В честь Александра Грибоедова – признание и благодарность

12 февраля, 2017 - 20:15

В субботу, 11 февраля, в Ереване снова пошел снег. Улицы в столице побелели, все стало относительно нарядно, трещины и выбоины на тротуарах и проезжей части, регулярно возникающие, несмотря на усилия дорожных служб (точнее – вследствие их некачественной работы), стали менее заметны. В этот день активисты общественной организации "Российско-Армянское молодежное единство" (РАМЕ) пришли в гости к выдающемуся русскому поэту, драматургу и дипломату, талантливому композитору и пианисту Александру Грибоедову (1795-1829), возложив цветы к его памятнику в центре Еревана. Этот памятник, работы скульптора Ованеса Беджаняна, установлен в 1974 году.

Акция РАМЕ была приурочена к дню трагической гибели Грибоедова, приходящемуся как раз на 11 февраля (по нынешнему – григорианскому стилю). На импровизированном митинге  представители РАМЕ отметили, что, только помня и уважая прошлое, а также историческое наследие наших народов, возможно  построить достойное  будущее. “Мы чтим и помним великих людей, которые внесли свой весомый вклад в историю наших стран,- подчеркнул, в частности, вице-председатель РАМЕ Сергей Вардазарян.- Александр Сергеевич Грибоедов был одной из таких незаурядных личностей. Забота о положении армян была важнейшей составной частью его дипломатической деятельности на Востоке. Он стал одним из авторов текста Туркмeнчайского договора. По его настоянию, в этот документ был внесён специальный пункт, по которому армянам разрешалось покинуть Персию и возвратиться на свою историческую родину”

Речь идет о 15-м пункте завершившего Русско-персидскую войну 1826-1828 гг. Туркманчайского договора (заключенного в 1828 г., кстати, в феврале – 10 числа), по которому около 40 тысяч иранских армян получили дозволение перебратьсся в Восточную Армению. Именно Грибоедов доставил окончательный текст договора, весьма выгодного для России, в Санкт-Петербург.

Неутомимый гуманист

Связи Грибоедова с Арменией и армянами были давними и тесными. Так, уже в 1819 году, после окончания юридического и филологического факультетов Московского университета, уже поступив на дипломатическую службу, он побывал в духовном центре Армении – Святопрестольном Эчмиадзине, осмотрел тамошние монастыри и храмы, историко-архитектурные памятники.

В проекте учреждения  Российской  Закавказской  компании, составленном совместно с коллежским советником А.Игнатовичем-Завилейским, Грибоедов поднимал такие важные вопросы, как: формирование тесных экономических связей между Россией и Закавказьем, “равно как и между внутренними областями Закавказья”; осуществление  административной,  экономической  и культурной  реформ  в жизни народов Закавказья; всяческое содействие развитию производительных сил края; улучшение положение местных жителей, просвещение края, сближение народов Закавказья, их соединение нравственными узами, “после чего этот край возродится для новой, неведомой ему доселе жизни”. Проект остался на бумаге, российские власти не дали ему хода. О чем, думается, остается только сожалеть. 

И все-таки мы победили!

В период русско-персидской войны 1826-1828 гг. Грибоедов почти постоянно находится в действующей армии. Он участвовал во всех ключевых сражениях на территории Армении. В июне 1827-го, в  боях  на подступах  к Еревану, он дважды   чудом  спасается  от вражеской  пули. Его  видят в сражениях  под  Гарни, Арташатом, Сардарапатом, Араратом.

“День хорошо начат, избавляем деревенских жителей от утеснения..., вообще война самая человеколюбивая”,- такая запись появилась в дневнике Грибоедова 25 июня 1827 года. А 1 октября пала Эриванская крепость, считавшаяся неприступной: по  хвастливому заявлению  владыки  крепости – сардара  Гасан- хана, “даже  три-четыре  царя,  объединившись,  не смогут ее захватить”. Но просчитался сардар: русские гвардейцы и  русские  гвардейцы (многие из которых были сосланы на Кавказ после восстания декабристов) и армянские  ополченцы сокрушили этот опорный пункт персидской тирании в Восточной Армении.

Грибоедова наградили медалью “За взятие Эриванской крепости”. В декабре того же года в зале бывшего сардарского дворца (ныне в это историческое здание с пристройками, напомним, располагается Ереванский коньячно-винно-водочный комбинат “Арарат”) силами офицеров российского гарнизона в присутствии автора впервые был поставлен спектакль по его комедии “Горе от ума”. Так началась сценическая жизнь этого легендарного произведения, по сей день не утерявшего своей актуальности и какой-то уникальной свежести.

“ В этой комедии <…>  виден на каждом шагу один из даровитейших русских людей, любивший искренно свое отечество, с симпатиями к его старине и самобытности умевший соединить сочувствие прогрессу и вражду к тем, кто "хотел бы навеки задержать народ наш в состоянии младенчества". Счастлива литература, в которой мог раздаться такой горячий и мужественный протест против зла”,- констатировал в начале ХХ века видный литературовед Алексей Веселовский. Триумф этого протеста продолжается до сих пор. Приятно сознавать, что к его старту оказалась причастна и Армения. 

Смерть “Вазир-Мухтара”

Трагическая гибель Александра Грибоедова, в разгар выполнения – как всегда, блестящего – своих служебных обязанностей, по сей день не ясна до самого конца, то и дело обрастает кривотолками, а порой – и подчеркнуто тенденциозными толкованиями.

Не вдаваясь в подробности того происшествия, что, думается, потребовало бы отдельного историко-литературоведческого исследования, отметим, что российский посол в Персии Александр Грибоедов стал фактически жертвой заговора, во главе которого стояли тогдашний правитель Ирана Фетх Али-Шах и его сановники, подкупленные Англией, боявшейся усиления влияния России в Персии после русско-персидской войны 1826-1828 гг, которая завершилась победоносно для России.

По одной из версий, поводом для расправы с дипломатом послужила активность, с коей он занимался отправкой на родину плененных российских подданных. Масла в огонь подлило о обращение к Грибоедову за помощью двух женщин-армянок, попавших в гарем знатного персиянина. Этого “правоверные сыны пророка” стерпеть уже не могли. И 11 февраля (30 января по старому стилю) толпа подстрекаемых фанатиков  атаковала российское посольство в Тегеране. Дипломаты приняли бой. Но он оказался слишком неравным… Вместе с российским послом погибли все сотрудники посольства (кроме секретаря Ивана Мальцова, которому удалось спастись) и казаки посольского конвоя – всего 37 человек.

Озверевшая толпа продолжала уродовать уже мертвое тело Грибоедова. “Он погиб под кинжалами персиян, жертвой невежества и вероломства. Обезображенный труп его, бывший три дня игралищем тегеранской черни, узнан был только по руке, некогда простреленной пистолетною пулею”,- вспоминал А.С.Пушкин в своем “Путешествии в Арзрум во время похода 1829 года”. А чуть далее печально констатировал, что “замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны...” Не то ли, кстати, чуть ли не повсеместно происходит и  в наши дни?!

Прах Грибоедова был доставлен в Тифлис и предан земле на горе Мтацминда в гроте при церкви Святого Давида. Надгробие венчает памятник в виде плачущей вдовы с надписью: "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?" Сын Грибоедова, окрещенный Александром, умер, не прожив и суток. Его вдова – Нина Грибоедова, урожденная княжна Чавчавадзе, больше не вышла замуж и не снимала траурных одежд, за что ее называли “Черной розой Тифлиса”. В 1857 году она умерла от холеры, отказавшись покидать заболевших родных. Похоронена рядом с супругом.

А за гибель дипломата и великого, без преувеличения, деятеля литературы шахский двор, напуганный происшедшим, откупился богатыми дарами, в числе которых был и знаменитый алмаз “Шах”. Эти дары доставил в Санкт-Петербург племянник шаха Хосрев-мирза. Император Николай I благосклонно принял дары и не стал доводить дело до конфликта. Не в последнюю очередь – видимо, и из-за того, что расценил нереальным втягивание России в новую войну на юге, когда еще шла Русско-турецкая война 1828-1829 годов.

Теперь алмаз “Шах” украшает коллекцию Алмазного фонда московского Кремля. При случае присмотритесь к нему: наверняка в его гранях порой проглядывает пролитая за него кровь, в том числе – и Александра Грибоедова…

              Ашот Гарегинян

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.