Медный кубок церкви Св.Карапет

18 августа, 2016 - 19:59

Эзбидер (село, прежде находившееся в Шапин-Гараисаре, а ныне в Себастии – ред. Акунк) в апреле 1915 года погружалось во тьму дымом погашенных свечей. Люди не могли понять эту ситуацию, погруженную в тревожную тишину. Сурбик, которой едва исполнилось 18 лет, была дочерью иерея церкви Св.Карапет Гарегина. Была обручена с молодым человеком по имени Саргис.

Иерей Гарегин собрал небольшую группу из молодежи села, среди которых был и жених Сурбик Саргис. Вместе с этими молодыми людьми Тер Гарегин без оружия направлялся в Шапин-Гараисар, чтобы получить сведения, но никто из них больше не вернулся… Все население села после полудня, ближе к вечеру, начали депортировать. Сурбик в это время стала очевидцем многих мук. После многодневного перехода Сурбик с матерью, дав жандарму два золотых, возвращаются, днем прячась на вершинах гор, а ночью шагая, сумели возвратиться в родное село Эздибер. Сурбик, оставив мать на какое-то время на окраине села, ибо та больше не могла идти, на рассвете одна вошла в село. В первую очередь на память ей пришла церковь, где прошло ее детство и в которой долгие годы нес службу отец. Думая, что церковь может послужить ей убежищем, побежала туда, но открывшаяся перед ней картина еще более огорчила ее: Св.Карапет была разрушена, превращена в руины. Шагая по обломкам церкви, Сурбик заметила медный кубок, спрятала его на груди и быстро удалилась. Вместе с матерью они годами остаются в селе, ради выживания работает в поле, прядет из шерсти и хлопка пряжу и постоянно пребывает в страхе. Жизнь для нее была нелегкой – под давлением она сменила имя и стала Гюльпери, а явившийся в село мола оказывает на нее давление, чтобы выучила каноны исламской веры. Жизнь становится для нее все сложнее. Единственным утешением ее души становятся ночные молитвы при звездах. Ее крупные глаза от слез уже не видели блеска звезд…

Однажды накануне зимы, когда Сурбик с матерью, сидя на крыше вязали шерстяные носки, мать заметила и узнала проходящего мимо их дома Егия. Она зовет быстро удаляющегося Егия: «Егия, Егия, ты жив?..»

Последний удивленный приближается, поднимается на крышу, и глаза его встречаются с глазами Сурбик. Сурбик знакомится с испытавшим большие тяготы, чем она, сыном игравшего на зурне музыканта Маргара Егия из семьи Айрапета. Она была несколькими годами старше Егия. Тот был самым молодым представителем семьи Айрапета, считавшейся в селе имущей и очень честной. Он случайно остался жив. Посколдьку в те годы оказывалось очень сильное давление с целью ассимиляции, Егия берет имя Шевки, а Сурбик – Гюльпери. Они поженились в 1920 году. В то время единственным их имуществом был кубок, найденный Сурбик на развалинах церкви. Все свои муки и горести собрав в этот кубок, они начинают жить вместе.

Эта подлинная история связывается со мной следующим обстоятельством. Егия и Сурбик – мои дедушка и бабушка по отцу, и я горжусь ими.

Пометка: Изображенный на фото медный кубок долгие годы был собственностью церкви Св.Карапет, им были крещены тысячи людей. Он остался мне от дедушки и бабушки, и считаю это большой честью.

Перевела Мелине АНУМЯН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.