Нагорный Карабах: Париж наложит санкции в случае нарушений перемирия

10 марта, 2017 - 19:17

О некоторых итогах визита Саргсяна во Францию

Так получилось, что в тот момент, когда 14 марта президент Армении Серж Саргсян будет находиться с визитом в России, его азербайджанский коллега Ильхам Алиев посетит с визитом Францию. При этом президент Саргсян окажется в Москве после посещения Парижа, тогда как визит президента Алиева в Россию, как заявил министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров, побывавший на днях в Москве, еще только готовится. Заметим, что визиты глав Армении и Азербайджана как во Францию, так и в Россию приурочены к 25-летию установления дипломатических отношений между всеми этими странами. Понятно, что Ереван и Баку ведут диалог с Парижем помимо развития двухсторонних отношений еще и по проблемам урегулирования нагорно-карабахского конфликта, поскольку Франция является одним из сопредседателей Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ). Но даже если исходить из формулы, активно разыгрываемой сейчас бакинскими экспертами, согласно которой якобы «роль французского и американского сопредседателей Минской группы ОБСЕ значительно ослабла, инициатива давно перешла к России», все равно формирующаяся ситуация выглядит нестандартной.

При этом Баку указывает на то, что «в прошлом году Франция пыталась организовать встречу президентов Азербайджана и Армении в Париже», однако будто бы официальный Ереван демонстративно отказался от переговоров. Но дело в том, что после состоявшегося саммита президентов Азербайджана и Армении при посредничестве главы России в Санкт-Петербурге Москва также предлагала в августе прошлого года провести аналогичную встречу, на которой планировалось юридическое оформление и закрепление Венских и Санкт-Петербургских соглашений, предусматривающих введение системы мониторинга на линии соприкосновения конфликтующих сторон и международных наблюдателей. Именно Баку, не подписавший эти соглашения, сорвал все намеченные мероприятия, после чего переговорный процесс вообще застопорился. Поэтому складывалось впечатление, что Азербайджан тянет время, полагаясь на какое-то изменение ситуации как в плане регионального расклада сил, так и в глобальной системе международных отношений. И что же в итоге?

Накануне президент Азербайджана Алиев совершил визит в Иран, где провел переговоры со своим иранским коллегой Хасаном Рухани, который чуть ранее побывал с визитом в Армении. Если отлистать хронологический календарь событий еще назад, то в Баку побывал с визитом премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, который, мягко говоря, настороженно был воспринят в Тегеране. Это ставило даже под сомнение возможность визита в эту страну президента Азербайджана Алиева. В этой связи глава МИД Азербайджана Мамедъяров в Москве пытался делать особый акцент на перспективах коридора «Север — Юг» с участием России, Азербайджана и Ирана, рассуждал об альянсе Россия — Азербайджан — Турция. Однако, на наш взгляд, грамотную оценку формирующейся геополитической ситуации в регионе дал бакинский портал Haqqin. az, который не относит отношения Баку и Тегерана к разряду стратегических, поскольку «реальными союзниками Баку на сегодня являются Анкара и Тель-Авив, с определенными оговорками — Вашингтон». Плюс к этому «Турция — региональный конкурент Ирана, два остальных государства — его непримиримые противники», о чем, кстати, открыто намекал Алиеву верховный лидер Ирана Али Хаменеи, указывая на то, что «пагубный сионистский режим прилагает больше усилий, чем все враги, чтобы ослабить братские отношения между Ираном и Азербайджаном».

К тому же вряд ли стоит относить к разряду стратегических и отношения между Россией и Азербайджаном. В данном случае уместен термин «двухсторонние взаимовыгодные, добрососедские отношения». Кстати, во время состоявшегося визита в Москву премьер-министр Израиля Нетаньяху, понимая, что Москва находится в тактическом альянсе с Тегераном на сирийском направлении, в ответ на поздравление главы Российского государства с приближающимся праздником Пурим выразив свою благодарность, заметил, что в рамках этого праздника его народ отмечает провал попытки древней Персии уничтожить еврейский народ. По его словам, «и сегодня есть попытки со стороны продолжателя древней Персии — Ирана — уничтожить еврейское государство: они говорят об этом открыто, пишут это черным по белому в своих газетах».Одним словом, сплошные политические и геополитические кружева, в которых стали путаться прежде всего сами сценаристы. Пока, похоже, Баку через Тель-Авив пытается выстроить «мост» с Вашингтоном, разыгрывая какую-то геополитическую «карту». В то же время, учитывая, что вслед за Нетаньяху в Кремль прибывает президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, CNN подчеркивает, что интересы Москвы «не совсем совпадают с интересами Анкары и Тель-Авива, особенно по урегулированию в Сирии», и вряд ли «Москва пожертвует своим альянсом с Тегераном, отношения с которым укрепились как никогда раньше в течение последних десятилетий».

В этой связи визит президента Саргсяна в Париж вызвал повышенное внимание. Если говорить о геополитических аспектах, то он, во-первых, приурочен и к моменту завершения переговоров вокруг Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между ЕС и Арменией. Во-вторых, президент Франции Франсуа Олланд специально подчеркнул, что, учитывая, что «у Армении хорошие отношения с ее соседями, Россией и Ираном, и при этом развивающиеся связи с Европой», то она «может стать хорошей площадкой для взаимодействия Франции вместе с рядом европейский государств с этими странами». Париж действует, формируя единую мозаику обстановки, которая может складываться в дальнейшем в Закавказье и на Ближнем Востоке с учетом того, что события в Сирии, возможно, и в Иране перебрасываются и на Ливан, и в другие страны региона, где у него существуют серьезные национальные интересы. К тому же он не знает, как будут дальше развиваться события на Апшероне в случае, если Белый дом активизирует антииранскую политику, в которую непременно будет вовлекаться Азербайджан. Именно долгосрочное геополитическое планирование определяет и позицию Франции как одного из сопредседателей Минской группы ОБСЕ в отношении перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Она, как заявил президент Олланд, «вместе с Россией и США пытается добиться разрешения нагорно-карабахского конфликта и делает все возможное, чтобы избежать повторения тяжелых инцидентов, которые произошли в последние недели и месяцы», и предлагает «разработать механизм, который позволит осуществлять наблюдение и предупреждение, возможно, и введение санкций в случае противодействия миру».

Это — новый аспект в политике Франции в Закавказье. В регионе формируются многочисленные тактические альянсы, реализация замыслов которых создает совершенно новые возможности для их участников. Но является ли подход Парижа признаком формирования устойчивой стратегии действий в регионе, в которой обозначаются новые геополитические приоритеты, судить пока сложно.

Читайте развитие сюжета: Карабах: причина Баку, призыв Эрдогана, пояснение Еревана, заявление Москвы

Станислав Тарасов

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Комментарии

Чем больше читаешь обо всем этом, тем больше путаешься вместе со всякими политологами и аналитиками, в которых, мягко говоря в последнее время нет недостатка, особенно, если принимать во внимаие и то, что ангажированность определенной их части всплывает на поверхность.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.