ЛЮБИМАЯ СТРАНОЙ НАИРИ: ВЕРА ЗВЯГИНЦЕВА

3 ноября, 2016 - 11:28

Говорят, истинный поэт тот, чье сердце вмещает чувства, волнующие одновременно многих. Именно такой была Вера Звягинцева - поэт с ярко выраженной индивидуальностью. Поэзия Веры Звягинцевой - это порыв к духовному идеалу, поэзия большой искренности, глубоких раздумий. Это выражение любви к жизни, к русской земле, о которой она писала со всей страстью души. Ей она посвятила самые сильные строки. Но умерла она "в две земли влюбленной". Вторая земля - Армения. Это и вторая любовь, похожая на вечную любовь к своей земле".

ВЕРА ЗВЯГИНЦЕВА БЫЛА УВЕРЕНА, ЧТО АРМЯНСКИЙ НАРОД - один из самых мудрых и жизнестойких на свете. И родина армян, их библейская земля - одна из удивительнейших. Такая страна не могла не стать родиной великих поэтов и художников, народ такой судьбы и стойкости не мог не породить выдающихся людей. По словам поэта, чтобы Армения своей культурой прославилась на весь мир, достаточно таких славных творцов, как Саят-Нова, Кучак, Комитас, Туманян, Исаакян, Сарьян, Хачатурян, Терьян, поднявших искусство своей родины до мировых высот.

Если бы не это глубокое, искреннее чувство к армянскому народу, к его бессмертным творениям, не могла бы она находить такие живые, проникновенные слова, чтобы донести до русского читателя произведения поэтов, отдаленных от нас целыми столетиями, сделать их животрепещущими, современными. Она смогла восстановить "связь времен", раскрыть заложенный в них на тысячелетия заряд. Свежесть и жизненность - вот их основное качество. Стихи Кучака, Налбандяна, Исаакяна, Маари, Чаренца, переведенные ею, звучат так просто и естественно, что перестают восприниматься переводами.

             Но ведь Вера Клавдиевна любила не только классику. Многих современных армянских поэтов она первой открыла русскому читателю. Сейчас трудно назвать поэта, чьи стихи хоть раз не зазвучали бы на русском в ее переводе. В них слышится и голос самой Звягинцевой с характерной для нее серьезной раздумчивой сосредоточенностью, точной, ненавязчивой лирической интонацией. Во многих своих переводах она проникает в такие глубины авторского замысла, которые доступны лишь поэту, околдованному Арменией, полюбившему эту "мудрость веков, лебединые женские пляски, медь горячих тяжелых стихов и полотен сарьяновских краски". Лучшие ее переводы соответствуют той формулировке художественного перевода, которую дал Корней Чуковский: "Не букву буквой нужно воспроизводить в переводе, а улыбку - улыбкой, музыку - музыкой, душевную тональность - душевной тональностью".

ЖИЗНЬ ОДАРИЛА ЕЕ НЕЗАУРЯДНЫМ ИСТИННЫМ ТАЛАНТОМ И ПОДЛИННОСТЬЮ ДАРОВАНИЯ. Благодаря большому дарованию ей посчастливилось стать значительным художником не только России, но и Грузии, Украины и особенно Армении. В своих стихах об Армении она воспела армянскую землю, ее людей, "терпеливых седых матерей", небо Армении, "рыжий обветренный край, где от песен заходится сердце". О своей любви к Армении она сказала серьезно, образно, сильно. Эту любовь к ней - чистую, ничем не омраченную, она сохранила до конца своей жизни.

Скрестите мне руки,

закройте веки, -

Я все-таки оживу:

Пройду по горам,

Все моря и реки

Без страха переплыву!

 

К прислонившимся мне наяву

нагорьям

Опять я приду, опять.

Я с ними не стану делиться горем.

Ни плакать, ни тосковать...

 

Я буду армянские песни слушать,

Встречать на Зангу зарю.

И на волоске висящую душу

Сухой земле подарю.

Не только возможность, но и право написать подобное стихотворение имел только такой поэт, как Вера Звягинцева - художник с мудрым сердцем и чистой совестью, до последнего дыхания преданный поэзии, знавший высокую цену слову, непримиримый враг лжи, позы, фальши. От таких стихов берет дрожь. Эти строки рождены горячей, всепоглощающей нежностью к армянской земле, к истории народа, болью за трагические повороты его судеб.

Звягинцевой принадлежат многочисленные переводы с украинского (Т.Шевченко, Л.Украинка) и грузинской поэзии. И все же в течение всей ее жизни именно армянская поэзия оставалась одной из самых горячих ее привязанностей. Она считала большим благом для себя общение с выдающимися армянскими поэтами.

Может быть, от того, что впервые она пришла к армянским друзьям известным зрелым мастером русской поэзии, ее художественные впечатления оказались особенно яркими и рельефными:

Не думала я в те мгновения,

Что этот июльский зной

И древние камни Армении

Навек овладеют мной.

 

Что дом над крестьянскими кровлями

Не даст мне спать до зари.

Что станут мне братьями кровными

Певцы твои, Наири.

Она влюбилась в творчество армянских поэтов, в их мудрое, философское искусство, в народ с его двухтысячелетней сценической культурой, с его певучей, чуть гортанной речью, с его песнями - веселыми и грустными, в которых порыв и раздумье одинаково выражает светлую народную душу. Как хорошо говорит об этом Вера Звягинцева:

Узнаю нежность и пламень,

Это вечное детство мечты,

         Эту землю, где даже сквозь камень

Пробиваются к солнцу цветы.

И сквозь милых мне черт угловатость

Светит в самой далекой глуши

"Голубая хрустальная святость"

Неподкупной народной души.

В СВОИХ ПЕРЕВОДАХ ИЗ АВЕТИКА ИСААКЯНА, КАК ОТМЕЧАЛ КРУПНЕЙШИЙ литературовед Дымшиц, В.Звягинцева "соперничала с крупнейшими мастерами поэтического перевода - В.Брюсовым, А.Блоком, открывшими русскому читателю творчество прославленного Варпета армянской поэзии".

И ее любовь была взаимной. Ее имя дорого Армении. То, что она сделала для армянской литературы, незабываемо. В армянской поэзии она оставила свой след, свою тропу, к которой мы будем постоянно возвращаться. Большим уважением к поэтессе, искренностью, глубоким чувством было продиктовано желание наших писателей поставить памятник на ее могиле. Это дань уважения ее памяти, тому, что она сделала как поэт и как переводчик.

...1975 год. Переделкино. Кладбище, где покоятся Пастернак, Чуковский, Вера Звягинцева. Здесь собрались писатели, литературная общественность Москвы, гости из Армении, секретари Союза писателей Армении - Левон Мкртчян, Перч Зейтунцян, прозаик Карен Симонян, друзья поэтессы, почитатели ее поэзии.

На открытии памятника выступили секретари Союза писателей СССР М.Луконин, писатели из Армении. Выступающих было много, но запомнилось яркое, неординарное слово Левона Мкртчяна. Он говорил, что Вера Клавдиевна была большим другом Армении, армянской поэзии, которую она переводила любовно, самоотверженно. Талант и культура, строгость к себе, прекрасные знания, тонкое чувство художника, замечательное чувство слова - вот что отличало Веру Звягинцеву. У нас множество примеров давней и тесной связи русских поэтов с Арменией. Так случилось, что Вера Звягинцева оказалась причастной к этой традиции. Ее встреча с Арменией, армянской поэзией дала зрелые, яркие, сочные плоды, как бы заново открыла Армению миру. Она умела вглядываться в обожженные солнцем камни Армении, умела читать по ним ее бессмертные письмена. Она восхищалась символом Армении - Араратом, который сиял перед ней прозрачностью невозвратного прошлого и неопределенного грядущего.

            44 года прошло со дня ухода из жизни Веры Клавдиевны Звягинцевой. Но с нами остались ее книги, ее переводы армянской поэзии, вобравшие в себя все ее тревоги, надежду, любовь...

Комментарии

Из- за таких вот стихотворений я и не взлюбил поэзию. Пусть каждый понимает это, как хочет.

Из- за таких вот стихотворений я и не взлюбил поэзию. Пусть каждый понимает это, как хочет.

Или: национальных классиков надо читать в оригинале - или вовсе их не читать. Хотите примеры? Извольте. Аветик Исаакян (последний армянский классик), Шота Руставели, Тарас Шевченко, Александр Пушкин, Владимир Маяковский, Уильям Шекспир, Паруйр Севак, Ованес Шираз, Сиаманто, а всех остальных и сами вспомните, если лень не одолеет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.