Приступ подлости: кому не дает покоя посмертная слава Зои?

21 декабря, 2016 - 09:39

У доморощенной либеральной тусовки давно завелась одна подленькая традиция – как подходит какой-то святой для россиян день, так от её представителей обязательно следует «поздравление». То ныне благополучно почивший журнал «Столица» отметится пасквилем «Поражение советских войск под Москвой», то канал НТВ разразится телеподелкой о Ржевско-Вяземской операции, в которой объявит маршала Г.Жукова «мясником», то большой экран «порадует» «Штрафниками», где представит всю Красную армию, а то и всю страну одним огромным штрафбатом. «Невежественным» соотечественникам сообщают леденящие кровь подробности о сражениях, которые из-за их полного провала всеми силами скрывает официальная наука; о бездарных генералах Красной армии, умевших воевать, только заваливая противника трупами своих солдат; о командирах, бросавших подчиненных в бой с одной винтовкой на троих; о солдатах, страстно мечтавших дезертировать и остававшихся в окопах только потому, что с тыла их стерегли заградотряды; о вчерашних зэках, бросавшихся на амбразуры немецких дзотов по причине полностью атрофированного инстинкта самосохранения; об умном и умелом противнике, благодаря своему военному искусству образцово отошедшему вплоть до Берлина, сдавшему свою столицу, но так и не потерпевшему поражения.

Не обошлось без гаденького «поздравления» и на 75-ю годовщину Московской битвы. Художник-карикатурист Бильжо решил, видимо, напомнить всем о своей первой профессии врача-психиатра:открыл в сетевом издании The Insider рубрику «Диагноз недели с доктором Бильжо». Дебют он отметил, рассказав, по его собственному определению, «страшную, крамольную вещь, которая взорвет Интернет и меня» (оговорившись при этом, что «слава Богу, я сейчас нахожусь далеко», не иначе, как за границей). Цитируем: «Я читал историю болезни Зои Космодемьянской, которая хранилась в архиве психиатрической больницы им. П.П. Кащенко. В этой клинике не раз лежала до войны Зоя Космодемьянская, она страдала шизофренией. Об этом знали все психиатры, которые работали в больнице, но потом ее историю болезни изъяли, потому что началась перестройка, стала просачиваться информация, и родственники Космодемьянской стали возмущаться, что это оскорбляет ее память».

А мы-то с вами, не принадлежащие, вроде Бильжо, к числу посвященных, не знали, не ведали! Думали, что восемнадцатилетняя девчонка из любви к своей Родине и из ненависти к её захватчикам пошла на виселицу, перенеся не поддающиеся описанию муки от рук «цивилизованных» оккупантов.

Оказывается, ничего подобного. Да и мук особых она не чувствовала. Как психиатр, г-н Бильжо авторитетно заявляет: «Когда Зою вывели на подиум (надо понимать – на помост под перекладиной виселицы. – Ред.) и собирались повесить, она молчала, хранила партизанскую тайну. В психиатрии это называется "мутизмом": она просто не могла говорить, так как впала в "кататонический ступор с мутизмом", когда человек с трудом двигается, выглядит застывшим и молчит. Этот синдром был принят за подвиг и молчание Зои Космодемьянской». Оговорившись, что он как «психиатр и человек… очень сердечно относится к душевнобольным, понимая их страдания», тем не менее авторитетно заключил: «Но историческая правда такова: Зоя Космодемьянская не раз лежала в психиатрической больнице им. П.П. Кащенко и переживала очередной приступ на фоне тяжелого мощного потрясения, связанного с войной. Но это была клиника, а не подвиг давно болевшей шизофренией Зои Космодемьянской».

На самом деле ничего «авторитетного» за этими словами «сердобольного психиатра и человека» нет, одно наглое вранье. А в нём уличил Бильжо историк Александр Дюков: «Бильжо рассказывает, что лично читал дело Зои Космодемьянской в архиве больницы им. Кащенко и видел там диагноз "шизофрения". Но вот беда – на самом деле в конце 1940 года Космодемьянская находилась на лечении в больнице им. Боткина (не имевшей психиатрической специализации). А находилась она там с диагнозом "острый инфекционный менингококковый менингит". После выписки из Боткинской больницы Зоя с 24 января по 4 марта 1941 года проходила реабилитацию в санатории "Сокольники"». Историк не только рассказал о документах, но и опубликовал их, так что в беззастенчивом вранье психиатра может убедиться любой.

Подвиг Зои – бойца разведывательно-диверсионной части № 9903 описан подробно, поэтому скажем о самом, на наш взгляд, главном. Вчерашняя школьница, она добровольно прошла обучение в разведшколе Западного фронта, дважды успешно переходила линию фронта. В ноябре 1941 г. при выполнении боевого задания в Рузском районе Подмосковья была схвачена немцами. Несмотря на пытки, девушка отказалась отвечать на вопросы оккупантов о цели задания и составе диверсионной группы. 29 ноября Зоя была казнена в деревне Петрищево. Поскольку немцы согнали на ее казнь многих местных жителей, доподлинно известны ее последние слова, брошенные в лицо палачам: «Вы меня сейчас повесите, но я не одна. Нас двести миллионов. Всех не перевешаете. Вам отомстят за меня!» В последние секунды жизни она подбадривала своих земляков: «Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь...»

Сколько по нашей земле проходит сегодня «Бессмертных полков», и по праву в составе каждого из них – Зоя

Ее слова, обращенные к своим современникам, звучат сегодня заветом нам – бороться с оккупантами исторической памяти, которые рвутся вытоптать прошлое России. Потому что все разговоры Бильжо и иже с ним о прорыве к правде «страшной, крамольной», в действительности преследуют одну цель – ударить по самому святому, по памяти о войне и её героях.

Всё это вопрос не знания, а обычной совести. Сам не знавший войны престарелый дядя набросился на юную девчонку, навеки оставшейся восемнадцатилетней, на память о ней, злословя по поводу её болезни. Принцип древних: Medice, cura te ipsum! (Врач, исцели себя сам!) – явно не для этого «эскулапа».

Ну не нравится тебе возвеличивание образа первой женщины – Героя Советского Союза в годы войны, так покритикуй систему пропаганды, которая, может, и не во всем ладно, но в целом верно формировала батальоны и полки героев. Что же ты на девчонку взъелся, когда ни она сама, ни её боевые товарищи уже не смогут тебе ответить!

Зоя – сумасшедшая, а как же тысячи и тысячи других героев, закрывавших вражеские амбразуры, бросавшиеся под танки со связками гранат, направлявшие свои подбитые самолеты на вражеские колонны?.. Ответ господ Бильжо хладнокровен – такие же сумасшедшие. И режим, который их воспитал, тоже сумасшедший. Однако как это гладко у Бильжо выходит: Зоя-партизанка, уничтожавшая врагов, пришедших на ее землю, - шизофреник, а каратели, издевавшиеся над ней так, что слов не подобрать, очевидно, гуманисты?

О том, какими они были, эти «гуманисты», сказали наиболее совестливые из них. Российский историк Е. Сенявская приводит документальную запись слов, сказанных в апреле 1945 г. одним из солдат вермахта в разговоре с земляками: «Если победят… русские, поляки, французы, чехи и хоть на один процент сделают с нашим народом то, что мы шесть лет подряд творили с ними, то через несколько недель не останется в живых ни одного немца. Это говорит вам тот, кто шесть лет сам был в оккупированных странах!»

 …А что касается «кататонического ступора с мутизмом», то журналист «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин не позволил нашему психиатру скрыться за специальными терминами и поставил вопрос ребром: «Если бы Андрея Бильжо били несколько часов, потом изнасиловали – много раз, потом поводили голого по морозу и вырвали ногти, он бы "на подиуме", под петлей, впал бы в "кататонический ступор с мутизмом" или держался бодрячком и шутил?

Скорее всего, до этого бы просто не дошло. Полагаю, было бы рассказано все, о чем упорно молчала Зоя. И нашлось бы для этого множество причин, как находили их для себя те, кто сотрудничал с врагами. Тут тебе и "людоедский" советский режим, "немцы – культурная нация", "простых людей немец не обижает, только коммуняк" и "наконец-то порядок будет – заживем". Все эти мантры существовали задолго до понятия "окно Овертона", и все их уже знают наизусть – кому-то из современников протолкнули в сознание через это "окошко". А кто-то взял, – иронизирует Дмитрий Стешин, – и уже родился патологически нормальным человеком, для которого за Родину умереть – шизофрения».

Так что психиатр Бильжо действительно поставил диагноз, только, вопреки собственному стремлению, не Зое, а себе и таким же, как он, «правдолюбцам».

Георгий ПАРФЕНОВ

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.