СИЛЬВА КАПУТИКЯН И АРХИЕПИСКОП ШАВАРШ: "ПОЧЕМУ НЕ ЗАКРЫЛИ ДВЕРЬ, ВАШЕ ПРЕПОДОБИЕ?"

16 мая, 2017 - 21:10

О книге Сильвы Капутикян «Караваны еще в пути» Мартирос Сарьян писал: «Книга эта – не обычные путевые заметки. И хотя перед тобой раскинется восток, с его солнцем и пальмами, пустынями и пирамидами, чаще всего на твоем пути будут вставать армянские глаза».

Армяне являются традиционным меньшинством в Сирии. Впервые они появились там еще в IX веке после падения армянского государства Багратидов и Киликийского царства в XIV веке. Однако, современная армянская община образовалась главным образом после апреля 1915 года. Армяне жили в основном в Алеппо – около 50 тысяч до начала войны.

Сильва Барунаковна часто бывала в поездках по странам, где проживает армянская диаспора. Они дали большой материал для написания стихов и публицистических очерков, где она поднимала проблемы потомков армянских беженцев — тоска, отчуждение, угасание западноармянского языка, борьба за самосохранение, поиски идентичности, усилия по признанию геноцида армян.

Однажды, проехала несколько часов из Бейрута, и оказалась в Дамаске. Долго она ходила по старому центру города, где от семи ворот остались только тени, по знаменитому базару Гамидие, магазинчикам. Вместо воображаемого молота кузнецов слышала звон трамваев, гудки машин, металл и стекло, бетон и асфальт. Видела широкие, прямые улицы с многоэтажными домами, ничем не отличающиеся от европейских.

Неподалеку от одного от семи ворот Дамаска она обнаружила армянскую церковь Сурб Саркис. «Она вонзилась в узенькую улочку арабского города, между мечетями и минаретами, вознеслась вверх своими гласящими по-армянски куполами».

Эта церковь напомнила ей другие церкви-странницы: в Бейруте, Париже, Каире, Александрии, которые «унесли» с собой орнаменты из Ахтамара.

Там она познакомилась с архиепископом Шаваршем Гуюмджян, как пишет Сильва Барунаковна, яростным сторонником Эчмиадзина и Советской Армении. Автор книги поясняет, что в спюрке церковь всегда играла значительную роль, она стремилась объединить расчлененное армянство, являясь официальным представителем перед местным правительством.

В Дамаске при армянской церкви существовала так называемая «национальная власть» для управления всей мирской жизнью колонии. В ее ведомство входили школы, дома для престарелых, спорные вопросы и семейные неурядицы. Члены «национальной власти» выбираются в острой политической борьбе. Та или иная партия старается провести своего кандидата и таким образом взять в руки руководство колонией.

Дамаск. Сурб Саркис. 2005 год

Дамаск. Сурб Саркис. 2005 год

Сильва Капутикян пишет:

«Зарубежные епархии армяно-апостольской церкви подчиняются Эчмиадзинскому первопрестолу во главе с верховным патриархом и католикосом всех армян Вазгеном Первым. В результате исторически сложившихся обстоятельств существовал также Киликийский католикосат, который после массового переселения армян, в 1921 году, из киликийского города Сиса переместился в Сирию, а ныне обосновался в Антилиасе, предместье Бейрута. Киликийские католикосы всегда признавали верховенство Эчмиадзина во всех вопросах церковной жизни. Но, учитывая силу влияния церкви на армянское население за рубежом, дашнаки в 1956 году продвинули на престол в Антилиасе своего кандидата и откололи Киликийский католикосат от Эчмиадзина. Цель этих действий – оторвать народ спюрка от находящегося в Советской Армении Эчмиадзина и тем самым ослабить нити, связывающие с родиной. Все это крайне обострило борьбу между разными кругами спюрка.

В этой трудной обстановке епископ Шаварш Гуюмджян, бросив вызов своему законному католикосату Антилиасу и его венценосцу, остался верен Эчмиадзину и продолжал во время службы славить блюстрителя перевопрестола».

И вот Сильва Капутикян приходит к архиепископу Шаваршу. «В огромной пустынной комнате он показался мне таким же отшельником, как и его уединенная церковь. В черной простой домашней одежде, вокруг ни души, ни заботливой руки. Книги лежали на полу, разбросаны были на диване. Кресла разбрелись по всей комнате. –

-Почему не закрыты двери, ваше преподобие? – спросила я. –Вечер уже, а вы один.

-А к чему закрывать? – круто взглянул он на меня, и я поняла, что вопрос излишен. Он еще уверен в своей силе и славе храброго человека.

Месяца два в Ереване я узнала о неудавшемся покушении на Шаварша, вспомнила узенькую дамасскую улицу, церковь, безлюдие и в этом безлюдии усталого одинокого старца в черной домашней одежде.

Почему не закрыли дверь, ваше преподобие?»

Валерия Олюнина

 

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.