Маркедонов: про "изюминки" российско-армянского сотрудничества

16 марта, 2017 - 19:47

Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов анализирует различные аспекты армяно-российского сотрудничества.

Нынешний год в контексте российско-армянского сотрудничества богат знаковыми юбилеями. Двадцать пять лет назад Россия и Армения установили дипломатические отношения, а в августе 2017 года исполняется двадцать лет с момента подписания Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Именно этот документ стал фундаментом для стратегического взаимодействия Москвы и Еревана. В настоящее время Армения — единственная страна в Закавказье, входящая одновременно и в Евразийский экономический союз, и в Организацию договора о коллективной безопасности.

Между тем, повестка официального визита президента Армении в Россию 14-15 марта была отнюдь не церемониально-юбилейной, а деловой.

Президент Саргсян — частый гость в Москве. Однако каждый его визит имеет свою "изюминку". В этот раз в ходе его встречи с Владимиром Путиным на первый план вышли не традиционные вопросы безопасности и обсуждение интеграционных перспектив, а сюжеты внутренней политики. И неслучайно в совместном заявлении для прессы президент России упомянул, прежде всего, непростой процесс конституционной реформы в Армении.

Реформа сотрудничеству не помеха

Буквально за две недели до визита Саргсяна в Ереване побывал спикер нижней палаты российского парламента Вячеслав Володин. И в фокусе его внимания были не вопросы внутриполитической конкуренции Армении, а будущее налаживание межпарламентской дипломатии, с учетом того, что после выборов в Национальное собрание именно высший представительный орган власти будет играть большую роль в выработке внешнеполитических решений, чем ранее.

Безусловно, Москву беспокоит вопрос преемственности власти, а также мирной трансформации полупрезидентской республики в парламентскую модель. Сегодня именно Серж Саргсян, как глава армянского государства, олицетворяет собой стратегический союз с РФ. Но если во главе страны-союзника окажется иной лидер, думается, и он сам будет готов активно взаимодействовать с Россией, и Москва продолжит ту линию, которая была обозначена еще в начале 1990-х годов.

К слову сказать, и установление дипломатических отношений, и подписание Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи было достигнуто в период президентской легислатуры Левона Тер-Петросяна — крайне сложного политика, создававшего немало проблем для последнего советского руководства, но прагматически выбравшего курс на сближение с РФ. Очевидно, что и сегодня многие оппоненты правящей Республиканской партии готовы к тому, чтобы отношения с Москвой остались главным приоритетом армянской внешней политики. Другой вопрос, что некоторые из них спорят о качестве стратегического союза, критикуют определенные проблемы, которые существуют, несмотря на очевидные его плюсы. И эта критика также должна быть учтена, если Россия хочет укрепить свое присутствие в Закавказье в целом и в Армении в особенности.

При этом стоит заметить, что ни президент России, ни спикер Госдумы, ни глава МИД не позволяют себе некорректных оценок тех или иных персонажей армянской политики.

Мирный характер конституционной реформы важен и для граждан Армении, поскольку внутренние противостояния ослабляют страну перед угрозой неразрешенного конфликта и социально-экономических проблем.

И вновь экономика и безопасность

Важное место в двусторонних переговорах глав государств заняла и социально-экономическая проблематика. Армения уже два года, как состоит в Евразийском экономическом союзе. Однако крайне важно найти как новые формы углубления интеграции, так и повысить привлекательность этой интеграции для простого человека, чтобы многие теоретические разработки получили практическое наполнение. Заметим, что Ереван сохраняет интерес к подписанию рамочного соглашения с Евросоюзом, которое рассматривается как облегченная версия соглашения об ассоциации. И это — не прихоть команды нынешнего президента. Армянская власть заинтересована в развитии европейского и американского направления внешней политики страны, чтобы не допустить азербайджанской монополии на Вашингтон и Брюссель.

В то же самое время Москва стремится к поддержанию конструктивного взаимодействия с Азербайджаном и Турцией, что воспринимается с опаской в Ереване. Все эти сюжеты требуют открытого обсуждения. Просто для того, чтобы избегать непонимания и нарастания фобий и подозрительности, которые вряд ли помогут укреплению союзнических отношений между Россией и Арменией.

Особая статья российско-армянских отношений — это урегулирование конфликта в Нагорном Карабахе. И хотя сегодня повторение прошлогодней эскалации неочевидно, о прогрессе говорить пока что преждевременно. В феврале нынешнего года на линии соприкосновения случилось новое обострение. И произошло оно после переговоров сопредседателей Минской группы ОБСЕ с министрами иностранных дел Армении и Азербайджана на полях Мюнхенского саммита по безопасности. Снова в действие был приведен "карабахский маятник", когда переговоры перемежаются инцидентами в зоне конфликта. Во время мартовских переговоров Москва подтвердила свою неизменную позицию: соблюдение договоренностей о невозобновлении военных действий и прекращении огня, переговоры и поиск компромисса между сторонами.

В то же время были озвучены (хотя и кратко) два принципиально важных тезиса: Россия уделяет первостепенное внимание взаимодействию с Арменией в формате ОДКБ и военно-техническому сотрудничеству с целью обеспечения региональной и международной безопасности, то есть стремится к такой ситуации, когда силовой «взлом» имеющегося статус-кво и попытки перевести процесс урегулирования конфликта в Карабахе в формат Южной Осетии 2004-2008 гг. будут либо невозможны, либо маловероятны. Крайне важный момент в контексте инцидентов не только в самом Нагорном Карабахе, но и вдоль международно признанной армяно-азербайджанской границы!

Далеко не факт, что реализация всех этих задумок пройдет без сучка и задоринки. И Москва, и Ереван вынуждены считаться с множеством факторов, как регионального, так и "фонового характера", но само стремление удерживать баланс сил в условиях, когда сами конфликтующие стороны не готовы к уступкам, крайне важно. И, скорее всего, оно не получит серьезного противодействия со стороны Запада, который еще во время прошлогодней эскалации армяно-азербайджанского конфликта продемонстрировал готовность признавать де-факто особую роль РФ в процессе мирного урегулирования.

Таким образом, хотя визит Сержа Саргсяна не принес каких-то революционных прорывов, он стал важной сверкой часов для российской и армянской дипломатии по широкому спектру вопросов. Крайне важно, чтобы в перерывах между прошедшим и новым переговорным раундом процент практической реализации предлагаемых идей был бы более высоким. К взаимной выгоде Москвы и Еревана.

Сергей Маркедонов

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Комментарии

Я все жду того мальчика, который, наконец то потупив взор, громко произнесет: " а король ведь голый!" Зря что ли старался сказочник

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.