Диаспора и Армения: проблемы и перспективы. Часть 2

22 ноября, 2013 - 10:35

Становление единого органа «диаспоры» сегодня невозможно, исходя из тех объективных и субъективных причин, которые указаны в первой части доклада. Необходимо принимать во внимание фактор организационного дисбаланса между армянскими общинами в различных частях мира. При этом важно учитывать феодальный и клановый типы «диаспоры» в странах постсоветского пространства. Элиты «современной диаспоры» связаны с олигархическими элитами нынешнего армянского истеблишмента, что уже придаст потенциальному «органу диаспоры» хаотичный характер. При этом большинство армян, проживающих в странах бывшего СССР, склонны считать, что правящие элиты не способы эффективно решать, как вопросы внутреннего (проблемы общины), так и внешнего значения (общенациональные вопросы).

Подобный «Парламент Диаспоры» вполне возможно реализовать в рамках армянских общин «Запада», Латинской Америки и Ближнего Востока. Несмотря на конфликт элит, в США, Ливане, Франции, Канаде и Аргентине проблема институционального дисбаланса сведена к минимуму. Но, при реализации подобной модели, «современная диаспора» окажется выключенной из общенационального формата, что окажет на нее пагубное влияние в виде дальнейшего укоренения кланового управления и сращивания с представителями армянских властей. Модель парламента для «классической» диаспоры была предложена лидерами армянских организаций США 20 ноября 2010 во время симпозиума «Армянская Диаспора: Выборность Представительства и Международная структура».

На встрече приняли участие ярчайшие представители «классической» диаспоры США, Аргентины, Ливана, Франции, Италии и Канады. Особо следует выделить доклады бывшего губернатора штата Калифорния Джорджа Докмеджяна, профессора Калифорнийского университета Ричарда Декмеджяна, президента фонда «United Armenian Foundation» Арута Сасуняна, президента французского фонда «Политического и стратегического развития» Кайца Минасяна и бывшего помощника генерального секретаря ООН по вопросам прав человека Аршалуйса Чекнаворяна. В своих выступлениях докладчики делали упор на следующие проблемы:

- функциональность армянской диаспоры в современных условиях;

- проблема избирательной системы в организациях, представляющих интересы диаспоры;

- основные трудности формирования общего органа мировой армянской диаспоры;

Экс-губернатор Калифорнии Джордж Докмеджян отметил: «Когда мне было десять лет, все собирались и говорили про единство, когда я поступил в университет, все собирались и говорили про единство, когда я был губернатором, мы продолжали об этом говорить. Но лишь в 1988 году, когда наша родина Армения пострадала, я впервые смог осознать и увидеть это единство. Теперь наступили мирные времена, и мы вновь говорим о единстве». Действительно, армянский народ, всегда демонстрировал мировому сообществу, что он способность к консолидации в условиях угрозы существования нации и своей страны перед лицом внешней напасти, но при этом до сегодняшнего дня армяне не сумели выявить причины колоссальных внутренних проблем и выработать механизмы их решения.

На симпозиуме были выработаны основные контуры «парламента», который, по словам Арута Сасуняна, должен объединить ведущие силы диаспоры со всего мира. «Армения не ведет достаточно активной политики для развития тесных связей с Диаспорой, и нет соответствующих средств, речь не идет только об одном министерстве. Еще одной причиной является ошибочное мнение по поводу того, что Диаспора является единой целой. Диаспоре необходимо организовать структуру, в состав которой войдут представители каждой из общин, избранные путем голосования. Данная структура, насчитывающая порядка 350 депутатов из около 100 стран мира, фактически станет парламентом Диаспоры. Когда у нас появится подобная структура, правительства Армении и НКР смогут связаться с последней, и будут сопоставлены работы трех сегментов армянского народа»; — пояснил Сасунян.

Несмотря на то, что большинство делегатов с оптимизмом восприняли данную инициативу, она по сегодняшний день продолжает оставаться лишь инициативой. Безусловно, для реализации столь грандиозного проекта необходимо выработать четкие механизмы ее функционирования и систему избирательности. А с учетом названных причин и обстоятельств, выработка подобных механизмов сегодня довольна сложна. Более того, подобный проект был без особо энтузиазма встречен лидерами большинства армянских общин и организаций. Причина более чем проста: «диаспора» — не просто общность людей, это бизнес и властные полномочия. Для многих лидеров «диаспоры», возглавляемая им структура – есть административный ресурс, позволяющий решать вопросы личного характера. Конечно, трудно себе представить, что какие-либо элиты согласны пойти на риск передачи определенных полномочий и привилегий на откуп общенациональному формированию.

Какая модель более эффективна для Диаспоры?

Для того, чтобы понять, какая модель будет эффективна в контексте взаимоотношений классической и современной диаспоры с одной стороны и их гармонизации с Арменией с другой, необходимо рассмотреть уже существующие международные аналоги. На сегодняшний день на высоком уровне отформатированы взаимоотношения «государство-диаспора» у таких стран, как Франция, Италия, Израиль и Ирландия. В силу определенной специфичности Израиля (национальные элиты страны формируются под влиянием и с поддержки «диаспоры»), мы рассмотрим три оставшиеся: французскую, итальянскую и ирландскую модели. Франция всегда осознавала необходимость привлечения своих соотечественников по всему миру к активному участию в политической жизни страны, уже в 1948 году в конституцию страны были внесены поправки, позволяющие представителям диаспоры избираться в парламент.

Тем не менее, важно заметить, что 12 сенаторов диаспоры и более 15 членов Национального собрания выбирались не самими французами путем голосования, а коллегией, в которую входят 150 из 183 членов «Высшего Совета граждан Франции за рубежом» (Conseil Supérieur des Français de l’Etranger, CSFE), созданного в 1948 году. Таким образом, представители французских общин имеют возможность влиять на внутреннюю и внешнюю политику своего «титульного государства». Подчеркнем, что по инициативе представителей диаспоры, граждане Франции, проживающие за ее пределами, получили возможность участвовать в выборах президента и парламента. Подобным правом обладают также члены «Высшего Совета граждан Франции за рубежом», уполномоченные представлять интересы общины в целом.

Реализация подобной модели более реалистична для армянской диаспоры, с учетом определенных нюансов. Выше было упомянуто, что создание «Совета армян Диаспоры» на сегодняшний день невозможно, однако, функцию данной организации применительно к армянской диаспоре, могут выполнять унифицированные региональные объединения. Так, диаспору в армянском парламенте могут представлять члены следующих союзов: «Союз Армян Латинской Америки», «Объединенный комитет армян Ближнего Востока», «Армянский Национальный Комитет Америки и Канады», «Армянская Ассамблея Европы», «Совет армянских организаций Австралии». Каждое из этих объединений в свою очередь контролирует организации и институты в отдельных государствах, штатах, округах, городах (макро и мирко уровни). Соответственно, представители подобных региональных союзов имеют полномочия защищать интересы своих общин в законодательных органах Республики Армения и НКР.

В 2000-2001 гг. итальянский парламент, тогда еще под руководством Сильвио Берлускони, принял законы и поправки к конституции Италии для создания четырех крупных избирательных округов для диаспоры: в Европе, Южной Америке, Северной и Центральной Америке, и большой округ, объединяющий Австралию, Азию, Африку и Океанию. И пусть эта система не была к тому времени уникальной, подобное изменение могло по праву считаться радикальным во взаимоотношениях диаспора-государство. И сегодня представители диаспоры имеют возможность избираться в государственные органы страны и голосовать за своих представителей по месту проживания. В свою очередь эти представители в данных округах должны заслужить доверие своих соотечественников за рубежом.

В целом, право голоса граждан других стран, проживающих за пределами национальной территории, может варьироваться. К примеру, британские и австралийские подданные за границей своих государств могут принимать участие в голосовании лишь за кандидата в своем округе на Родине, а французы и американцы имеют право избирать представителей тех регионов, которые заседают в национальном парламенте. Как мы видим, «итальянская модель» гармонизации отношений с «диаспорой» является уникальным явлением. Реализация подобного сценария относительно армянской диаспоры возможна лишь при политической воле официального Еревана. Однако действующие элиты вряд ли захотят допустить «диаспору» на близкое к себе «политическое» расстояние. Фактически это означает, что сегодня «диаспора» является лишь сырьевым придатком для нынешних властей.

Другой моделью может стать инициатива по созданию в парламенте Армении Палаты для «диаспоры». Подобный формат до 1975 года существовал в Ирландии, где действовала «Палата Нации» (в Палате Представителей), в которую избирались ирландцы, проживающие за пределами своего государства. Первые представители, избранные в данную палату, с течением времени перебирались в Сенат, представляя де-факто интересы диаспоры. После 1975 года политическая воля ирландских властей позволила гражданам Ирландии, проживающим за рубежом, избираться в парламент страны без всяческих препятствий. Идею реализации подобной модели для армянской диаспоры выразила министр диаспоры Грануш Акопян: «Нужны определенные изменения в системе управления страной, которые дадут возможность армянам всего мира принять участие в государственном управлении Арменией. Неслучайно, что сегодня мы хотим изменить Конституцию нашей страны и сделать парламент двухпалатным: с Первой, внутренней палатой, и Высшей. Высшая палата – сенат, в которую могут быть включены армяне из Диаспоры».

Подобный проект должен быть продуман до мельчайших деталей и учитывать следующие моменты:

- Позиция граждан Республики Армения по вопросу вовлечения диаспоры в ее внутренние дела;

- Кем и в какой форме будут определяться функции и обязанности Палаты «Диаспоры» (учитывая тот факт, что численность диаспоры гораздо больше, нежели численность самой Армении);

- В какой форме и на основе каких норм будет проходить избирательная процедура. Какие шаги будут предприняты для того, чтобы выборы были свободными и справедливыми.

Обобщая вышесказанное, необходимо отметить, что для реализации проекта относительно унификации армянской диаспоры и выработки эффективного формата ее взаимоотношений с Арменией необходимо:

а) элиты диаспоры должны отказаться от узких идеологических доктрин;

б) политическая воля руководства армянского государства.

Сегодняшний мир находится в стадии крупнейших идеологических противостояний, в рамках которых отдельные этнические структуры теряют свое влияние. Это объективный вызов современного времени. От того, смогут ли три части армянского мира найти общий формат взаимопонимания, будет зависеть наше будущее.

.Галстян Арег

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.