Диаспора и Армения: проблемы и перспективы. Часть 1

21 ноября, 2013 - 13:27

Процесс глобализации, набирающий стремительные обороты, постепенно стирает контуры классической системы международных отношений. Сегодня мы становимся свидетелями становления системы «нового мирового порядка», в которой возрастает роль транснациональных акторов. «Диаспора» — классический транснациональный игрок, роль и влияние которого особо возросли после падения СССР и становления системы «многополярного мира».

В традиционной интерпретации под термином «диаспора» понимается этнокультурная общность определенной группы, проживающей за пределами своего «титульного» государства. Однако, с учетом вышеупомянутых политических процессов, «диаспора» приобретает оттенок этнополитического феномена, способного влиять на принятие внутри и внешнеполитических решений как в стране «проживания», так и в стране «происхождения».

Профессор Кембриджского университета, известный аналитик Кевин Платт обозначает следующие признаки «политической диаспоры»:

а) наличие общего органа, объединяющего отдельные национальные структуры в различных странах;

б) политические контакты с «титульным» государством, влияние на его внутреннюю и внешнюю политику;

в) наличие стратегической концепции взаимодействия с государственными структурами страны проживания;

г) развитая монолитная сеть лоббистских структур.

Другой исследователь, профессор Висконсинского университета Джон Армстронг выделяет два типа «диаспор»: «пролетарская» (современные общности, неспособные адаптироваться в новом государстве) и «мобилизованная» (классические диаспоры, прошедшие длительную историю становления, хорошо интегрированные в общественно-политическую жизнь страны проживания).

По мнению профессора Армстронга к «мобилизованным диаспорам» относятся, прежде всего, еврейские и армянские группы. По мнению профессора Иерусалимского университета профессора Генри Шеффера, яркими показателями зрелости «диаспоры» являются наличие сформированной общенациональной элиты и способность этой элиты мобилизовать материальные и человеческие ресурсы для продвижения и защиты собственных (диаспоры) интересов или интересов исторической родины. При этом взаимоотношения «диаспоры» с титульным государством могут носить «конфликтный», «взаимно вежливый» и «стратегический» характер. В случае, если эти отношения носят «стратегический» характер, стороны способны эффективно влиять на поведение ведущих политических игроков.

Общая характеристика армянской диаспоры

Армянская диаспора является ярким примером этнокультурной группы, которой удалось сохранить свою национальную идентичность. Сегодня армян по всему миру объединяет «общность исторической судьбы», которая и определяет ее современную идеологическую парадигму. Конечно, армянские колонии в различных странах мира появились еще с древнейших времен. Первое поколение армянских общин практически исчезло (Индия, Бангладеш, Польша, Румыния (Трансильвания)) под влиянием определенных социальных и политических процессов. Говоря о нынешней классической диаспоре, мы должны четко понимать «обстоятельства ее появления». Классическая армянская диаспора есть результат геноцида, осуществленного младотурецким правительством в 1915-1923 гг.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что в основе идеологии сегодняшней диаспоры лежит «историческая память». «Общность исторической судьбы» — идеологическая матрица, на основе которой ведущими армянскими организациями по всему миру определяются те или иные задачи. По характеру пребывания на территории поселения армянская диаспора относится к типу «moved diaspora». Представители данного типа склонны рассматривать государство «проживания» как некую транзитную зону, откуда должно следовать возвращение в «титульную» страну. Армянская диаспора также представляет собой такой тип общности, члены которого длительное время проживают и исторически связаны с территорией поселения. Подобный факт оказал важное влияние на лояльное отношение правительств различных государств, принимающих у себя новые волны армянских иммигрантов. Благодаря уже созданным институтам и определенной поддержке, новые поколения иммигрантов довольно быстро интегрируются в местном обществе. По принципу «Культурной схожести с местным населением» армянская диаспора относится к типу общины со «средней культурной дистанцией».

Например, с народами Ближнего Востока армян объединяет длительные исторические периоды, в рамках которых армянские царства находились в составе Персидской и Арабской империй. Так, армяне Ирана имеют общее историческое и культурное прошлое с этой страной и ее народом, несмотря на то, что армянский и иранский народы исповедуют различные религии. И самое главное, армянская диаспора представляет собой тип формирования, члены которого имеют состоявшееся независимое государство, куда они могут вернуться на добровольной основе (репатриация), либо быть высланы правительством страны пребывания по политическим и иным соображениям (в основном относится к представителям «современной диаспоры», являющимся гражданами Республики Армения).

Крупнейшим центром «классической диаспоры» является США, где сегодня проживает более 1,5 миллиона этнических армян. Другими центрами компактного проживания армян являются — Франция (более 700.000), Иран (200.000), Ливан (150.000), Аргентина (180.000). Независимая Армения возникла в результате распада СССР, а благодаря победе армянской стороны в освободительной войне против Азербайджана, на карте мира появилась Нагорно-Карабахская Республика. В то же время страну по политическим и экономическим причинам покинуло огромное количество граждан, которые и сформировали «современную диаспору», ставшую антиподом диаспоры «классической». Новый тип «диаспоры» представляет собой дезидеологизированную массу экс советских граждан, объединенных лишь по принципу «общего происхождения». Крупнейшим центром сосредоточения «современной диаспоры» является Российская Федерация, на территории которой по различным оценкам проживает более 2 миллионов этнических армян.

Элиты «классической» и «современной» диаспоры

В начале статьи была обозначена позиция профессора Иерусалимского университета, профессора Генри Шеффера, согласно которой яркими показателями зрелости «диаспоры» являются наличие сформированной общенациональной элиты и способность этой элиты мобилизовать материальные и человеческие ресурсы для продвижения и защиты собственных (диаспоры) интересов или интересов родины. Итак, что же из себя сегодня представляют элиты армянской диаспоры? Начнем с того, что в большинстве стран, где сформированы «классические» армянские общины, тон задают элиты трех традиционных политических партий: АРФ «Дашнакцутюн, СДП «Гнчак» и Рамгавар Азатакан. Филиалы партий действуют в более чем 30 странах мира и координируют работу тех или иных общинных и лоббистских организаций. Несмотря на то, что официально вышеперечисленные партии ставят перед собой одинаковые цели и задачи, их руководящие элиты предпочитают действовать самостоятельно друг от друга. В отдельных случаях имеют место серьезные конфликты между элитами партий и ее членами, что отрицательно отражается на решении задач «общенационального характера».

Ведущей элитой классической «диаспоры» считаются представители партии «Дашнакцутуюн», контролирующей деятельность ведущих лоббистских, правозащитных и культурно-просветительских организаций в США, Латинской Америке, Европе, Австралии и на Ближнем Востоке. В период президентства Левона Тер-Петросяна деятельность партии на территории Армении была запрещена, несмотря на то, что АРФД сыграла важную роль в освобождении Арцаха. В итоге, дашнакские элиты получили карт-бланш от второго президента страны Роберта Кочаряна. Неслучайно активизация связей Армения-Диаспора началась с того момента, как политические элиты Армении в лице администрации президента и Диаспоры в лице дашнаков, сумели найти общие интересы. Элиты АРФД того периода, получив доступ к политическому полю в Ереване, ставили перед собой важную цель – стать ведущей силой не только в Диаспоре, но и в Армении. С течением времени дашнакские элиты в Ереване стали де-факто частью олигархических кругов, что ознаменовало собой внутренний раскол и начало глубокого кризиса партии, как в «диаспоре», так и в Армении.

Действующий президент Армении Серж Саргсян проводит относительно «диаспоры» политику «настороженного партнерства». В чем же оно выражается? Как правило, приходя к власти, новая олигархическая элита сворачивает контакты с силами, связанными с деятельностью своих предшественников. Армения в данном случае не является исключением. Сначала президент Саргсян инициировал создание «Министерства Диаспоры», которое должно было стать мостом, соединяющим «диаспору» и Армению. Однако данное ведомство изначально было ориентировано на элиты «современной Диаспоры» в лице армянских бизнес кругов постсоветского пространства. В 2008 году начался процесс сближения Турции и Армении, который также расколол элиты классической «диаспоры». Представители дашнакских организаций резко осудили шаг армянского президента, а отдельные личности, не имеющие отношения ни к одной из традиционных элит (Эдуардо Эрнекян, Шарль Азнавур, Тигран Измирилян), поддержали Саргсяна в его стремлении наладить отношения с Турцией.

Более того, поддержку Сержу Саргсяну выразили лидеры партии Рамгавар Азатакан. В 2011 году партии «Рамгавар-Азатакан» и «Арменакан Рамгавар-Азатакан» подписали меморандум, предусматривающий в дальнейшем объединение этих партий. Уже в августе 2012 года с поддержки Республиканской партии (элиты Сержа Саргсяна) министерством юстиции Армении официально была зарегистрирована партия «Рамгавар-Азатакан». То есть с поддержки действующего президента начался процесс формирования оппозиционной к АРФД «диаспоральной» элиты. И на сегодняшний день в армянской «диаспоре» существуют пять крупных элит, ориентированных на различные внутренние силы в Армении и стран «проживания». Так, конфликтом внутри армянской диаспоры США в 70-е годы воспользовались американские власти, поддержавшие становление Армянской Ассамблеи Америки, которая объединила представителей четвертой армянской элиты США (представители бизнес кругов, находящиеся в конфликте с элитами традиционных партий).

Проблемы унификации диаспоры

Финансовый потенциал армянской диаспоры (100 самых богатых армян мира) приблизительно составляет 280 млрд.долларов. Однако, из списка 100 самых состоятельных армян участие в благотворительных программах «диаспоры» и Армении принимают лишь 32 человека. При этом максимальный суммарный вклад одним благотворителем составляет 1 млрд. долларов (Керк Керкорян, «Lincy Foundation»). При этом, до сегодняшнего дня армянская диаспора не унифицирована (общедиаспоральные институты). По сути, единственным институтом, который объединяет различные элиты диаспоры является благотворительный фонд «Hayastan», созданный согласно приказу президента Армении от 1992 года. Средства фонда образуются за счет ежегодных благотворительных телефонных и радиомарафонов, веломарафонов, а также, благодаря средствам, вырученным на благотворительных обедах, концертах и выставках.

Прекрасным примером реализации принципа «унификации» является «Всемирный Еврейский Конгресс» (WJC). Внутри мировой еврейской диаспоры, по аналогии с армянскими, существуют различные идеологические течения, однако все конфликты продиктованы глубоко внутренними факторами, не влияющими на общее развитие в целом. В данном контексте ВЕК является уникальной организацией, сумевшей объединить ведущие еврейские организации из 70 стран. При этом влияние организации и уровень ее представительства не позволяют государству Израиль игнорировать ее интересы. В данном случае, мы можем использовать термин «мировое еврейство», так как мы можем туда позвонить, мы знаем адрес, знаем лидеров и структуру. Конечно, полностью перенять опыт Израиля практически невозможно, так как и еврейская диаспора и израильское сообщество связаны тугим узлом единой общенациональной идеологии, которая и лежит в основе существования государства Израиль (само государство создано элитами еврейской диаспоры).

Главными препятствиями на пути к созданию единой унифицированной организации, объединяющей ведущие армянские организации всего мира, является институциональный и идеологический дисбаланс. Уровень организации армянских общин по всему миру разный: в одних странах, таких как Соединенные Штаты Америки или Франция – на высоком уровне организована деятельность лоббистских структур, однако уровень развития общественно – национальных институтов достаточно слабый. В других странах, таких как Иран или Болгария ситуация противоположная: уровень влияния на политический истеблишмент слабый, однако имеется высокий уровень организации национально-культурных институтов. И наконец, третий тип стран, где на низком уровне находятся все составляющие компоненты диаспоры, и яркими примерами данного типа служат армянские общины на постсоветском пространстве, прежде всего в России.

Дисбаланс в развитии общественно-политических и национально – культурных институтов приводит к кризису диаспоры. Как уже отмечалось ранее, кризис продиктован партийным разделением и конфликтом элит. Здесь стоит подчеркнуть тот факт, что армяне — единственная в мире этническая группа, имеющая сформированные партии в «диаспоре», что приводит к развитию доктринальной системы ценностей, осложняющей формирование общенациональной идеологии. Итог – общенациональный кризис, выход из которого достаточно сложен.

Галстян Арег

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.