"Код Орбели" - в год 130-летия академика Иосифа Орбели

21 февраля, 2017 - 14:38
video: 

Армянский музей Москвы и культуры наций предлагает вам посмотреть документально-телевизионный фильм «Код Орбели» Ашота Джазояна и Виктории Грудинской, созданный продюсерским центром «4 формата» при поддержке Министерства культуры Республики Армения и компании Realjet.

Премьерный показ был приурочен к 125-летию Иосифа Абгаровича – младшего из братьев Орбели, основателя Академии наук Армянской ССР, востоковеда, знаменитого директора Государственного Эрмитажа, в годы сталинизма и экспроприации спасшего от расхищения многие мировые шедевры. Он родился 20 марта 1887 года в Кутаиси и, несмотря на то, что с 1934 по 1951 год его личность в Ленинграде была поистине легендарной – ведь именно он организовал эвакуацию музея и прятал в бомбоубежище Эрмитажа многих работников во время вражеского обстрела, а потом стал обвинителем на Нюрнбергском процессе, – был как будто позабыт.

История создания самого фильма началась здесь же, в Эрмитаже. В ноябре 2010 года телеобозреватель Лев Николаев специально для участников форума молодых журналистов Евразии «Диалог культур» нашёл в архивах факт, подтверждающий, что ровно 75 лет назад, день в день, тут же, под сводами театра Эрмитажа, Орбели собрал на конгресс крупнейших мировых востоковедов. Это и стало точкой отсчёта для Ашота Джазояна начать поиск следов братьев Орбели в Санкт-Петербурге, Тбилиси, Цахкадзоре, где создан их музей.

В фильме «Код Орбели» много свидетельств, посвящённых скреплению русского и армянского кода, он о метафизической близости наших народов, продолжающейся уже более трёхсот лет. Все помнят о Мартиросе Сарьяне или Араме Хачатуряне, но молодое поколение и российских армян, и самих россиян имеет слабое представление о том, как создавался единый научно-культурный, духовный потенциал. К слову сказать, в России вообще не знают, что армяне Нагорного Карабаха любят русский язык и литературу, а в самой Армении проживает большое количество русских староверов. Что говорить, взаимосвязи России и Армении были не всегда на высоте. Искусствовед Маргарита Рухкян справедливо бросала упрёк русским композиторам: за все годы совместного существования ни один армянский образ, ни одна армянская мелодия не были отражены в русской музыке. Кстати, в «Коде Орбели» звучит музыка Александра Спендиарова, ещё одного замечательного армянина-петербуржца, ученика Николая Римского-Корсакова.

Жизнь и судьба Левона, Рубена и Иосифа Орбели, потомков знаменитого княжеского рода, известного с XII века, свидетельствуют о том, что даже в драматические переломные времена можно каждый свой день отдавать не только служению Отечеству, науке, приумножать духовные и научные ценности своей нации, но и раздвигать границы её ментальности. Каждый из братьев выбрал в науке своё направление. Рубен стал основателем подводной археологии. Он первый, кто в нашей стране перевёл манускрипты великого Леонардо, посвящённые этой тематике, и обобщил фундаментальные труды по истории ведения подводных работ начиная с древнейших времён. Левон, любимейший ученик академика Ивана Павлова, стал создателем эволюционной физиологии и после смерти учителя возглавил Военно-медицинскую академию в Санкт-Петербурге; Иосиф, ученик лингвиста, этнографа, археолога академика Николая Марра, посвятил свои исследования востоковедению.

По счастью, маловозможному в годы сталинизма для принципиальных, свободно мыслящих людей, все три брата физически уцелели – никто не был репрессирован. Их поведение в сложных политических коллизиях было безукоризненным, так же как и взаимоотношения с коллегами, учениками и оппонентами. Примечательно, что, несмотря на все перипетии борьбы с космополитизмом, Левон Абгарович Орбели навсегда сохранил верность своим зарубежным учителям – Эвальду Герингу и Джону Ленгли. Но Иосиф и Левон были удалены на почтительное расстояние от ведения дел своей жизни – Иосифу не простили ученичества у опального Николая Марра и жёсткой защиты своих коллег непролетарского происхождения. Его бы расстреляли, если бы кто-нибудь увидел, как директор Эрмитажа выносит под полами своего пальто «Мадонну Литта» да Винчи, которую комиссары Внешторга СССР приговорили к продаже за валюту, для того, чтобы после их ухода вернуть шедевр на место.

Левон в 1948 году подвергся давлению в связи с преследованиями генетики в СССР. При этом не только отказался уволить сторонников генетики Менделя из возглавляемых им институтов, но и принял на работу уволенных из других научных учреждений. Его несправедливо обвиняли и в отходе от учения Павлова. Он был освобождён от руководства почти всеми возглавляемыми им учреждениями. В этой тяжелейшей ситуации академик Орбели вёл себя с исключительным достоинством, не признал приписываемых ему заблуждений и не покаялся публично в них. В 1954 году доброе имя учёного было восстановлено.

Рубен Абгарович умер за несколько дней до Великой Победы. И только в 1947 году были опубликованы его основные труды.

Фильм во многом состоялся благодаря поддержке известного армянского общественного деятеля Эдуарда Гуляна. Сами Орбели никогда не забывали о своей принадлежности к армянскому народу, хотя и были носителями наднациональной идентичности, как это всегда чувствовалось в атмосфере старого Тифлиса, где прошла юность братьев, выпускников Третьей Тифлисской гимназии. Значение их вклада в армяно-русское взаимодействие в области культуры, науки, образования, политики сегодня работает как сильнейший код общей исторической памяти и духовного будущего наших новых поколений. В фильме приводятся свидетельства директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского, президента Национальной академии наук Армении Радика Мартиросяна, знаменитых учёных, потомков рода Орбели.

В Санкт-Петербурге с XIX века жили и ныне живут шесть поколений этой замечательной фамилии. Братья Рубен, Леон и Иосиф Орбели, получив высшее образование в Петербурге, остались петербуржцами на всю жизнь. Было время, когда об их могилах забыли. К 300-летию города благодаря помощи дирекции Эрмитажа памятники семьи Орбели были приведены в порядок. По признанию автора фильма Ашота Джазояна, самым значительным в создании ленты стала возможность осуществить кинематографическую археологию – разыскать архивные малоизученные документы о жизни и деятельности братьев, не только труды, но и личности которых должны быть сегодня широко известны.

Валерия Олюнина

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.