Страну не удержали. Почему в 1991-м дошло до заговора?

19 августа, 2016 - 12:53

Сохранился бы СССР или рухнул с ещё большим треском, если бы заговор 1991-го удался?

Утром 19 августа гражданам Советского Союза сообщили: Президент СССР Михаил Горбачёв «по состоянию здоровья» больше не может руководить страной, а начатые им реформы зашли в тупик. Власть в свои руки взяли 8 членов Госкомитета по чрезвычайному положению, которые это самое положение ввели на 6 месяцев. Но путч умер через три дня.

Сорвали договор

«В советской империи нарастал острый кризис, который весной — летом 1991 г. достиг кульминации, — вспоминает события тех дней Сергей Станкевич, народный депут СССР, в 1991-1993 гг. советник Президента России по политическим вопросам. — Все 15 республик и большинство автономий (их было 20) приняли собственные декларации о суверенитете. 6 республик объявили о полной независимости от Москвы. Но надежда на сохранение союзной государственности оставалась: 9 республик в трудных дебатах подготовили и парафировали Договор о создании Союза Суверенных Государств (ССГ) в качестве мягкой децентрализованной федерации. Союзный договор предполагалось подписать 20 августа 1991 г. Неслучайно авантюра с захватом власти началась 19 августа: главной целью путчистов был срыв подписания. Можно сказать, что в главном ГКЧП добился своего: создание обновлённого Союза было сорвано. Цена мнимой “победы” оказалась, однако, фатальной. Республики, накануне ещё готовые объединяться, бросились буквально врассыпную. Именно авантюра с ГКЧП превратила закономерный закат советского государственного проекта в катастрофу. И не позволила республикам создать объединение — добровольное и подкреплённое референдумом, с огромным хозяйственным потенциалом и с уровнем интеграции на голову выше, чем в нынешнем Евросоюзе».

Раскачали?

«Путч готовился вполне определёнными силами. Я тогда был 1-м секретарём Ленинского райкома партии в Москве и отлично помню, как раскачивалась эта ситуация искусственно, — рассказал “АиФ” Александр Куваев, экс-депутат Госдумы (1995-2007 гг.). — Были определённые силы, в том числе за рубежом, которым нужно было развалить СССР. Мы дружили с Ленинским районом Софии, и в начале июля 91-го они нам показали, как горел болгарский партийный дом (центральное здание правительства). Они сказали: ребята, вас ожидает то же самое. Мы не поверили, что это может быть так скоро...

Члены ГКЧП были очень грамотные люди с огромным политическим опытом. Но я уверен, что они поддались на эту провокацию извне, как тот карась, который всегда на жирного червяка клюёт. Нельзя было вводить войска, надо было предотвратить искусственное кровопролитие. Ребят, которых задавили на Новом Арбате, просто подставили: нужны были жертвы».

Несмотря на явно разные политические взгляды, наши эксперты согласны: социально-экономическая ситуация в стране летом 91-го была критическая. «Горбачёву ни хозяйственной, ни экономической подготовки, да и политической просто не хватило. Одно дело хорошо принимать в Ставропольском крае руководителей государства и водить с ними дружбу, а другое — управлять страной, — уверен Куваев. — Вот китайцы: они административно-политическое здание начали по кирпичику разбирать с крыши, добрались до фундамента, заменили его и потом выстроили новое здание. А Горбачёв подошёл, выдернул фундамент — и здание рухнуло».

Могли ли путчисты остановить развал? «Режим военной диктатуры продержался бы не более 2-3 лет в условиях международной изоляции и гражданской войны, — уверен Станкевич. — Гражданская война развивалась бы по сценарию, гораздо худшему, чем югославский. Никакого “союзного единства” на крови возникнуть не могло».

Союз нерушимый...

В республиках отреагировали на путч по-разному.

В Эстонии, Литве и Латвии ОМОН блокировал здания радио, основные магистрали и порты. Руководство Литвы и Эстонии сразу заявило о попытке госпереворота. А 1-й секретарь ЦК Компартии Латвии А. Рубикс на пресс-конференции 19 августа приветствовал ГКЧП «не только с радостью, но и с гордостью». Руководство Молдавии отказалось подчиняться требованиям военных и вводить режим ЧП. Президент М. Снегур объявил ГКЧП вне закона. Противниками путчистов заявили себя президенты РСФСР — Б. Ельцин и Кыргызстана — А. Акаев.

На Украине военные заявили, что будут выполнять приказы ГКЧП, а глава Верховной рады Л. Кравчук выступил с призывом сохранять спокойствие и демократические свободы. Спикер парламента Белорусской ССР Н. Дементей открыто поддержал ГКЧП. Руководство Казахстана путч официально не осудило. 19 августа Н. Назарбаев призвал все силовые структуры уважать права человека.

1-й секретарь ЦК Компартии и президент Таджикистана К. Махкамов 20 августа вылетел в Москву, чтобы получить директивы, что и как делать дальше. Президент Узбекистана И. Каримов спешно прервал официальный визит в Индию, но с заявлениями выступать не стал. ЦК Компартии Туркменистана тоже отмолчался, лишь вечером 21 августа появился указ С. Ниязова о недействительности постановлений ГКЧП.

Премьер-министр Армении В. Манукян заявил, что Ереван воздержится от оценок: «Кто бы ни победил в Москве — главное, как он будет относиться к проблеме Нагорного Карабаха». Зато глава Грузии З. Гамсахурдия объявил о необходимости выполнять указания ГКЧП, а президент Азербайджана А. Муталибов заявил о поддержке ГКЧП.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.