Антон Мельников: Фарисеи. Рассказ

11 апреля, 2017 - 16:04
В последние дни Татев заметила, что А. стал вдруг отдаляться от неё, причём, его отдаление началось довольно незаметно, но начало развиваться стремительно. Параллельно с этим, он стал чаще забывать заниматься с нею армянским языком, а ответы стали сухими и односложными. Часто, к примеру, на её рассказ об интересном событии, которое ещё бы месяц назад втянуло бы А в живое обсуждение, следовал ответ «парза», «айо», «чишт»… Но краем вдруг стал один резкий выпад, который А. сделал в ответ на фразу Татев о том, что они давно не гуляли и даже не пели вместе песен. «Ага, песни, которые, как оказывается даже не армянские, а персидские!…Опять обман…» — вдруг выдал А.

Этот ответ настолько ошарашил Татев, что она даже не знала, что делать. «Он издевается надо мной!? Как могут быть песни, к примеру Геташен, или «Ампи такиц», иметь персидское происхождение!?» — подумала она, на мгновение в ней вспыхнула обида и армянская гордость её требовала статисфакции.

— Ну, что скажешь? Ты хоте…- издевательски было начал А. Но Татев взглянула на него, этот взгляд был другой, не те тёплые солнечные лучики в чёрных глазах. Нет, там сверкнули молнии, предвещавшие Всемирный потоп.

— Лучше помолчи. — И Татев развернувшись, вышла в коридор, одела туфли, и неслышно ушла. В её душе кипела обида и злость. «Змеёныш. Я пригрела на груди змею. И что я за хранитель такой!?», — думала она, идя по улице и никого не видела перед собой, ноги её несли в неизвестном направлении. – «Позвонить бы брату сейчас, пусть поговорит с этим хамлом».

Татевик залезла рукой в сумку, чтобы достать планшет, и набрать брата – Антона по скайпу, но… планшет оказался разряжен. «Блин! Ну ничего, зайду сейчас в интернет-кафе и напишу по электронке» — думала девушка. К счастью по пути было одно интернет-кафе под названием «Вавилон», Татевик зашла туда, чтобы написать письмо Антону, на входе она оплатила час использования интернета. Большего ей было не нужно. «Столик №5» — сказал ей бородатый парень в обтягивающей чёрной футболке с Микки Маусом. Татевик села, включила компьютер, и введя пароль от пользователя , начала ждать загрузку. Компьютер грузился долго, и от скуки Татев начала оглядываться по сторонам.

И её внимание привлёк один молодой человек. Он был такого же возраста, как А. с выкатившимся пивным животом, он сидел развалившись в кресле и с кем-то говорил по микрофону, совершенно забыв о том, что он в общественном месте.

— …Ой, да ладно! Не смешите меня! Двадцать тысяч? В сутки?

В трубке кто-то прожужжал в ответ.

— А как же проповеди Отца Иеронима, которые я веду? А. Они будут продолжаться, и за них вы готовы платить такую сумму? Хорошо!

Трубка опять что-то прожужжала.

Слушайте, я конечно не актёр, но почему бы не попробовать? Всё-таки вы мне предлагаете такие деньги, а 20 тыс. в сутки, это не 20 тыс. в месяц за которые я выкладываю с этой странички этот материал. Ага. Ага.

В трубке послышалось: «и каков результат?»

— Результат!? Отличный! За 6 месяцев 40 тысяч подписчиков у Отца Иеронима! И я не думал что армянская тема будет так плодотворна.

«Вы делаете хорошие результаты, если вы будете готовы возглавить акцию, естественно, какую, потом расскажем, мы вас очень поощрим. Деньги это не самое крупное, что мы Вам дадим» — услышала Татевик. Она подошла ближе, и теперь стояла совсем рядом, и парень её даже не замечал.

— Ой да! Армяшки! Никогда их не любил особо. Да и своих-то тоже, первые – жлобы, хотя строят из себя святых, а вторые – ленивые и тщеславные хомячки. Так что на этом биоматериале можно заработать. А цена вопроса, — парень выделил интонацией слово вопроса, — меня не волнует. Я бы создал свою Россию. А лучше…Не важно.

Татевик вздрогнула от этого презрительного слова «армяшки», и ещё более от того, что сидевший толстяк даже не испытывал сочувствия или уважения и ко своим. И тут её взгляд упал на экран компьютера. Там была открытая страница в «Фейсбуке», но вместо парня на аватарке был блаженного вида священнослужитель, сидящий на скамье, на берегу живописного озера, и кормящий с руки птиц. И на странице было написано Отец Иероним.

А сбоку, справа были видны посты. «Армяне в России готовят майдан!» И под заголовком анонс: «Министр по делам Диаспоры Армении прибыл в Россию, чтобы встретиться с главами общин, встреча посвящена работе глав общин. Что характерно, что именно с активизацией армянских общин в России, начало поднимать голову и протестное движение. Чего стоит к примеру акция на Болотной площади…»

«Та-ак», — подумала Татев, опуская взгляд ниже и увидела то, что открыло ей ответ на вопрос об А. и его странном поведении.

«Армянская и персидская культура. Как армяне присвоили себе чужое». Читая анонс, Татевик отметила, что текст был составлен из общих слов, по сути безобидных цитат из трудов учёных и публицистов о том, что и Армения и Персия находятся в регионе, который стал очагом для зарождения первых цивилизаций, и о том, что соседство держав привело к тому, что обе культуры получили друг от друга много нового. Но Как это всё подавалось! Каждая цитата сдабривалась высказываниями Иеронима о том, что появившиеся рядом с молодой Персией армяне чуть ли не сразу, из зависти, начали присваивать персидские слова, богов, песни, чуть меняя их и объявляя своими. И о том, что они продолжают свою подрывную деятельность всюду, где живут, и даже указывал, как это делается.

«Смотрите, — писал Иероним, — Сначала армяне поселяются в новом месте, устраиваются работать и ведут себя тише воды, ниже травы, они будут добрыми соседями, верными друзьями вам, именно Вам, но они должны помнить, скоро приедут их соотечественники, и они образуют общину. Община, это уже организм. Машина для идеологической обработки. Она нужна для того, чтобы распространять нужные армянам мысли, и со временем, вы не заметите, что однажды очутитесь в Армении. Но помните, армяне друзья только вам одному, для остальных вы в лучшем случае забавная игрушка!»

«Так вот где собака зарыта!» — вспыхнула про себя Татевик, «Ах ты!…Фарисей!».

— Да, он – фарисей, — послышался в душе девушки тёплый голос. – Таких сейчас много, очень много. Твой А. попал в опасную ловушку, ибо он в поиске, его душа открыта всему новому, а он к тому же искренне верит в необходимость братства армян и русских. В состоянии этом он уязвим потому, что натыкается на любую информацию, и ищет, но ещё не умеет отличать хорошо добро от тьмы. А фарисеи сначала предлагают интересную идею, альтернативу, взгляд сбоку. Он ещё не настаивает, а просто подкидывает пищу к размышлению, а когда видит интерес, то плавно начинает уже подталкивать к тому, чтобы привлечь Вас к нужной ему точке зрения. «Ты же согласен с тем, что я писал ранее – имеет место быть? Так вот, это действительно так, как ты думаешь, более того, это происходит сейчас!». Следующая точка будет звучать так: «Ты знаешь, что это происходит, и по чьей вине? Ты хочешь это исправить? Я знаю, как это исправить». И последний шаг: «Действуй, как Я говорю!». И новый адепт Фарисея, подпитываемый ненавистью, подозрительностью, жаждой спасения души/Родины становится преданным слугой Фарисея.

И тут взгляд А. упал на колонку с друзьями Иеронима, где была видна иконка А.

— Родной… Ты попал в эту ловушку! Я тебя спасу, обязательно спасу.

Промолвив это, А подошла к бородатому парню, и продлила время в кафе ещё на час, а после чего сев за компьютер, залезла на свою старую страничку в Фейсбуке и переделав себя в Тату Неустроеву, залезла в комментарии к Иерониму, где люди во всю обсуждали статью про деятельность диаспоры, сокрушаясь и недоумевая по поводу «армянского коварства». Почитав комментарии, Татевик решила рубить с плеча и выдать всю правду-матку.

«Так, народ. А ничего, что ваш Отец забыл про танковую колонну Давид Сасунский, которую в помощь советской армии купила как раз-таки Армянская община. Я помню, как ещё мой дед рассказывал мне о том, как он был удивлён тем, что в нужный момент вдруг появились новые, с иголочки Т-34! И танки были куплены Советской Армии, а не Гитлеровцам. И что танки эти помогали при наступлении на Витебск и штурмовали переправу через Западную Двину. А говорил ли Отец Иероним, что армянские общины помогают русским детям-сиротам, живущим в детских домах? Зайдите на сайт любой армянской общины, и почитайте про благотворительность, это подтверждённый факт! А почитайте как армянский бизнесмен бескорыстно раздаёт хлеб пенсионерам. Бесплатно. Это факт. И каждый день за это вместо благодарности выслушивает оскорбления. Я – русская девушка, это вам говорю. И вместо того, чтобы козырять направо-налево своими фразами, подтвердите их фактами».

Тут же вдруг она услышала со стороны толстяка возглас: «Погодите, я сейчас отвечу, тут одна зазнайка вылезла. Она портит мне посещаемость». Решение созрело в голове девушки мгновенно. Кроме планшета, в сумочке был маленький цифровой фотоаппарат, он был заряжен и мог снимать видео. Незаметно включив фотоаппарат на видеосъемку Татевик поставила его на край столика так, чтобы сидящий недалеко толстяк попал в камеру.

«Ну держись, малолетка», — услышала Татев. – «Сейчас ты узнаешь, как портить мне, Иерониму, контент». И послышалось стрекотание клавиш. Лже — святой отец строчил отповедь.

«Не стоит тебе грубо говорить с батюшкой и брать на себя грех», — лицемерно мягко отвечал ей «Иероним», — «Я говорю и пишу эту статью, потому что мой священный долг оберегать мою Родину, и кроме того, я тебя не оскорблял, девчушка».

Татев знала, как ответить: «Во первых, мы с вами не друзья, чтобы вы мне «ты-кали», во вторых, я знаю прекрасно 7 грехов: «Зависть», «Блуд», «Чревоугодие», «Гнев», «Уныние», «Алчность», «Гордыня», ни один из них не относится к нашему с вами диалогу, отче, или вы считаете иначе. Во-вторых, я вам не грубила, а перечислила факты, которые почему-то вы умолчали в статье об общинах. Если вы считаете, что это грубость, то это реакция вашего эго, а не моя грубость. Вам видимо не нравится, что вас поправила юная девушка»?

Толстяк проговорил что-то вроде «с…», и громко застрочил клавишами: «Ты слишком юна и неопытна, чтобы знать о том, что такое грехи! Не учи учёного человека!».

Татев: «Возраст на опыт не влияет в данном случае, мой дядя – настоятель храма (а так было в самом деле, дядя Татев был настоятелем небольшой церкви в Свердловской области), и он меня часто обучал церковной грамоте. И он объяснил, что мои рекомендации вам, не грех, а совет, помощь. И ещё раз напоминаю, давайте общаться тактично и на «вы» обращаться друг к другу».

Тут же под Татой всплыли и другие комментарии.

Артём Волгин: «Так-то девушка верно говорит. Извинитесь пожалуйста, святой отец».

Влада Самойлова: «Ну вот, я то думала, что он хороший человек, а он обычный поп! Отписываюсь.»

Толстяк (лже – Иероним): «Вы чего повылазили! Вы все греховодники, ведётесь на её писанину!»

Татьяна Ивановна: «А я кстати, из Владимирской области, вот сейчас только что залезла на сайт нашей общины, прочитала про акцию, как они помогли многодетной русской семье собрать деньги на восстановление сгоревшего дома. А я всё думала, кто те благодетели, у нас тогда все областные СМИ писали про это. Вот ссылка, почитайте!»

— Дьявол! – Выругался толстяк,- всех надо срочно в бан, говорунов этих. И соплячку эту тоже! Не дай Бог, случится огласка, и всё, тю-тю мои денежки, придётся снова стать сисадмином и ремонтировать компы.

Толстяк огляделся по сторонам. Вроде никого нет, кроме красотки, которая сидела через стол от него. «Вот бы подкатить к ней» — думал он. Наивный. Он не знал, что именно эта красивая девушка только что вывела на чистую воду популярного в области блоггера – святого отца Иеронима. И что переписка вся уже заскринена. Татевик же уже отправляла видео в новостные агентства. 4 канал, Студию 41, Новости 9 ½…  Это была победа.

Но нужно было рассказать об этом А. И она пошла к себе домой, зайдя в Фейсбук она отправила скрины и видео А. с сообщением: «Родной, посмотри пожалуйста, кто пишет популярные блоги в Фейсбуке».

Сначала молчание…бесконечное молчание. Вот наконец, «сообщение просмотрено», затем «момент…». Молчание, длящееся час.

А затем в тишине квартиры раздался звонок, Татев подняла трубку, она уже не злилась на А. попавшего в ловушку Фарисея.

— Дорогая, когда ты его увидела?

— Сегодня днём, когда зашла в интернет-кафе. Прости меня, я была зла, и хотела, чтобы мой брат Антон с тобой поговорил, написала было ему письмо и увидела этого…

— …Фарисея – вдруг ответил А. шёпотом. – Настоящий фарисей, а я в него поверил. Прости меня пожалуйста, глупого! Прости, что не слушал!

— Ничего страшного, милый. Лучше приезжай ко мне, вечером послушаем новости. И за одним познакомишься с моей семьёй.

Забегая вперёд, скажем, что Фарисей в тот вечер действительно прославился, а ночью, уже в дверь толстяку позвонили.

— Алексей Дмитриев, ФСБ, выходите.

Он понял, что его карьера звезды интернета закрылась навсегда.

АНТОН МЕЛЬНИКОВ

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.