Арцах, Зорий Балаян, письмо Путину, или Много шуму… из-за чего?

31 октября, 2013 - 12:42

Когда в самом начале посредством различных СМИ и «социальных сетей» начало распространяться открытое письмо известного общественного деятеля, писателя-публициста и ветерана Карабахского движения Зория Балаяна в адрес президента России Владимира Путина – честно говоря, не складывалось впечатления, что оно вызовет столь странный резонанс и такие разноречивые отзывы.

Вопрос «Что он хочет этим сказать?» был, наверное, самым популярным. Чего только не пытались увидеть в этом открытом письме! Наиболее гениальные головы начали даже целую антипропаганду… архиепископа Арцахского Паркева – мол, Зорий Балаян осуществлял согласованную именно с архиепископом Паркевом «акцию». Иные обвиняли Зория Балаяна в «рабской психологии» и так далее. Третьи – дошли до того, что помахали в сторону писателя и архиепископа Паркева пальчиком чуть ли не «гнева Вехапар Католикоса»; мол, Гарегин Второй сильно рассержен!..

Дело дошло до того, что в статье Гайка Котанджяна уже шло фактическое адвокатирование в пользу Зория Балаяна. Пошли выступления и комментарии других общественных и политических деятелей, представителей партий и так далее. Дальше – больше. Сам Зорий Балаян был вынужден публично вступить в диалог со своими критиками и реагировать на их главное обвинение – аххх!!!! Зорий Балаян, мол, «подарил» наш Арцах России. Однако постоянно не покидало ощущение театрализованности – и вокруг атмосферы появления самого открытого письма, и вокруг бурного резонанса и критики, повторим, как в адрес Зория Балаяна, так и, не поймёшь почему, в адрес архиепископа Паркева.

Вопрос не в том, что я или кто-то иной имеет или не имеет своего мнения о письме Балаяна и его содержании. Возвращаться ко всем подробностям обсуждений, да и комментировать содержание письма, на мой взгляд, излишне. Публикаций и иных откликов было даже слишком много. Однако, честно говоря, когда зациркулировало и обращение участников войны – бывших военных командиров с рефреном «Наш ответ зориям балаянам» – то стало уже не по себе. Получается, что люди в Армении и, видимо, даже в Арцахе в чём-то разучились читать, или – понимать прочитанное.

Я не вправе ни хвалить, ни осуждать – ни самого Зория Балаяна, ни всех, кто сейчас выступил и продолжает выступать против писателя и его открытого письма. Однако разобраться в ситуации, уверен, всё же необходимо. Мне представляется, что ничего особо сверхнового, касающегося и Арцаха, и русско-иранского Гюлистанского мирного договора, в письме Балаяна нет. И априори – не могло быть. Ничего нового нет и относительно трагической судьбы армянства Нахиджевана. Немало лет сам Зорий Балаян спокойно молчал и не обращался к президентам России (будь то Путин или Медведев) с открытым письмом, прямо или косвенно связанным с желанием напомнить о тех или иных аспектах истории Закавказья. Тогда почему же это всё началось и завертелось по резко усиливающейся спирали именно сейчас – в октябре 2013 года?

Никто, как мне кажется, не имеет права ставить под сомнение право Зория Балаяна как свободного гражданина Армении на выражение собственного мнения и озвучивание своих оценок по тому, или иному вопросу, связанному с будущим Арцаха. Проявляя открытость и выдержку при обсуждении политических проблем с представителями иных государств, в том числе – заведомых оппонентов Армении и армянства, мы не можем демонстрировать иное отношение к своим согражданам, тем более к тем, кто стоял у истоков национально-освободительного движения и привнёс свой вклад в создание и становление независимой армянской государственности. Причём – и в Армении, и в Арцахе. В конце концов, нельзя не согласиться, что главная идея автора состояла в том, что обеспечение безопасности и развития НКР в исторических границах Арцаха не имеет альтернативы.

Более того, спустя некоторое время, президент Ассоциации политической науки Армении Гайк Котанджян также раскрыл один немаловажный нюанс, который на первых этапах обсуждения письма Балаяна был неизвестен, создавая впечатление, что известный писатель как бы решил проявить «более лояльное» отношение именно к Владимиру Путину. Однако, как оказалось, текст открытого письма Балаяна, да к тому же – посредством именно Гайка Котанджяна, 18 октября был продублирован и в адрес первых лиц США и Франции: «Ассоциация политической науки Армении в связи с важностью и открытостью представленных в письме Зория Балаяна оценок и предложений по разрешению карабахского конфликта в интересах установления прочного мира на Южном Кавказе имеет честь направить данное заявление и Открытое письмо посольствам государств – сопредседателей Минской группы в Республике Армения для его передачи многоуважаемым президенту Российской Федерации г-ну Владимиру Путину, президенту Соединенных Штатов Америки г-ну Бараку Обаме и президенту Французской Республики г-ну Франсуа Олланду – с просьбой рассмотреть оценки и предложения автора Открытого письма и принять их к сведению при подготовке соответствующих решений». Таким образом, открытое письмо Путину более таковым не является – это уже иной документ. И этот документ 18 октября был официально передан послам РФ, США и Франции в Ереване Ивану Волынкину, Джону Хефферну и Анри Рено

Не могу рассуждать и фантазировать, насколько, скажем, варианты текста французского и английского письма Зория Балаяна могут отличаться от русского текста, который скрупулёзно зачитан и обсуждался и в Армении, и в диаспоре. Но поразмышлять о том, нужна ли подобная акция вообще и даст ли она какой-нибудь результат, видимо, надо. Волей-неволей, хочется призвать к хладнокровию и терпению, а также – терпимости к иному мнению всех наших сограждан и зарубежных соотечественников – и сторонников письма Балаяна, и их оппонентов.

В Армении многие, возможно, позабыли, что Гюлистанскому договору исполнилось 200 именно в октябре 2013 года. Во всяком случае, лишь в Славянском университете прошло мероприятие – круглый стол, посвящённый этому событию. Тема – «Гюлистанский мирный договор в исторических параллелях 1813-2013 годов». 31 октября запланирована в Большом зале «Президент-Отеля» в Москве под эгидой Института стран СНГ состоится крупная международная научно-практическая конференция «Гюлистанский мирный договор: история и современность».

При всех «за» и «против» при оценке личности Зория Балаяна, оценке значения его участия в становлении современной истории Армении и Арцаха, никто не может отрицать, что как минимум, на протяжении последних 25-30 лет он являлся (возможно, является и сейчас) одним из достаточно осведомлённых в Ереване людей. Кроме того, он всегда в той или иной мере пытался дать понять или напомнить нашей общественности, окружающему миру, что он ВООБЩЕ ЕСТЬ и готов к действию. Участие и в круглом столе в Славянском университете, и в других мероприятиях, так или иначе связанных с Арцахской темой, на мой взгляд, наглядно показало, что Зорий Балаян – ответят ли ему президенты России, США и Франции или нет – своей главной цели уже достиг. И в Ереване 24 октября, и в Москве 31 октября, почти любой докладчик по теме Гюлистанского договора, волей-неволей будет вынужден признать, что он знает или хотя бы слышал о письме Балаяна. Ибо говорить о Гюлистанском договоре и не вспомнить о неурегулированности Арцахской проблемы – практически невозможно.

Уверен – хотя бы только как бывший депутат бывшего Верховного Совета бывшего СССР, Зорий Балаян отлично знал, что его открытое письмо может остаться безответным. И, скорее всего, так оно и будет. Он знал и знает, что с главами великих государств механизмы «обратной связи» совершенно иные. И даже ответ на открытое письмо, если придёт, то придёт не в публичной форме, а иначе – кулуарно, по «известным каналам». Тем более – в такой щепетильной проблеме, как Арцах, которым наравне «занимаются» сразу несколько региональных и даже глобальных игроков. Некоторые из них к тому же сейчас вовсе не в самых благополучных отношениях между собой – пусть даже и не из-за Армении и армян, а из-за Сирии. И поскольку Балаяна трудно заподозрить в намерениях «сдать Арцах» вообще кому бы то ни было, то, следовательно, и «цена вопроса» заключалась для него не в том, что он после открытого письма будет терпеливо ожидать – ответит или нет ему Владимир Путин? А если ответит – ой, а что он ответит?.. В чём в чём, но в политической наивности Зория Гайковича заподозрить даже труднее, чем, допустим, в предательстве или «раболепии» перед каким-то иностранным государством. Это к версии о том, что письмо Балаяна могло быть каким-то образом связано с сентябрьским заявлением Президента Армении о намерении вступить в Таможенный союз....

Но ограничивать всё только лишь стремлением Балаяна деятельно «помочь», допустим, круглому столу в Ереване или конференции в Москве, посвящённым Гюлистанскому договору, видимо, тоже будет неправильно. Не хочу заниматься «вскрытием механики» назначения и проведения тематических мероприятий в Ереване и Москве. Однако уверен – Зорий Балаян точно знал, что стремления провести хоть какие-то обсуждения Гюлистана, его уроков, последствий и современной актуальности в двух столицах есть. И не только в среде научно-экспертного сообщества, но и повыше. Не исключаю, что ему стало известно о каких-то «подводных камнях» решения о проявлении особого внимания к 200-летию подписания Гюлистанского договора. Тем не менее, это вовсе не означает, что своё решение о публикации письма В.Путину известный писатель-публицист «согласовывал с кем-то наверху». Тем более – с церковью. Как общественный деятель он вполне самодостаточен, и особо в советах со стороны не нуждался и не нуждается.

Но вот с чем я лично никогда не соглашусь – это с утверждением (или – предположением?..) Зория Балаяна о том, что Арцахская проблема является проблемой не только армян, но и… самой России. Это не так. Тогда уж, коль скоро наш писатель затронул в письме тему Гюлистана, он подобный пассаж просто обязан был адресовать и… соседнему Ирану. РФ – правопреемник царской России и СССР, а современной Иран – правопреемник Персидской империи. И именно эти две державы заключали Гюлистанский договор, а не «Карабахское ханство» в отдельности и не Восточная Армения (про так называемый «Азербайджан» вообще полезно молчать – в те времена ни у кого не могло возникнуть «идеи» называть так земли севернее Аракса). Так что, по логике Балаяна, выходит, что зазывая и без того активно участвующего в решении НАШЕЙ проблемы президента, он как бы «позабыл» об Иране, хотя должен помнить, что наши южные соседи «неактивно», но тоже участвуют в решении НАШЕЙ проблемы. И, как минимум, с мая 2001 года. Впрочем, когда Балаян «напоминает» Путину о «пожеланиях» в иранском парламенте пересмотреть и Гюлистанский, и Туркманчайский договора, то вроде бы демонстрирует, что он знает об иранском факторе. Но тогда – в чём же дело?

Как это ни странно, но пересмотр или не пересмотр этих договоров – вопрос сугубо русско-иранских отношений. После 1918-1920 гг. Россия и Иран всеми последующими двусторонними договорами фактически лишь подтвердили территориальные реалии Гюлистанского и Туркменчайского договоров. И то, что сегодня Москва и Тегеран предпочитают опираться именно на свои договоры советской эпохи, а не на Гюлистан и Туркменчай – это тоже дело лишь России и Ирана. Даже – не армян и азербайджанцев, как это ни странно. Иной вопрос – смена внешних декораций в Закавказье, появление трёх признанных, двух частично признанных и одного пока непризнанного нового государства. Международная правосубъектность всех шести – реально, в руках именно России и Ирана, а не абстрактного «международного сообщества» или, допустим, более конкретно –  США и Европы. Только в случаях Нахиджевана и Аджарии в этот русско-иранский «диалог» получила вкрапление и Турция. Но она – вне игры, по очень многим причинам.

И потому Арцахская проблема – это ВНАЧАЛЕ ТОЛЬКО НАША проблема. Ведь Россия и Иран о своих взаимоотношениях и границах уже договаривались, и не раз.

А вот предложение Балаяна  российскому президенту наряду с главами других стран-участниц Минской группы посетить Арцах-НКР («посетите Карабах,.. поднимитесь хотя бы на Гандзасар – и Вы увидите будущее» и т.д.) – это уже, к слову, полупрозрачный намёк на то, что у письма была и некая внутриполитическая составляющая. Хотя, возможно, я и слишком далеко иду в своих подозрениях. Но мы же не забыли, в связи с чем и от кого совсем недавно последовало предложение всем трём президентам Армении собраться в Арцахе и именно в Гандзасаре. Привлечь внимание (Путина ли, Обамы ли, Олланда ли) к Гандзасару – хороший ход. Соберутся или нет все три президента Армении (надо полагать, что будут приглашены и все президенты НКР…) в Гандзасаре – знает один Бог. Сумеют ли о чём-то договориться – прогнозировать вряд ли возможно. Зато название места встречи уже приобрело символичность – взойдут ли президенты стран-участниц МГ ОБСЕ на высоты вокруг Гандзасара, увидят ли они оттуда именно будущее – это отступает на второй план. А на первом – Гандзасар. И, естественно, вопрос о признании мировым сообществом независимости Арцаха-НКР.

…Пожалуй, на этом я завершу размышления. Потому как не вижу смысла в попытке раскрыть все цели и задачи, которые ставил перед собой Зорий Балаян при написании и публикации своего открытого письма Владимиру Путину. Время всё расставит по своим местам.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.