уголовные дела на членов властной команды.  Но сегодня в прокуратуре уже нужны новые люди, способные не только сажать за решётку политически противников режима и вообще невиновных, но и выпускать из-под стражи людей из власти и их близких – даже если они совершили самые тяжкие преступления.

Подведём итог: причинами миграции из сегодняшней Армении являются не только надежда уезжающих на повышение своего жизненного и стремление найти высокий заработок, но и бегство от несправедливости, неудовлетворение работой судебной системы и правоохранительных органов, а также явный недостаток гражданских прав и свобод.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.