Детище Микаэла Оганджанова и ограбление по-тифлисски

29 апреля, 2017 - 11:01

Колумнист Sputnik Екатерина Микаридзе в очередном очерке из цикла “Прогулки по Тифлису” рассказывает историю здания бывшего Национального банка Грузии: поблизости от него произошло одно из самых крупных ограблений в истории Российской империи, за которым стояли два кавказских революционера - грузин Иосиф Джугашвили и армянин Симон Тер-Петросян.

Есть улица в самом сердце нашего старого города, которая своей томной негой будит какие-то смешанные чувства. По ассоциативным ощущениям оказаться на улице Леонидзе, в советские времена Кирова, а в дореволюционные — Сололакской, это все равно, что оказаться в комнате с круглым столом и свисающим над ним абажуром. Все твое, родное, давнишнее… Даже самая главная часть улицы –

здание Национального банка. Точнее, бывшее здание Национального банка. Сейчас в нем размещаются Национальный центр рукописей Грузии, Министерство по примирению и гражданскому равноправию и Государственное агентство по вопросам религии.

Этому архитектурному строению уже более века, его начали строить в 1910-м, а завершили строительство через пять лет.

Все вроде бы в этой постройке строго, без излишеств и то же время романтично и по-европейски изысканно. Как и остальные произведения одного из самых талантливых архитекторов тех времен — Микаэла Оганджанова (1870-1917). Двухэтажное здание строили для Тифлисского общества взаимного кредита. Если внимательно приглядеться к фасаду, то можно заметить, что третий этаж был надстроен намного позже. Оганджановское творение не только надстраивали сверху, но и растягивали в ширину.

Различие между старинной постройкой и более поздней пристройкой не столь явное. Но тут выдают маскароны над мозаичными вставками. Но, конечно, самой примечательной деталью фасада можно считать скульптуры атлантов, так верно и преданно несущих на плечах вековую историю.

Несгораемый сейф и уплывшие деньги

Первое, на что натыкается взгляд, это мозаичная аббревиатура банка — ТОВК (Тифлисское общество взаимного кредитования). Она выложена прямо у порога, как только ты проходишь через массивные железные ворота. Для того, чтобы попасть внутрь, нужно пройти ряд технических процедур. Левил Цаава — старожил здешних прерий, заведует хозяйственной частью здания с 1977 года. “Как пришел сюда, так и остался. Пережил и ремонты, и смену директоров банка, и уход Национального банка”, — говорит с улыбкой Левил.

Мы поворачиваем налево, делаем пару шагов и оказываемся перед массивной инкассаторской дверью. Таких толстых дверей мне еще никогда не доводилось видеть. Вот он — доступ к несметным богатствам!

Дверь уже несколько лет не закрывается. С тех самых пор, как деньги отсюда “съехали”. За дверью решетки, с теми же буквами, что встречают тебя у входа – ТОВК.

Лестница, ведущая к несметным богатствам, все та же, установленная в 1910 году. Деньги Национального банка хранились в этих сейфах до 2013 года. Затем перекочевали в новое здание. Теперь это старинное хранилище будут использовать для хранения ценных экспонатов Национального архива рукописей.

Есть в здании еще одно удивительное место. Это роскошный зал на втором этаже. Обильная позолота, лепнина, расписные потолки. Остальные помещения переоборудованы на современный лад. Проведен европейский ремонт. Здание и сегодня нуждается в ремонте. Реставрация с укреплением фундамента проходила в 90-х годах прошлого столетия.

Как украсть миллион

Ну что может связывать здание, о котором идет речь, с отцом всех народов Иосифом Виссарионовичем? Молодой революционер Иосиф устраивал свои первые забастовки на предприятиях Тифлисского магната Александра Манташева (Манташянц). А тот в свою очередь был одним из учредителей Тифлисского общества взаимного кредита. Но есть и более весомые связи. Итак. Что общего между Робин Гудом и Иосифом Джугашвили? Один — затачивая в лесах стрелы, другой — зачитываясь трудами Маркса и Энгельса. Позже эти ребята перешли от стадии пассивного созерцания к фазе активных действий и занялись грабежами.

Один из них отдавал награбленное добро беднякам, а другой — Коммунистической партии. Кто его знает, живи Робин Гуд в другой эпохе, может, и он грабил бы банки, как это делал Иосиф Джугашвили. Именно Кобой, как прозвали в батумской тюрьме Сталина, и было организовано одно из самых громких и скандальных ограблений начала XX столетия. И произошло оно в непосредственной близости от нашего банка на Сололакской. Дело происходило в 1907 году. Классовая борьба набирала обороты. Первым серьезным событием в деле свержения самодержавного режима стал расстрел в январе 1905-го императорскими войсками мирной демонстрации рабочих во главе со священником. Этот случай повлек за собой массовые выступления и стачки.

Революционные настроения шли на спад. Протестный дух нужно было поддерживать финансово. И тогда вожди пролетариата решили заниматься экспроприациями, пополнять партийную кассу за счет ограбления частных и государственных банков. Идейным вдохновителем этих гангстерских налетов был сам Владимир Ильич.

Если генератором идей был Ульянов, руководителем Тифлисской операции стал Джугашвили по кличке Коба. Будущий отец народов побывал в местах заключения раз семь, и только один из них он отбывал по политическим мотивам, остальные — за вооруженные грабежи. Для выполнения задачи, которую поставили перед ним, ему нужны были свои люди. Тут-то он и воспользовался влиянием, которое заслужил в криминальных кругах. Хотя, по другим источникам, команду уголовников сколотил соратник Кобы, храбрый Камо (Симон Тер-Петросян). Тюремный срок за плечами был у обоих. Известно, что непосредственным исполнением задачи занимался Камо. Так вот, за окном лето 1907 года.

Два сотрудника банка, получив в почтовом отделении деньги, садятся в фаэтоны и направляются в банк. Экипаж с казачьим эскортом приближается к центральной Эриванской площади. Казаки охраняют груз: два холщовых мешка, плотно набитых пятисотрублевыми ассигнациями. В это же время на площади появляется фаэтон с армейским капитаном. Переодетый офицер — один из самых опасных кавказских боевиков — Камо. И вот когда фаэтон поворачивает на Сололакскую улицу, в экипаж с деньгами с разных сторон летят бомбы. Сотрудники банка и охрана убиты. Бандиты хватают инкассаторский мешок с деньгами и скрываются. Поймать банду грабителей так и не удалось. Пять миллионов долларов были успешно переправлены за границу. Вот только реализовать сумму так и не удалось. Дело в том, что 100 000 рублей из захваченных средств были в крупных купюрах, номера которых российская власть успела передать в российские и европейские банки. При попытке размена этих денег в зарубежных банках были даже задержаны несколько большевиков. В итоге, убедившись в том, что легализовать деньги не удастся, революционеры решили от них избавиться.

Относительно дальнейшей судьбы нереализованных миллионов существуют две версии. По одной из них, Ленин и Крупская, поняв, что европейские банки не согласятся разменивать купюры, сожгли оставшиеся деньги в печке. Согласно другой версии, уничтожить деньги, которыми революционеры не могли воспользоваться, должен был ближайший соратник Ленина Яков Житомирский, молодчик, оказавшийся слугой двух господ: с одной стороны — пламенным борцом за революцию, а с другой — агентом царской охраны. Благодаря его усилиям деньги попали в руки властям, а исполнителя той операции Камо в Германии арестовали с оружием и взрывчаткой. Вот такая вот история ограбления по-тифлисски, за которой стояли два кавказских революционера: грузин Иосиф Джугашвили и армянин Симон Тер-Петросян. Ограбление признано одним из самых крупных в истории Российской империи.

(С сокращениями)

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.