10 лет за граффити: дело «узников памятника» в Азербайджане

11 мая, 2017 - 18:55
video: 

Ровно год назад  двое азербайджанских парней - Байрам Мамедов и Гияс Ибрагимов написали антиправительственные лозунги на памятнике Гейдару Алиеву в Баку, были арестованы, обвинены в распространении наркотиков и осуждены на 10 лет. Meydan TV рассказывает историю «узников памятника».

Байрам

Байрам Мамедов

«Мой сын был таким же, как и все дети.  Ходил в школу, делал уроки, читал книги… И наши с ним отношения  были нормальными.  После армии он собирался поступить в магистратуру в Италии. Я не хотел, чтобы свою молодость он провел за решеткой», - с горечью рассказывает Фарман Мамедов.  

Фарман Мамедов фото:meydan.tv

Фарман Мамедов фото:meydan.tv.

Вместо аспирантуры студент Бакинского славянского университета Байрам Мамедов отправился в тюрьму. В ночь на 10 мая 2016 года Байрам и его друг Гияс Ибрагимов, тоже студент, написали на памятнике Гейдару Алиеву в парке, носящем его же имя, в Баку  «С праздником рабов!», «Прочь, система!». С 2000 года 10 мая в Азербайджане отмечается Праздник цветов, приуроченный ко дню рождения экс-президента страны и отца нынешнего президента Ильхама Алиева. Гияс и Байрам обыграли фразу "Gül bayramınız mübarək!" («С праздником цветов»), поменяв буквы в первом слове. Получилось "Qul bayramınız mübarək!" - «С праздником рабов!». 

Художников арестовали в ту же ночь – во время обыска сотрудники правоохранительных органов нашли в доме каждого по1 кггероина. Против них было выдвинуто обвинение по статье 234 (незаконное хранение, транспортировка и реализация наркотиков) УК Азербайджана. 8 декабря, 2016 года Бакинский суд по тяжким преступлениям приговорил Байрама Мамедова к 10-ти годам тюрьмы 

Байрам отрицал свою вину и, как и Гияс, утверждал, что показания он давал под пытками. Применение пыток в азербайджанском МВД и аппарате омбудсмена опровергали.

«Соседи видели, как его задержали. Уже потом мы узнали, что его схватили из-за надписи на памятнике.  Узнали от адвокатов. О том, что это за эта история с памятником мы тоже узнали только на суде», – вспоминает отец Байрама.

Гияс

То же  самое рассказывает и семья второго  «узника памятника». «В ночь ареста в наш дом подложили наркотики, - рассказывает мать Гияса Шура Ибрагимова,  - Гияс просто проходя мимо, наклонился ко мне и сказал: «Мама, не бойся, меня хотят арестовать по политически мотивам и забрать из-за наркотиков».  А еще, когда один парень прошел в нашу кухню, Гияс спросил его: «Вы пошли туда, чтобы подложить наркотики?». Я поняла, что Гияса хотят оклеветать, но не знала, за что. На следующий день - 11 мая (в ночь на 10 мая его задержали – прим. автора) пришла весть о том, что в городе на постаменте памятника Г. Алиеву кто-то написал лозунг и в этом подозревают двух молодых людей. Тогда я узнала, что один из них – мой Гияс.»

Шура Ибрагимова

Дело Гияса Ибрагимова в точности повторяет то, что случилось с Байрамом: арест, найденный килограмм героина, 10 лет  лишения свободы, к которым 25 октября 2016 года приговорил его Бакинский суд.

Гиясу сейчас 23 года, Байраму – 22.  Студенты, участники популярных в Азербайджане интеллектуальных игр. Фарман Мамедов говорит, что Байрам дома никогда не высказывался против правительства. Мать до сих пор не может смириться.  «Во время свиданий с ним мать спрашивает у него, вот, почему ты сюда попал? А он отвечает: «Опять ты начинаешь? Ну, так получилось, что я это сделал».

Шура Ибрагимова тоже рассказывает, что ничего не знала про идею сына «расписать» памятник или про его оппозиционные взгляды: «Вообще, он не любил чем-то делиться дома, я ничего не знала о его взглядах. Он никогда не говорил ничего плохого о правительстве, об этом никаких разговоров не было.  Я знаю, что, по его мнению, положение в стране, условия для молодежи и их образования оставляют желать лучшего».

Настенный протест

Термин «граффити» специалисты понимают широко -  как любой вид уличного раскрашивания стен, от просто написанных слов до сложных композиций. Граффити на политические темы можно встретить во всех уголках мира – от знаменитого «Поцелуя  Брежнева и Хонеккера» Дмитрия Врубеля на остатках Берлинской станы до рисунков Бэнкси. Но в странах, где политические свободы ограничены, надпись на стенах превращается в форму протеста и преследуется властями.

«Настенная политика» стала распространяться в современном Азербайджане в 2010 году, когда молодежь левых взглядов начала расписывать стены зданий в центре Баку разными лозунгами: «Нефть принадлежит народу», «Долой безработицу! Не молчи - требуй!» и так далее. На стенах президентской библиотеки в Баку можно было прочитать: «Капитализм показывает. Социализм дает», а на стене здания офиса «Nokia» - «Revolution – connecting people!» («Революция объединяет людей»).

Перед офисом Nokia. Под лозунгом «Nokia connecting people»

Перед офисом Nokia. Под лозунгом «Nokia connecting people».

«Капитализм показывает. Социализм дает».

Поначалу вокруг надписей не возникало ажиотажа. Левые писали на стенах ночью, власти стирали их утром, и никого не арестовывали. Что изменилось в ситуации с Байрамом и Гиясом?  

Публицист Мамед Сулейманов считает, что ни текст, ни место, которое они выбрали для своего протеста, не решили судьбу Байрама и Гияса – просто времена изменились. Перестали, если вспомнить выражение Анны Ахматовой, быть  вегетарианскими: «Напиши они эти слова 10 лет назад, их может быть и поймали и посадили бы максимум на 30 суток. Но после «арабской весны» правительство стало рассматривать любую «либерализацию», как слабость и ненужное снисхождение.  Именно поэтому наказания за аналогичные деяния радикально отличаются от тех, что были 5-10 лет тому назад».

«Может, если бы он поступал так, как я считаю правильным, было бы еще хуже»

Родители обоих активистов, хоть и не согласны с тем, что сделали их сыновья, но относятся к их поступку с пониманием. «Он должен был говорить о проблемах в стране, но не таким образом. Но я отношусь с уважением к его мыслям, он свободный человек», - говорит отец Байрама. Во всяком случае, ничего непростительного сын не сделал: «Глядя на некоторые вещи, я задумываюсь: если я не скажу, другой не скажет, это ведь тоже не дело».

Мать Гияса Шура хоть и не понимает, зачем сыну нужно было «расписывать» постамент памятника общенациональному лидеру, «дедушке Гейдару» (как называют бывшего президента в стране), но воспринимает все это спокойно: «Видимо, мы мыслим по-разному. Он образованный мальчик, видит мир не таким, каким вижу его я. Я бы не хотела, чтобы он писал на памятнике, но даже если б мой сын выразил свои мысли открыто, его опять-таки могли  арестовать. Гияс молод, у него свои идеи и взгляды, может, если б он поступил, как я хочу, то попал бы в еще худшую ситуацию…»

 Я нарушил неписаный закон системы

Гияс Ибрагимов

Гияс Ибрагимов.

В судебном зале Гияс и Байрам несмотря на ожидающий их долгий срок за решеткой, заявили, что не сожалеют о содеянном. В своем последнем слове на суде Гияс сказал: «Я не намерен защищаться по предъявленному обвинению. Моя реальная преступная деятельность «белая», как цвет краски, которую я использовал. Настоящая причина моего ареста - мой вполне цивилизованный протест, как молодого студента, против лжи и беспредела политической системы страны, в которой я живу. Я не нарушал писаных законов. По писаным законам мой поступок не считается преступлением. Я нарушил неписаный закон системы. Система использует эти неписаные законы, чтобы представить несправедливость справедливостью, рабство - свободой».

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.