Треугольник – фигура геополитическая

6 февраля, 2017 - 13:04

Недавний визит министра обороны Армении Вигена Саркисяна в Иран политологи, иранисты и журналисты называют историческим и беспрецедентным.

Спорить с этими определениями трудно, ибо последний аналогичный визит состоялся семь лет назад и ничем экстраординарным не запомнился. Не то, что нынешний, буквально поразивший насыщенностью и прорывом в степени сближения двух стран в вопросах безопасности и обороны.

Если не исторический, то беспрецедентный

Официальная информация о визите Вигена Саркисяна полностью укладывалась в рамки обычной для таких случаев терминологии и лексики, но умеющий читать между строк и обращать внимание на неслучайные мелочи (случайностей в вопросах такого уровня не бывает по определению) может сделать несколько важных выводов.

То, что Саркисян вместе со своим иранским коллегой Хосейном Дехганом и советником духовного лидера Ирана по вопросам внешней политики Али Акбаром Велаяти декларировали желание развивать сотрудничество и неприемлемость применения силы в решении проблемы Нагорного Карабаха – это ожидаемые слова в рамках вежливости, протокола и здравого смысла.

Высоко оценив армяно-иранскую дружбу, собеседники выразили убеждение, что это важная предпосылка для продолжительного углубления отношений. Велаяти отметил, что Иран и Армения уже эффективно взаимодействуют в ряде отраслей экономики, и выразил надежду, что официальный визит министра обороны Армении в Иран стимулирует сотрудничество также в оборонной сфере.

Но что значит – сотрудничество? Это ведь может быть, теоретически, просто декларативным, обычным заявлением. Но уже то, какие оборонные предприятия и компании посетил Саркисян, говорит о серьезности этих намерений. Судя по всему, стороны собираются довести свои отношения в сфере обороны и безопасности до уровня имеющихся политических добрососедских отношений. Это означает начало интенсивных контактов в военной сфере и можно предположить, что речь пойдет о высокотехнологичном сотрудничестве в военной сфере.

Разумеется, по понятным причинам, подробности уже достигнутых и перспективных соглашений и контрактов (если таковые будут) останутся в тайне в обозримом будущем. Но, не впадая в эйфорию и стараясь не делать необоснованных предположений, можно с большой долей вероятности утверждать, что армяно-иранские военные отношения будут строиться на разработке и реализации определенных высокотехнологичных проектов – компания «Электронное производство Ирана», гостем которой был армянский министр, как раз специализируется на таких.

Другая иранская компания, совместная работа с которой может быть полезной для оборонной сферы Армении – многопрофильная «Этка», с ней тоже познакомился министр обороны Армении. Круг интересов «Этка» чрезвычайно широк – от производства сельскохозяйственной и пищевой продукции до бытовой техники и электроники. В том числе, у иранской компании накоплен немалый опыт по снабжению тыловых подразделений армии Исламской Республики, а значит, опыт этот можно распространить и на армию армянскую.

Беспилотники израильского производства и не только

В армянской прессе в дни визита неоднократно говорилось о передаче армянской стороной Ирану определенной информации по сбитому во время четырехдневной апрельской войны израильскому беспилотнику. Эти сведения вполне похожи на правду, тем более, если учесть, что израильское оружие вообще, и БПЛА в частности, - давняя причина головной боли иранских военных – сказать, что отношения Ирана и Израиля прямо враждебные, значит не сказать ничего. А значит, Иран и Армения заинтересованы и могут разработать совместную программу по противодействию израильским БПЛА. И это еще раз подчеркивает беспрецедентность намечающегося военного сотрудничества.

Но есть еще, пожалуй, более значимый нюанс. На пресс-конференции 27 января министр обороны заявил, что часть закупленного вооружения, в рамках соглашения о предоставлении Россией для Армении государственного экспортного кредита на $200 млн, уже находится в Армении и пополнила арсенал вооруженных сил. По словам Саркисяна, процесс поставок оставшейся части вооружения продолжается в соответствии с намеченным графиком и, как отметил глава Минобороны, армянской стороной будет проявлена последовательность, чтобы получить весь объем в максимально сжатые сроки, так как этот процесс напрямую связан с боеспособностью армии.

А дальше последовало самое интересное: глава армянского оборонного ведомства сообщил, что Ереван продолжит диалог с российской стороной относительно продолжения программы поставок вооружений, поскольку для полноценного пополнения арсенала армии сверхсовременным оружием необходимо не только взаимодействие в рамках различных совместных программ, но и активная работа как на российском рынке, так и с другими странами-партнерами. И вот упоминание «других стран-партнеров», в преддверии визита в Иран, и есть самое интригующее, хотя, конечно, пока рано безоговорочно утверждать, что иранскими переговорами положено начало анализу возможностей «других» рынков.

Впрочем, одно лишь упоминание об альтернативных рынках вооружения для Армении уже интересно. Насколько помнится, до сих пор не было случая, чтобы Армения открыто искала поставщиков современного оружия где-либо, кроме российского рынка. И этому есть железобетонные объяснения: во-первых – членство в ОДКБ, во-вторых – отсутствие у Армении финансовых возможностей приобретать сколько-нибудь значительные партии оружия в других странах. Да и будь такая возможность, вряд ли бы Россия на это согласилась – здесь и бизнес-интересы, и большая политика.

Даже после того, как армянские власти выразили публичное возмущение фактом продажи Россией оружия Азербайджану, в российско-армянских отношениях ничего не изменилось. Вице-премьер Рогозин объяснил, что это делается для сохранения паритета между сторонами в зоне карабахского конфликта, а потом армянское недовольство было сильно разбавлено «Искандерами» - чего уж боле, повторим вслед за поэтом. И недовольство рассосалось само собой.

А стало быть – то, что Армения ищет новых поставщиков, совершая первый ход в сторону Ирана, делается с ведома и, видимо, благословения Москвы. Собственно, не видно никаких причин, почему Россия не должна хотеть создания треугольника с двумя другими вершинами в Ереване и Тегеране, в том числе и для оборонного сотрудничества. Факт западных санкций против Ирана может быть аргументом против сотрудничества с иранцами для кого угодно, только не для России, это понятно по умолчанию. Кроме того, обе страны, Иран прямо, а Россия – несколько завуалировано не могут не быть обеспокоенными медленной, но верной активизацией Израиля на Южном Кавказе. И дело тут далеко не только в беспилотниках.

Словом, версий несколько, а правда, возможно, в объединении этих версий. Всю эту правду мы узнаем не скоро, но то, что Армения начинает покидать насиженную берлогу, очевидно. Интересно то, что по итогам декабрьского визита президента Ирана в Армению о военном сотрудничестве не было сказано ни слова, да и в составе иранской делегации не было министра обороны, который еще в 2015 г. обещал посетить Армению. Но если визиту Саркисяна действительно последуют серьезные события, то очевидно, что это – результат договоренностей Сержа Саргсяна с Хасаном Роухани.

Али Акбар Велаяти, встречаясь с Вигеном Саркисяном, выразил уверенность, что отношения двух стран получат дальнейшее развитие уже в военной области. Не стоит воспринимать эти слова как дежурную приветственную фразу: на таком уровне никогда не делается ничего не значащих заявлений.

Рубен Гюльмисарян

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.