Раффи Ованнисян: «Звездный час еще впереди, и он обязательно наступит»

15 марта, 2013 - 15:39

В понедельник 11 марта в Конституционном суде Армении началось рассмотрение иска, представленного лидером партии «Наследие» Раффи Ованнисяном. По результатам президентских выборов, состоявшихся в республике 18 февраля текущего года, Раффи Ованнисян проиграл действующему главе государства, председателю Республиканской партии Сержу Саргсяну, набрав, по официальным данным, 36,75 % голосов. Саргсян получил абсолютное большинство голосов в первом туре (58,64 %) и тем самым был переизбран на очередной 5-летний срок. Явка избирателей составила 60,09%.

Р.Ованнисян заявил, что не признаёт результатов выборов и требует их пересмотра, поскольку выборы, по его утверждению, сопровождались массовыми подтасовками и фальсификациями. Этим же требованием продиктована голодовка протеста, которую он начал 10 марта на ереванской Площади Свободы – у театра оперы и балета им. Спендиарова. Подобным шагом Ованнисян, надо полагать, стремится вызвать общественный резонанс и заставить власти пойти на конструктивный диалог во имя будущего страны.

Корреспондент Информационного Центра газеты армян России «Еркрамас» встретился с Раффи Ованнисяном и спикером штаба Р.Ованнисяна Овсепом Хуршудяном, интервью с которыми представляем вниманию читателей. Отметим, что интервью состоялось за несколько дней до оглашения решения Конституционным судом.

.- Господин Ованнисян, Решение обратиться в Конституционный суд вы приняли в последний возможный для этого день. Почему вы колебались до того, и что повлияло на ваше решение всё же обратиться в КС?

Р.О.: Никаких колебаний и, так сказать, долгих и мучительных раздумий не было. Дело в том, что нужно было должным образом подготовить все необходимые материалы. А это – довольно длительная и ресурсоемкая процедура. Сколько на тот моменты мы успели собрать и классифицировать материалов – кстати, они продолжают поступать, — столько и представили в КС. В любом случае, иск готовился параллельно с подготовкой материалов. Этим занималась наша группа квалифицированных юристов, среди которых – депутат Национального собрания РА Заруи Постанджян (по образованию она – юрист), члены Палаты адвокатов Карен Меджлумян и Гайк Алумян.

Независимо от того, какое решение по нашему обращению примет Конституционный суд, мы продолжим свою политическую борьбу. Потому что мы прекрасно понимаем, в какой стране мы живем. Как показывает опыт, КС признаёт законными откровенно сфальсифицированные выборы. Сейчас мы даём ему шанс смыть с себя это позорное клеймо. Посмотрим, удастся ли нашему Конституционному суду встать, наконец, на защиту Конституции страны, или же он продолжит практику легитимизации подлогов и фальсификаций.

.- Вы утверждаете, что результаты выборов основаны на нарушениях и подтасовках, которыми они сопровождались. И одним из ваших требований является проведение повторных выборов. Но где гарантия того, что эти повторные выборы пройдут без нарушений, и конечный результат будет отличаться от нынешнего?

Р.О.: Гарантия – народ, поддерживающий нас, приходящий на наши митинги. Гарантия – волна возмущения и протеста, прокатывающаяся сейчас по всей Армении. Я бы сказал, что это – предвестник революции. Наши избиратели, у которых пробудилась гражданская совесть, и являются наилучшей гарантией того, что повторные выборы пройдут без фальсификаций.

К тому же сейчас мы располагаем значительно бòльшими человеческими ресурсами, чтобы обеспечить присутствие наших доверенных лиц на всех избирательных участках. На прошедших выборах нам этого, к сожалению, не удалось. Думается, не открою Америки, если констатирую, что и на сей раз многие политические силы Армении приложили максимум усилий к тому, чтобы электорат держался пассивно и не верил в возможность легитимной победы оппозиции. Правда, наши активисты входили в состав местных избирательных комиссий. Однако член избирательной комиссии может отслеживать свободность и прозрачность выборов исключительно в рамках своих полномочий, находясь конкретно на данном участке. А доверенное лицо может посещать любой избирательный участок и находиться там столько, сколько считает нужным, если заметит, что там что-то неладно.

.- Возможен ли вариант признания вами результатов выборов, объявленных Центризбиркомом Армении? Если да – то на каких условиях?

Отвечает спикер штаба Р.Ованнисяна Овсеп Хуршудян:

О.Х.: Результаты нынешних выборов мы никогда не признáем. И народ никогда не признáет. Потому что эти результаты основаны на лжи и являются следствием стремления нелегитимного узурпирования власти. Что, собственно, и явилось причиной того, что мы в законном порядке обжаловали решения ЦИК о признании легитимными избирательных процедур и результатов выборов.

Параллельно мы ведем целенаправленную политическую работу, что находит свою практическую реализацию во встречах с народом, в открытых дискуссиях и обмене мнениями.

.- Вы заявляете, что ваше протестное движение не направлено на конфронтацию и раскол в обществе и не приведет к кровопролитию, как это случилось 1 марта 2008 года после тогдашних президентских выборов. Однако на митингах рядом с г-ном Ованнисяном нередко можно увидеть Никола Пашиняна, на котором есть доля вины за те трагические события. Вы готовы принять поддержку от кого угодно?

О.Х.: Знаете, лично я однозначно не разделяю подобной оценки тех или иных представителей оппозиции. Основная ответственность за всё происшедшее тогда лежит на властях: они распорядились стрелять в людей. Вам должно быть известно, что виновные в тех преступлениях по сей день не выявлены и не наказаны по всей строгости закона. Тогда погибло 10 человек. Но ни одного, ответственного за это, как не было пять лет назад, так нет и до сих пор. Не думаю, что названный вами деятель – как, впрочем, и многие другие – так уж виноват в тех трагических событиях. Непосредственные виновники, по сути – убийцы мирного населения по сей день не разоблачены. Это свидетельствует о том, что те события были спровоцированы самими властями, ими же потом режиссировались, а сейчас власти взяли на себя недостойную миссию по покрытию преступников.

.- Раффи Ованнисян проводит консультации со многими политическими деятелями Армении. В том числе – с лидером партии “Процветающая Армения”, Гагиком Царукяном. На поддержку которого, видимо, рассчитывает. Но ведь Царукян – один из крупнейших армянских олигархов. Не противоречит ли это позиции г-на Ованнисяна и целям народного движения? В частности – таким, как разрушение коррупционно-олигархической системы?

О.Х.: Все те политические силы, которые не принимают итоги состоявшихся президентских выборов, считают, что результаты были подтасованы, и высказывают свое мнение по этому поводу тем или иным образом, рассматриваются нами в контексте потенциального сотрудничества. В частности, ППА обнародовала заявление о том, что остаётся рядом с народом при любом развитии событий, и что нынешняя ситуация чревата серьезными проблемами. Правда, это заявление получилось несколько аморфным. Но всё же был сделан определенный шаг в сторону протестного движения. И мы откликнулись на этот шаг. Г-н Ованнисян не страдает какими-либо комплексами, он легко идет на контакт в поисках граней сотрудничества, он легок на подъем. Возможно, его нестандартные действия порождают упреки в “отходе от генеральной линии”, и тому подобное. Но, поскольку г-н Ованнисян не отягощен подобными синдромами, он готов пойти навстречу тому, кто делает шаг навстречу ему. Встреча с Гагиком Царукяном состоялась по обоюдной договоренности. Такие встречи были и с Армянской революционной федерацией Дашнакцутюн, и с Армянским Национальным Конгрессом. Словом, мы открыты для партнерства.

.- И это не противоречит целям вашего движения?

О.Х.: Отнюдь нет. В принципе, контакт можно строить с кем угодно, всё зависит от повестки диалога. Состоялась же встреча Раффи Ованнисяна с Сержем Саргсяном. Темы обсуждения он выдвинул сам: нелегитимность состоявшихся выборов и поиск путей для выхода из создавшегося политического кризиса. Переговоры – один из важнейших компонентов политической культуры. А г-н Ованнисян своими действиями, думается, не раз уже доказал, что он – сторонник именно таких шагов. А не конфронтации, подогреваемой взаимными обидами.

.- В случае прихода к власти Раффи Ованнисян обещает, в частности, всего лишь за один год привести в порядок зону бедствия в Шираке и Лори, решив тем самым проблемы значительной части населения республики. Обещается также в течение года повысить пенсии на 50%. В качестве источника финансирования рассматривается вывод 40% отечественной экономики из “тени”. Неужели реально за такой короткий срок вытащить из “тени” такой массив, освоить финансовые потоки, которые пойдут после этого, и довести дело до нужного результата?

О.Х.: Вывод из “тени” той части экономики, которая ускользает от налогообложения – только один из зафиксированных в программе г-на Ованнисяна путей решения экономических проблем. Не менее важным аспектом мы считаем принципиальный подход к рациональному использованию бюджетных средств. По меньшей мере, 25-30% этих средств сегодня попросту разворовывается, присваивается. А ведь это – громадный ресурс. Еще один ресурс – реальная либерализация экономики, ее демонополизация, что должно способствовать привлечению крупномасштабных инвестиций – порядка 1 млрд долларов ежегодно. Программа базируется на выкладках экономистов.

Наряду с этим, специалисты также подчеркивают необходимость реформирования правовой системы. Ведь при выводе страны из кризиса суды реально становятся независимыми, какими им и надлежит быть, а не придатками исполнительной власти или тех же олигархов. Суды, наконец, начнут отстаивать права хозяйствующих субъектов в правовом поле, а не в формате столкновения интересов. Вот тогда иностранные инвесторы охотно начнут приходить в Армению. Причем вовсе не обязательно гнаться за гигантскими суммами. Тысячи наших соотечественников, проживающих в зарубежье, готовы вкладывать по несколько миллионов долларов и основывать здесь свой бизнес. Даже если он окажется не таким рентабельным, как, скажем, в Китае. Диаспора – наше конкурентное преимущество. Но сегодня его потенциал практически не востребован. Между тем, есть немало армян, живущих ныне за пределами Армении (в том числе – и те, кто уехал в последние 10-15 лет), кто неплохо продвинулся в бизнесе и сейчас готов вложить здесь часть заработанного там капитала.

Ситуация в этом плане сегодня совершенно плачевная. Достаточно кому-нибудь изъявить намерение инвестировать капитал, как тут же возникают некие личности, подконтрольные президенту Саргсяну или олигархам (либо солидарные с ними), стремясь “войти в долю”, намекая на “крышевание” нарождающегося бизнеса, а проще говоря – желая прибрать его к рукам. Прямо-таки беспредельная алчность. Всё это абсолютно неприемлемо. Понятно, что в таких условиях мало-мальски серьезные предприниматели не стремятся делать бизнес в Армении.

  - В том случае, если Раффи Ованнисян станет президентом Армении, сохранится ли многовекторность во внешней политике страны? Или он не является сторонником многовекторности?

О.Х.: Однозначно – многовекторность сохранится. Причем – на значительно более высоком уровне и по-новому. По нашей оценке, сегодня отмеченной вами многовекторности в армянской внешней политике практически нет. А происходит нечто иное: сегодня наши руководители отправляются в Москву и говорят российским властям одно, потом едут в Вашингтон и обещают американской администрации другое, а в Европе заверяют в третьем. И так далее. В итоге Армения так и не становится надежным, заслуживающим доверия партнером в глазах международного сообщества.

Конкретно по России Раффи Ованнисян подчеркивает: рано или поздно наши отношения с ней непременно вступят в новый этап. Даже более того: звездный час в армяно-российских взаимоотношениях – еще впереди. Он наступит тогда, когда оба партнера начнут уважать интересы друг друга, строить отношения в горизонтальном формате, как равный с равным. Если Москва в лице Еревана увидит перед собой такого партнера – честного и принципиального, отстаивающего свои национальные интересы,- то наши двусторонние отношения сложатся значительно более продуктивно. Здесь важно подчеркнуть, что они должны быть именно двусторонними, а не в рамках каких-либо форматов. Например – ОДКБ или НАТО.

.- Следовательно, можно ожидать позитивных сдвигов в отношениях с Россией?

О.Х.: Да, такие сдвиги вполне реальны, и их можно ожидать в обозримом будущем.

.- А останутся ли на территории Армении российская военная база и российские пограничники?

О.Х.: Это, думается, должно стать предметом дальнейших переговоров. Если двусторонние отношения поднимутся на качественно новый уровень, базируясь при этом на взаимном уважении и обоюдном признании, то, наверное, и российская военная база, и пограничные части еще останутся, и Армения получит некоторые дополнительные дивиденды в ходе партнерства. В любом случае, ни один вопрос не должен решаться в одностороннем порядке, с позиции силы.

.- Раффи Ованнисян – сторонник незамедлительного признания Арменией Нагорно-Карабахской Республики. Не считаете ли вы, что это входит в противоречие в идеей “миацума”, т.е. с тем, что должно являться непреходящей целью армянского народа – воссоединением исконно армянских территорий?

О.Х.: Когда Армения признáет независимость НКР, территориальную целостность Арцаха в границах, в которых он сформировался и сегодня существует, то это послужит катализатором для процесса международного признания НКР. Потому что сегодня какая-либо страна не признáет Арцах, если этого сначала не сделает Армения. А когда начнется процесс международного признания, то в дальнейшем НКР как суверенный субъект международного права уже сама для себя определится с воссоединением. На мой взгляд, это – вопрос времени. Однако уже сегодня можно констатировать, что стремление к объединению в составе единого государства доминирует и в Армении, и в Арцахе.

.- Какое место в вашей внешней политике будет занимать борьба за справедливое решение Армянского вопроса – Айдата? Не считаете ли вы, что пришло время переходить от признания Геноцида армян международным сообществом к предъявлению Турции требований о материальных и территориальных компенсациях?

О.Х.: На наш взгляд, весь спектр требований должен сопровождаться борьбой за международное признание Геноцида армян. Когда предметом обсуждения становятся армяно-турецкие отношения, то мы – принципиальные противники всяких протоколов, где фиксируются предварительные условия. Если Турция выдвигает предусловия – тогда и мы выложим свои предусловия на стол переговоров. А именно: признание Геноцида, компенсации, возврат территорий, и т.д. А если Турция готова к установлению дипотношений без всяких предусловий, путем обмена дипломатическими нотами, в соответствии с Венской конвенцией [1], что не требует иных протоколов – это вполне допустимый вариант. Можно установить дипломатические отношения, а потом уже заняться обсуждением актуальных вопросов, представляющих обоюдный интерес. От них-то никуда не деться ни нам, ни Турции.

.- Г-н Ованнисян родился и вырос в спюрке, так что он не понаслышке знаком как с успехами, так и с проблемами армян за рубежом. Удовлетворяет ли вас нынешний уровень взаимоотношений Армении? Считает ли он удовлетворительной работу Министерства диаспоры РА?

О.Х.: Нынешний уровень этих взаимоотношений не может считаться удовлетворительным. Потому что каналы востребования потенциала спюрка в плане привлечения инвестиций, эффективного использования профессиональных ресурсов, стимулирования репатриации, и т.д., сегодня практически не действуют. И проблема этого – в Армении, а не в спюрке. Как только в Армении произойдет смена скомпрометировавших себя властей, будет сформирован новый политический климат, и эпицентром отечественной внешней и внутренней политики станут национальные интересы, государственный суверенитет и гражданские права, то застой в отношениях Армения-Диаспора незамедлительно окажется преодолен, связи начнут укрепляться и расширяться.

Что касается Министерства диаспоры – мы считаем, что его низкая эффективность обусловлена не нежеланием или неумением этого ведомства работать должным образом, а тем, что эта структура обслуживает нынешнюю систему государственного управления. Так что даже при желании работать лучше у Миндиаспоры нет необходимых для этого ресурсов и институциональных возможностей. Ибо в стране сегодня отсутствуют предпосылки для такого сдвига.

.- Время от времени озвучивается мнение о том, что нынешние государственный герб и гимн Республики Армения надо бы поменять. Как вы считаете, есть необходимость в этом?

О.Х.: Честно говоря, этот вопрос у нас не обсуждался. Могу высказать личное мнение. На мой взгляд, сейчас не самый подходящий момент для подобных новаций. Вот когда в Армении произойдут кардинальные перемены, родится Четвертая Армянская республика – тогда, возможно, и возникнет необходимость в некоторых корректировках государственной символики, созвучных времени. Хотя считаю вполне допустимым, что и в Четвертой Республике мы смогли бы обеспечить последовательность и наследовать нынешние гимн и герб.

.- Господин Ованнисян, не сомневаемся, что вы, являясь сыном видного ученого-историка Ричарда Ованнисяна, хорошо знаете историю Армении. Вы изучали ее по книгам вашего отца? Какие периоды армянской истории вы считаете наилучшими и наиважнейшими?

Р.О.: Изучал и продолжаю изучать по разным источникам, книгами своего отца не ограничиваюсь. Есть ряд ценных и интересных исследований.

Касательно периодов армянской истории – я бы выделил 1918 год, когда армянский народ после многовекового перерыва восстановил свое государство, а потом отстоял само его существование в майских боях против турецких захватчиков под Сардарапатом. Знаковым является также 1991 год, когда мы воссоздали независимую Республику Армения.

.- Читателями газеты «Еркрамас» в ее электронной версии являются, в основном, армяне, проживающие в бывших союзных республиках. Что бы вы могли им пожелать в заключение нашего интервью?

Р.О.: Всем нашим соотечественникам, живущим ныне в ближнем и дальнем зарубежье, во всем мире, желаю мира, веры и возвращения на историческую родину.

Хотелось бы выразить самую искреннюю признательность за поддержку, которую армянская община России оказала нам в ходе прошедшей предвыборной кампании и во время выборов. Мы знаем (и ценим!), что нам выражали солидарность не только давно живущие в России армяне, но и те, кто уехал относительно недавно. Многие из них еще сохранили гражданство РА и, соответственно, право участвовать в выборах. Мы ощутили, без преувеличения, громадную поддержку, что, честно говоря, явилось для нас большой неожиданностью.

  - Почему?

Р.О.: Принято считать, что российские армяне, как правило, поддерживают действующих на данный момент руководителей Армении. Между тем, на сей раз данные Интернет-опроса, размещенного на сайте Союза армян России, показали, что предпочтение отдано вашему покорному слуге. Такую поддержку мы продолжаем получать и через социальные сети – новый инструмент, существенно обогативший палитру взаимодействия Армении с Диаспорой. Послания приходят через Facebook, «Одноклассники», «В контакте», нас ободряют, разделяют наши взгляды, желают успехов, берутся за распространение наших обращений и заявлений, которые мы размещаем на своих сайтах. Огромное спасибо всем. Воистину, такая поддержка дорогого стòит.

Между прочим, она продолжается и сейчас. Конечно, не в таких масштабах: выборы уже состоялись. Но, тем не менее, продолжается.

Беседовал Ашот Гарегинян, ИЦ «Еркрамас»

[1] Венская конвенция о дипломатических сношениях (Vienna Convention on Diplomatic Relations) – один из основных нормативно-правовых актов в области дипломатического права. Была принята 18 апреля 1961 г. на Международной конференции в Вене. Конвенция регламентирует все основные вопросы дипломатического права; регламентируются виды и функции дипломатических миссий, процедура назначения главы дипломатического представительства, классы глав таких представительств, раскрывается понятие дипломатического иммунитета. Конвенция вступила в силу 24 апреля 1964 года. На сегодня ее ратифицировали 187 государств мира.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.