Член Общественной палаты РФ: Для многих представителей азербайджанской элиты Нагорный Карабах - это прошлое

10 октября, 2013 - 11:30

Корреспондент Panorama.am провел эксклюзивное интервью c членом Общественной палаты Российской Федерации Денисом Дворниковым.

- Денис Владимирович, какие у Вас ожидания от президентских выборов в Азербайджане?

То, что происходит в Азербайджане сегодня, это не совсем выборы, а скорее ритуал переназначения действующего президента. И, как это ни странно, я не считаю, что это плохо. Не все государства имеют условия для кристальной демократии. Более того, в мире не так много стран, где судьбу элиты решает народ. В случае же Азербайджана и многих других государств, решение о том, кто будет правителем, согласуется с международными, более влиятельными элитами. Давайте будем честными, в определенных условиях, позиция руководства России может оказаться более весома, чем волеизъявление азербайджанских избирателей. Пока Ильхам Алиев, как президент этой страны, устраивает и Москву, и некоторых крупных западных партнеров, все будет предсказуемо, с хорошим процентом голосов за того, кого надо. Это реалии жизни, их надо понимать, принимать, учитывать, а не закрывать глаза розовыми очками пропагандистской «матрицы». По крайней мере, я очень надеюсь, что никаких эксцессов не будет и красочная инаугурация незаменимого на сегодняшний день президента Алиева состоится.

- Как, на Ваш взгляд, предстоящие выборы отразятся на нагорно-карабахском конфликте и на регион в целом?

В ближайшие годы никак. В первые месяцы после выборов возможна (и, скорее всего, будет) вспышка воинственной риторики. «Так надо», - скажут каспийские политтехнологи. Нужно всколыхнуть эмоции, задать волну патриотического экстаза. А потом грохот лозунгов сойдет «на нет», и останется лишь негромкий скрип нефтяных насосов. Для многих представителей азербайджанской элиты Нагорный Карабах - это прошлое. Тяжкое, странное, страшное, но уже уходящее все дальше и дальше за горизонт эпохи. Тут еще не нужно забывать истинную природу конфликта. Анализируя события, я все больше убеждаюсь, что кровавые столкновения конца 80-х годов в Абхазии, Нагорном Карабахе, Южной Осетии, а чуть позднее в Приднестровье, это результат внешних провокаций, которые легли на застарелые внутренние исторические противоречия. Шла очень тонкая и интенсивная работа по возбуждению ненависти между людьми, превращению советских граждан в ошалевших от крови зверей. И я вижу три цели, которые ставили перед собой закулисные манипуляторы с западного полушария. Первая - распад СССР, это понятно. Вторая – межэтнический и межрелигиозный конфликт, который будет гарантировать невозможность реинтеграции в регионе. Третья - разрушение в дребезги христианского единства, не только на Кавказе, но и на всем пост-советском пространстве. Кстати, именно отсюда возникла ситуация, при которой главными «оппонентами» России поочередно становятся именно христианские и в первую очередь православные страны: Грузия, Украина, Молдавия. 

Так вот, если у человека есть хотя бы немного совести, капелька ума и щепотка здоровой гордости, то он сделает все, чтобы не повторить эти события. В первую очередь в отношении Карабаха, поскольку любая серьезная вооруженная провокация вернет огромную территорию Закавказья от берегов Каспия до Севана из века айфонов в век каменного топора. Надолго. Слава Богу, многие это все-таки понимают. Сегодня для политического руководства Баку, вражда с «армянскими агрессорами» это инструмент именно внутренней консолидации. Конечно, заигрались они с этой соблазнительной, но очень страшной «игрушкой». Не солидно в XXI веке строить внутреннюю политику на ненависти. Поэтому искренне надеюсь, что новый президентский срок Ильхама Алиева принесет модернизацию не только в архитектуру набережной Каспия, но и в методику управления идеологическими процессами. Тем более, что в восприятии нормальных людей мирные инициативы становятся признаком силы, а не слабости.

- Каким Вы видите будущее российско-азербайджанских отношений после переизбрания Ильхама Алиева?

С точки зрения холодного прагматичного подхода, российское руководство в общем устраивает то, что происходит в Баку. Ситуация предсказуема, рычаги воздействия отработаны. Отношение к Азербайджану и к Алиеву зависят от того, будет ли Азербайджан создавать заметные проблемы России или проявит благоразумие. К неприятным моментам относится, например, появление азербайджанских наемников в Сирии, воюющих плечом к плечу с головорезами из оппозиции. Также предполагаю, что Россия обеспокоена строительством железной дороги из Азербайджана в Турцию через территорию Грузии, хотя понятно, что публично проявлять такую обеспокоенность не позволяют некоторые дипломатические нюансы. Все-таки, какими бы ни были отношения Москвы и Тбилиси, для России очень важно, чтобы Грузия сохранилась как полноценная православная страна, а не превратилась во внутренний дворик турецких государств. Поэтому усиление влияния Азербайджана в Грузии может способствовать сближению позиций Москвы и нового грузинского руководства. Тем более, что и грузины начинают чувствовать угрозу сохранения собственной идентичности и, как вдруг оказалось, никто кроме русского народа не готов любить грузин просто за то, что они грузины. И уж точно не турки, которые активно превращают Аджарию в свою восточную вотчину. И здесь рано или поздно придется договариваться. Всем. Искать компромиссы, разматывая сложный клубок последствий всех бед, который двадцать лет назад свалились на Кавказ и Закавказье. Вопросов много, а регион слишком легковоспламеняемый. Поэтому всем без исключения странам и народам выгодно, чтобы репликами обменивались дипломаты, а не приграничные снайперы.

- У вас непростые отношения с азербайджанскими журналистами, что ни статья, то обвинения в ваш адрес. Как вы к этому относитесь?

Да, то, что азербайджанские журналисты пишут обо мне какие-то гадости, это факт. Особенно стараются ребята на vesti.az. Но иногда эти тексты бывают довольно забавными. Я даю их почитать друзьям и знакомым. И я совсем не держу зла на этих журналистов, так как они живут и пишут в тех условиях, которые есть. Если человек приехал в Степанакерт, а журналист, живущий в Азербайджане, про него напишет нейтральный текст, этого журналиста просто выкинут с работы. В секунду. Или арестуют. Если заметный политик публично покритиковал Ильхама Алиева, а журналист, работающий в азербайджанском издании, не «приложил» его в ответ как следует, то он тоже обрекает себя на неприятности. Такая работа, такие условия. И мне почему-то кажется, что в обычной жизни и на нейтральной территории эти колумнисты и аналитики вполне вменяемые и симпатичные люди. С одним из них я даже пообщался через социальную сеть, и он произвел на меня впечатление неплохого парня. Естественно, что годы работы в таких условиях, внутренняя психологическая защита, заставляют их верить в то, что они пишут. Ну, иначе просто с ума можно сойти. Но надо понимать, что за любое слово, отличное от идеологического мейнстрима журналист может очень серьезно пострадать. Я этого совершенно не хочу, поэтому испытываю лишь сочувствие. Полюбить оппонентов иногда практически невозможно. Но пожалеть их, попытаться внутренне оправдать иногда стоит.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.