Армен Ашотян: О Карабахе осмелился говорить только блок Тер-Петросяна

17 апреля, 2017 - 13:57

Парламентские выборы в Армении уже позади. По их итогам выиграла правящая Республиканская партия Армении (РПА). В парламент прошли еще три силы — альянсы «Царукян» и «ЕЛК» («Выход»), а также партия АРФ «Дашнакцутюн». Несмотря на то, что практически впервые в независимой Армении обошлось без ставших привычными массовых поствыборных протестов оппозиции, многие политичиеские силы и общественные организации утверждают, что РПА одержала победу на выборах посредством тотального применения административного ресурса и раздачи взяток. Некоторые политические силы не признают итоги выборов и обратились (например — оппозиционный блок «Конгресс-Народная партия Армении») в Конституционный суд с требованием их аннулирования. Параллельно с этим идет процесс подготовки к выборам в Совет старейшин Еревана, а на политической арене обсуждаются несколько актуальных вопросов: какой будет дизайн будущей власти Армении, продолжится ли формат коалиционного сотрудничества между РПА и АРФ «Дашнакцутюн», останется ли действующий премьер-министр Карен Карапетян на своей должности после 2018 года, когда истечет срок президентства Сержа Саргсяна (и завершится цикл перехода страны в парламентской форме правления), и какое место на политическом поле Армении займет сам Саргсян? Об этих темах подробно корреспондент EADaily беседовал с заместителем председателя Республиканской партии Армении, экс-министром науки и образования Арменом Ашотяном.

Г-ин Ашотян, впервые в Армении, можно сказать, поствыборных политических волнений нет, но ваши оппоненты утверждают, что правящей партии удалось победить посредством применения административного ресурса и раздачи взяток. Как вы относитесь к этим обвинениям? Вы отрицаете их?

Давайте, чуть поменяем логику разговора. Я не воспринимаю ваш вопрос как обвинение и не буду защищаться. Следует осознать, что демократия — процесс, и он нуждается в постоянном культивировании. Вообще, опыт развитых западных стран, где есть демократические традиции, показывает, что демократические механизмы начинают стабильно работать с процессом роста благосостояния граждан. В данном случае нижним порогом для этого условно можно считать 12 тыс. долларов ВВП на душу населения. В Армении этот показатель, если посчитать по паритету покупательской способности населения, в два раза ниже. А по уровню ВВП на душу населения еще ниже и составляет порядка 3,7 тыс. долларов. В этом плане мы находимся в транзите, и каждый раз устраняем какие-то негативные явления. На этот раз мы полностью искоренили такие виды нарушения избирательного права, как вбросы бюллетеней в урны, карусель, повторные голосования и пр.

Именно об этом в основном говорили граждане и политические силы практически после любых общегосударственных выборов. Если на этих выборах были зафиксированы какие-то нарушения, то ими займутся и уже занимаются правоохранители. Уверен, в отношении виновных санкции будут применены по всей строгости закона. С другой стороны в ходе избирательной кампании оппозиция призывала народ взять деньги и голосовать за кого угодно. Такой был в целом призыв оппозиции к гражданам. В связи с этим после выборов накладывать на народ вину собственного проигрыша или своей политической неконкурентоспособности, мягко говоря, неправильно. Почему оппозиция не объединилась перед выборами, почему различные оппозиционные силы не смогли даже четко представить обществу своих кандидатов на пост премьер-министра в случае победы на выборах, и почему они не получили большинство голосов избирателей? На эти вопросы мы отвечать не можем. Но при этом мы рады, что по итогам выборов в парламенте формируется правда разношерстная, но зримая оппозиция, значение которой в условиях парламентской республики трудно переоценивать.

Вы процитировали призыв оппозиции к обществу о взятках, что их можно взять и проголосовать за кого угодно. Получается, косвенно, но все же вы признаете, что в вопросе привлечения голосов избирателей власти использовали также взятки. Это так?

Знаете, в СМИ муссировалось множество такого рода сообщений, часто на уровне простых сплетней. Об этом говорили также некоторые местные наблюдатели. Они даже отмечали, что у них есть достоверные факты и доказательства. Мы за то, чтобы каждый подобный случай стал достоянием общественности, если это соответствует действительности. В противном случае несерьезно обсуждать витающие в воздухе недостоверные сообщения. Необходимо также отметить, что прошедшие парламентские выборы были сверхтранспарантными с точки зрения применения новых технологий (избирательные участки были оборудованы видеокамерами и специальными приборами для идентификации граждан по отпечаткам пальцев — прим. ред.). Это значительный шаг вперед и процесс повышения уровня прозрачности выборов будет продолжаться.

Республиканская партия по итогам выборов получила необходимое количество мест в парламенте для формирования стабильного политического большинства, как того требует новая Конституция. То есть, РПА может в одиночку сформировать правительство. Какие варианты сейчас обсуждаются? Склонна ли партия к продолжению коалиционного формата правления страной, если да, то с какой партией?

Знаете, в теории коалиции формируются только в двух случаях. Первое, если есть конституционная необходимость, то есть по итогам выборов ни одна партия не смогла набрать необходимое количество голосов и вынужденно начинает консультации для формирования стабильного политического большинства. В нашем случае такой необходимости и мотивации нет. Второе, сформировать коалицию в результате политического решения. Цель — консолидировать как можно больше близких по идеологии и подходам политических сил вокруг одной общей программы. С этой точки зрения сформированная коалиция между РПА и АРФ «Дашнакцутюн» носит политический характер. Ее целью не было политическое большинство, наши подходы совпали по реформированию конституции и транзиту государства к парламентской системе правления. Нас объединяет также национальная идеология. Опыт совместной работы с АРФД показал, что между нами нет таких разногласий, которые помешали бы продолжению сотрудничества в будущем. Конечно, пока конкретных обсуждений по этому поводу нет, но это часть процесса, что нас ожидает в будущем. С другой стороны, в основе парламентской формы правления заложены также принципы, которые стимулируют все парламентские силы к кооперации внутри стен Национального собрания. Многие законы и решения не могут быть приняты посредством поддержки простого большинства, необходимо будет 3/5 голосов «за». По всей видимости, оппозиции достанутся также посты председателей некоторых постоянных парламентских комиссий, а также должность одного из вице-спикеров парламента. Все это, конечно, будет способствовать как активизации сотрудничества с оппозицией, так и повышению ее роли в деле госуправления.

Я правильно понял, что Республиканская партия не рассматривает вопрос формирования коалиции с блоком «Царукян», который занимает второе место по величине фракции в парламенте?

Таких обсуждений нет, и вряд ли они произойдут в будущем.

Армения является союзником России в регионе и членом ОДКБ. С другой стороны она ведет довольно активный диалог также с НАТО и ЕС. Что означает для внешней политики страны переход к парламентской форме правления?

Смотрите, в предвыборной гонке фигурировали четыре основные темы. Первое, безопасность, которую декларировала наша партия. Второе, социально-экономические проблемы, для решения которых предлагались различные рецепты — от выстраивания крайне либеральной экономики до очевидно популистских заявлений по резкому повышению зарплат и привлечению миллиардных инвестиций. Третье, вопрос решения карабахского конфликта, где основным мотором по формированию общественного мнения выступал оппозиционный блок «Конгресс-Народная партия Армении» (лидером блока выступал первый президент Армении Левон Тер-Петросян). Они говорили о необходимости скорейшего решения конфликта посредством взаимных уступок. Этот блок в целом предлагал довольно спорную с точки зрения армянской общественности схему разрешения конфликта. Однако его роль была важна в том, что лишь этот блок осмелился внедрить в предвыборную повестку тему Карабаха. Четвертое, вопросы внешнеполитического характера, но здесь мы практически не заметили у наших оппонентов каких-то четко сформулированных подходов. Впрочем, за некоторыми исключениями. Например, более агрессивно на этом поле себя вела партия «Свободные демократы», продвигая евроатлантический вектор. Этот же вектор, но более умеренно продвигал оппозиционный блок «ЕЛК» («Выход»), поскольку это все-таки союз трех партий и там существуют различные видения по внешней политике. С этой точки зрения новый парламент содержит в себе оттенки внешнеполитического дискурса, но они могут быть обострены лишь под воздействием глобальных, региональных трендов или в случае эскалации нагорно-карабахского конфликта. С другой стороны, данный дискурс может стать частью политической повестки Армении, если блок «Выход» перерастет в единое политическое тело — партию, и займет четко прозападную или антироссийскую позицию.

Окончательный транзит государственной системы Армении к парламентской модели правления произойдёт в начале 2018 года, когда истечет срок президентских полномочий Сержа Саргсяна. Ведутся ли обсуждения в правящей партии о роли Сержа Саргсяна после 2018 года, и продолжит ли занимать свою должность премьера Карен Карапетян?

На этот вопрос два раза четко ответил сам президент Серж Саргсян. Совсем недавно в интервью испанскому изданию он заявил, что действующий премьер-министр Карен Карапетян после выборов сохранит свой пост, и в случае успешной работы правительства никаких проблем не возникнет по этому поводу в будущем. Повторюсь, если правительство будет работать успешно. Что касается собственного политического будущего, то в своей недавней речи в Карабахе, президент четко заметил, что продолжит способствовать повышению уровня безопасности страны. Президента могут любить или нет, но в политических и общественных кругах просто очевиден консенсус относительно его вклада в укрепление безопасности страны. Президент еще многое может делать в этой сфере. Что касается наших будущих планов, то не стоит торопиться, так как мы решаем проблемы по мере их поступления. Нам еще многое предстоит сделать. Это формирование руководства парламента, отставка действующего правительства, формирование нового кабинета министров, назначение премьер-министра, утверждение программы правительства и пр. Сейчас мы должны решать эти задачи, а не обсуждать какие-то вопросы будущего.

Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.