КАПИТАН ЕРВАНД ГАСПАРЯН

4 марта, 2017 - 17:18

На склоне холма Севанского полуострова, чуть ниже действующей церкви Св. Апостола, есть одинокое надгробие, на котором высечено: "Капитан Ерванд Гаспарян, 1872 – 1946". Кто же удостоился чести быть похороненным в этом священном месте рядом с духовными отцами? 

... Весной 1921 г. Москва командировала в Армению авторитетных партийно-государственных деятелей армянского происхождения с целью вывода страны из тяжелого положения. Эту славную когорту возглавили Александр Мясникян и Саркис Лукашин (Срапионян). Первый стал председателем Совнаркома, второй - секретарем ЦК ВКП(б) Армении. К ним присоединились Ашот Ованнисян, Арамаис Ерзнкян, Арто Егиазарян и другие. Чтобы помочь стране, находящейся в тисках разрухи, голода и нищеты, из России и зарубежья приехали в Армению известные деятели культуры, науки - М. Сарьян, Ал. Таманян, Ал. Спендиаров и другие. Среди них был и Ерванд Гаспарян. Кем он был?

Ерванд Оганесович Гаспарян родился в 1872 г. в Грузии в поселке Ворби. Окончив в 1888 г. семинарию, он возвращается в Грузию и в 1889 г. поступает в морскую школу Поти. В 1890 г. на австрийском парусном судне "Эмма" он отправляется в испытательное плавание по Черному и Средиземному морям, Атлантическому океану. В 1894г. Е. Гаспарян назначается капитаном судна "Зифирис". Он участвовал в восстании на острове Крит, тайно перевозил оружие для восставших и армянских гайдуков, сражающихся против турецких властей, за что и был арестован в Константинополе. Турки считали виселицу или расстрел для повстанцев слишком мягким наказанием. Е.Гаспаряна привели в затерянный в горах заброшенный монастырь, привязали к скованным ногам тяжелые камни и оставили медленно мучительно умирать.

Гаспаряна случайно обнаружили курды, сообщили гайдукам, которые освободили от цепей и увезли в Венецию. Здесь под покровительством мхитаристов острова Святого Лазаря он совершенствует свои знания по навигации. По возвращении домой получает должность капитана парохода "Боржоми", принадлежавшего компании Манташяна. В 1918г. он активно участвовал в боях против немцев, защищал Одессу. Закаленный в горниле Первой мировой войны, Гаспарян пережил тяжелые дни гражданской войны, приехал и навсегда связал свою судьбу с Арменией, с Севаном, поставив задачу заложить основы судоходства на озере.

Идея создания на Севане флота родилась еще в 60-е годы XIX века, когда на Севан приезжал вице-адмирал Истомин – герой русско-турецкой войны 1853-1854гг. и обороны Севастополя. В архиве сохранились проекты, документы того периода.

В ЕРЕВАНЕ Е.ГАСПАРЯНУ ПОКАЗАЛИ СУДНО "ГЕХАНУШ", КОТОРОЕ БЫЛО перевезено из Петербурга в годы Первой мировой войны для переброски на озеро Урмия, но по стечению обстоятельств не дошло до места. Он отобрал 12 севанских парней в возрасте 18-20 лет из Еленовки и окрестных сел и стал учить их профессии.

Слухи о Капитане стали распространяться в ходе перевозки судна. Сохранились фотографии с изображением сухопутного "путешествия" судна: буксир с впряженными волами, необычная процессия, толпы сопровождающих и любопытных. Эту картину "плывущего по суше"  судна описал известный русский писатель Иван Катаев в книге, опубликованной много лет спустя. Через несколько недель 12 пар волов доставили судно в Еленовку, где оно и было спущено на воду. Первенец севанского судоходства был переименован в "Лукашин".

Начинания Гаспаряна для того времени казались дерзкими: иметь регулярное судоходство, связывающее все прибрежные районы, научную станцию на острове и гостиницы, построить консервный завод, круто увеличить добычу ишхана. Усилиями Е.Гаспаряна были построены гавани, спасательные сооружения, склады, основан трест "Армрыба", создано молочно-животноводческое хозяйство.

Чтобы продолжить реализацию своих планов, Капитан в 1929 г.  поехал в Астрахань, где получил корабли "Татьяна" и "Аида". По озеру стали плавать быстроходные моторные лодки и грузовые судна "Рабочий", "Амбарцумян", "Комсомолец", "Коммунист", "Микоян". Были основаны и функционировали рыболовецкие предприятия и предприятия   по всей территории бассейна, государственные и административные учреждения по изучению и эффективному использованию ресурсов озера, судоремонтные мастерские.

О дружном многонациональном трудовом коллективе "Армрыбтреста" знали далеко за пределами Севана. Еленовка (город Севан, который в 1938г. стал административным центром нового района), выделялась своим интеллектуальным потенциалом. Кроме местных жителей здесь трудились приглашенные высококвалифицированные кадры инженерно-технической, водно-биологической сфер, строители, педагоги из Армении и Советского Союза.

Е.Гаспаряна высоко ценили А.Мясникян, С.Лукашин, Ар.Ерзнкян, А.Ханджян, А.Иоаннисян, С.Мартикян, хозяйственно-политическая элита, интеллигенция. Патриотическая деятельность Е.Гаспаряна была оценена по достоинству, и в мае 1923 г. указом правительства Армении вместе с двумя сотрудниками он был удостоен звания Герой труда и награжден Первомайским орденом труда – высшей наградой республики. О незаурядной личности Е.Гаспаряна писала известная писательница Мариетта Шагинян в получившем Сталинскую премию романе "Гидроцентраль".

НЕ МОГУ НЕ УПОМЯНУТЬ ЕЩЕ ОБ ОДНОЙ ИСТОРИИ. ОДНИМ ИЗ ПЕРВЫХ ШАГОВ избранного в 1933 г. первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана М.Багирова было представление на утверждение правительству СССР далеко идущих планов по использованию ресурсов озера Севан. Предполагалось (без ведома руководства Армении) по тоннелю и каналу довести воду Севана до обширной долины Куры с целью орошения Муганской равнины. Чтобы получить добро на эту программу, в союзный Госплан были заранее представлены обязательства по увеличению в 2 и даже 3 раза объемов производства стратегического сырья – хлопка, а также огородно-бахчевых культур.

Обеспокоенный инициативой Багирова, Анастас Микоян ставит об этом в известность первого секретаря ЦК Компартии Армении А.Ханджяна. Тот рассказал "хозяину Севана" Е.Гаспаряну. При обсуждении в узком кругу республиканского руководства с резкой критикой выступил Е.Гаспарян. Он и раньше публично возражал против "антинаучной и нелепой" программы руководителя экспедиции по Закавказью от АН СССР академика Ф.Левинсона-Лесинга, предлагающего шестикратное сокращение глади озера для предотвращения чересчур большого испарения воды Севана (якобы 90% воды, накапливающейся от атмосферных осадков).

В целях пресечения планов М.Багирова было решено командировать в Москву председателя Совнаркома Армении С.Тер-Габриеляна и Е.Гаспаряна. В Москве посланцы Армении сначала представились А. Микояну – наркому СССР по поставкам, затем вместе с ним зашли к наркому Серго Орджоникидзе. Узнав о цели миссии, С.Орджоникидзе с сожалением сказал, что армяне опять опоздали. Пессимизм наркомов был понятен – возразить было трудно. В пользу предложения Азербайджана говорила идеология, ведь все природные ресурсы по Конституции являются частью всесоюзного народно-хозяйственного комплекса. Более того, существовал тайный и крайне опасный тандем Багиров – Берия. Уступив уговорам А.Микояна о том, что Севан нужно спасать, а заявлению от Азербайджана еще не был дан ход, С.Орджоникидзе написал письмо ленинградскому академику-химику, отметив, что этот компетентный ученый найдет выход. Е.Гаспарян повез письмо в Ленинград. Вскоре в Ереване получили ответ ученого, который предложил как можно быстрее построить предприятие по производству продукции военного назначения на основе хлоропренового каучука.

ПРОШЛО НЕ БОЛЕЕ ДВУХ-ТРЕХ МЕСЯЦЕВ, И С. ТЕР-ГАБРИЕЛЯН СНОВА поехал в Москву, взяв с собой образцы продукции: железные и деревянные части оружия разного типа, приклады ружей и автоматов, изготовленные из легких и дешевых синтетических материалов, микрообразцы гусениц современных танков и др. Ему посоветовали пойти прямо к Кобе (Сталину). Когда тому доложили о госте из Армении, то он сам открыл дверь и сказал: "Саак, дорогой, не будешь же ты ждать очереди на прием..." После разговоров на общие темы С.Тер-Габриелян открыл чемодан и с нескрываемой гордостью показал Сталину содержимое. Сталин немедленно вызвал С.Орджоникидзе, А.Микояна и министра обороны, показал образцы, сказав, что не зря говорят, что армяне умные. Орджоникидзе и Микоян сделали вид, что не знают, о чем идет речь. Сталин спросил, сколько времени и что нужно для организации массового производства представленных ему образцов. Тер-Габриелян дал четкий ответ: 3-4 месяца, и можно даже вдвое увеличить ассортимент. А для этого необходима электроэнергия и вода. "Чего же вы ждете?" Вмешался С. Орджоникидзе, напомнив, что в правительстве решено было дать севанскую воду Азербайджану, тогда как армяне хотели направить эту воду в Араратскую долину, спроектировать и построить каскад гидроэлектростанций. Сталин аннулировал требование о передаче Азербайджану воды из Севана…

Наряду с судоходством Е. Гаспарян уделял особое внимание вопросам экологии, охране озера и окружающей его уникальной флоры и фауны. В озере водилось до 29 видов рыб, земноводные животные, которых местные жители называли водяной собакой. Эти животные часто попадали в капканы, но мясо их не употреблялось в пищу, лишь рыбаки кормили им собак. Позже стало известно, что кроме Севана это редкое животное обитало также в одном африканском озере. Много лет спустя, когда греческий миллиардер Онассис подарил жене, Жаклин Кеннеди, очень дорогую шубу, выяснилось, что она сшита из шкурок этого зверька. Сейчас, кажется, этого животного в озере нет.

Предметом особого внимания Капитана были 175 видов перелетных птиц, прилетающих со всех концов света и проводящих весну и лето на озере Севан, в частности, на уникальном озерце Гилли. Старый охотник из Вардениса как-то рассказывал, что на озере Гилли убил птицу, на лапке которой было отличительное кольцо Йоханнесбурга.

Гостям, приезжающим в Армению, показывали Арарат и Ереван, Эчмиадзин, Гарни и Гегард, Севан, представляли также не менее ценную "достопримечательность" - Капитана Е.Гаспаряна. Знакомство со многими известными писателями, поэтами, деятелями культуры (Андреем Белым, Максимом Горьким, Николаем Тихоновым, Михаилом Шолоховым, Ильей Эренбургом, Ширванзаде, Исаакяном, Чаренцем, Вахтангом Ананяном, грузинским писателем Тицианом Табидзе и др.) продолжилось в дальнейшем. Многие из них с особой теплотой и нескрываемым восторгом писали о "несравненном Капитане".

ЕЩЕ ОДНА ИСТОРИЯ, СВЯЗАННАЯ С ГАСПАРЯНОМ. ГОСТЬ ЛЕНИНГРАДСКОГО университета, знаменитый немецкий ученый, лауреат Нобелевской премии Лайнус Вольф как-то на встрече с представителями научной общественности рассказал, что во время Второй мировой войны был военнопленным и в 1942-1943гг. работал на строительстве Севанской гидроэлектростанции. На следующий день при выходе из Дома-музея Д. Менделеева и с разрешения бдительных конвоиров я представился Вольфу, сказал по-немецки, что я аспирант Ленинградского университета, армянин и родом из Севана. Услышав слово "Севан", он оживился, перешел на русский и, чтобы удивить меня, использовал в речи некоторые армянские слова и выражения. Вспомнил разное: и варварское истребление рыбы в Зангу, когда ее глушили динамитом, и доброе отношение армян к военнопленным.

"Когда после смены, будь то день или ночь, мы шли в "лагерь", почти всегда тайком от вооруженного конвоира жители деревень – женщины, дети – передавали еду нам, фашистским военнопленным, вторгшимся в их страну, - рассказывал Вольф. - Возможно, на фронте их родных убил кто-то из нас. В каком бы городе мира я ни бывал, в какой бы аудитории ни выступал, я рассказываю о христианском милосердии армян. Это еще не все. Не удивляйтесь, если я скажу, что и славой, и многим другим я обязан Севану. Скажу почему.

Нам, трем военнопленным,  поручили подогнать двери и окна здания, принадлежащего водно-биологической станции Севана. Любопытным сотрудникам станции я рассказал, что их исследования имеют отношение к моей специальности: до войны был аспирантом Дюссельдорфского университета. Однажды какой-то человек подошел к нам и на моем родном языке, с иностранным акцентом, долго расспрашивал меня. После его ухода я спросил, кто был этот человек с выразительным лицом и мягкой тональностью в голосе? Мне ответили, что это Капитан Севанского судоходства Ерванд Гаспарян.

Через некоторое время меня повезли в Ереван, потом проводили в Москву. Я узнал, что капитан Гаспарян заходил в Ереване к президенту Академии наук Армении академику Иосифу Орбели, рассказал обо мне и еще написал одно письмо его брату, академику, вице-президенту Академии наук СССР Левону Орбели, который по поручению компетентных органов организовал мое досрочное освобождение и способствовал моему углублению в избранную специальность в столице страны. Я вернулся домой с новыми профессиональными знаниями, а значит, имею право говорить, что Нобелевской премией я обязан прежде всего Севану и этому обаятельному Капитану", - завершил свой рассказ Лайнус Вольф.

…В этом году исполняется 70 лет со дня смерти Капитана. Думаю, пора иметь в городе Севане улицу, носящую имя Ерванда Гаспаряна. Он давно это заслужил.

 

Армен ОВСЕПЯН, член Академии гуманитарных наук РФ,  профессор

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.