Нахиджеван становится проблемой для Баку. Истинные причины всплеска военной активности ВС Азербайджана

24 июня, 2017 - 16:09

В последние несколько дней наблюдается всплеск военной активности в Арцахе. Азербайджан в очередной раз пошел на ситуативное обострение, спровоцировав на линии соприкосновения новые инциденты. Причины такого поведения комплексные и, по утверждению аналитиков, опять же вытекают из принципов выработанной в высоких бакинских кабинетах тактики.

Во-первых, провокации были совершены в преддверии визита в Азербайджан сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Следовательно, накал на линии соприкосновения – дополнительный «аргумент» в арсенале у Алиева о бесперспективности нынешнего формата переговоров, в целом, и несогласия с венско-петербургской повесткой, в частности. Следует учесть, что провокация была спланирована с таким расчетом, чтобы ожидаемый военный ответ армянских сил пришелся аккурат на дни посещения посредниками Баку.

Во-вторых, именно на этот отрезок времени Азербайджан в спешке организовал широкомасштабные военные учения, о которых, игнорируя договоренности, заведомо не поставил в известность. По Алиеву, доводы азербайджанской стороны о неприемлемости статус-кво будут звучать убедительнее, если, образно говоря, из окон переговорного кабинета будет доноситься гул артиллерийской канонады.

И, в-третьих, обострение ситуации неразрывно связано с усугубляющимися день ото дня проблемами в азербайджанской экономике. Не вдаваясь в подробности, лишь отметим, что по подсчетам независимых экспертов, за последние два года уровень жизни азербайджанских граждан упал на 50%, а взимаемые государством налоги упали более чем на треть. Тем самым, экономическая ситуация Азербайджана близка к катастрофической, что ставит власти республики на грань политического выживания, и, следовательно, вызывает у них потребность переключить внимание ропщущего населения от внутренних системных проблем к внешним.

Анализ экспертов достоверен и убедителен по всем упомянутым пунктам. Однако, дает ли он исчерпывающий ответ на поведение азербайджанских властей в свете новых реалий, складывающихся в регионе? Не оставляет ли он за пределами своего охвата ряд нюансов, без учета которых невозможно составить детальный прогноз ситуации вокруг карабахской проблемы и ее развитий? Ведь, признаться, оперирование в анализах одним и тем же клише более смахивает на инерцию мышления по стереотипам, нежели своевременный разбор новой данности. А данность действительно совершенно новая, хотя и с первого взгляда облачена в обыденную форму двадцатилетних карабахских перипетий. Следовательно, не отрицая упомянутые в один голос экспертами вышеизложенные пункты, попробуем дополнить их еще двумя, что поможет вскрыть мотивацию поведения азербайджанской стороны, а также показать качественно новые изменения в военно-политической повестке противоборствующих сторон.

Первый пункт имеет ситуативный характер и более связан с внутренними проблемами Азербайджана. Как известно, в мае в рядах азербайджанской армии имела место зачистка под прикрытием «антишпионской операции», в результате которой были без суда и следствия расстреляны несколько офицеров и рядовых, а определенное число «подозреваемых» ныне находится под арестом. В одной из статей мы уже коснулись темы истинных причин этого террора. Однако применительно к данной публикации это не суть важно, а существенно лишь то, что Алиев решил разрулить ситуацию сообразно классическим методам диктатур. Если в армии есть недовольства, если офицеры ропщут на власть, не признают ее авторитета и могут лелеять планы переворота, то необходимо немедленно избавить всю эту вооруженную до зубов ораву от «безделья», то бишь накалить ситуацию на линии соприкосновения и тем самым переориентировать весь накопившийся гнев вояк на «естественного» внешнего врага. Локальные бои на передовой – это лучший способ держать армию в дали от бакинского престола. Ведь давно уже не секрет, что противоборство «погонов» и «галстуков» приобрело в Азербайджане тенденциозный характер.

Это, что касается первого пункта. Второй же обусловлен не ситуативными решениями, а переменой геостратегического расклада в регионе Ближнего Востока. Дело в том, что Турция - главный военно-политический союзник Азербайджана - стремительно утрачивает свой региональный вес. За десяток лет своего правления Реджеп Тайип Эрдоган успел наломать такую кучу «внешнеполитических и внутриполитических дров», какую прежние руководители Турции не успели набрать с пол века. Мутные дела с переворотом, травля армейских чинов и гюленистов, бесперспективная война с РПК, напряженные отношения со всеми соседями, сирийская авантюра, фактический разрыв связей с Евросоюзом, а теперь уже усугубляющийся кризис взаимоотношений с Вашингтоном – вот неполный перечень проблем, заставивших Анкару теперь сдавать позицию за позицией на глобальном политическом фронте. Политика неоосманизма, в свое время взятая на вооружение окрыленным экономическими успехами Эрдоганом, ныне завела его страну в тупик. По утверждениям турецких аналитиков, Эрдоган явно переоценил реальные возможности республики, и по вине неоправданных амбиций Турция сгибается под тяжестью взваленных на себя проблем. Самой опасной из этого ряда ныне является для нее проблема независимости Иракского Курдистана. Следует заметить, что в свое время именно Турецкая Республика, исходя из сиюминутных политических и экономических выгод, способствовала максимальному отдалению Эрбиля от Багдада и даже первой анонсировала флаг Курдистана, как символ суверенного государства. Однако попытка сыграть на противоречиях властвующих в Эрбиле курдских кланов с племенами сирийских и, собственно, турецких курдов во главе с РПК обернулась катастрофой. Анкара рассчитывала спровоцировать вялотекущую войну курдов между собой и с арабами без перспектив на разрешение ее итогов в ближайшие десятилетия. Подобный ход событий предоставил бы возможность свободного действия на своей территории по жестокому подавлению курдского движения. Однако с прямой, но, естественно, негласной поддержки американо-израильского тандема Эрбиль пошел на радикальный шаг по референдуму о полной независимости. Без полученных заверений о военно-политических гарантиях иракские курды наверняка не решились бы на этот шаг. А это означает, что вынашиваемый американцами план полного переформатирования Ближнего Востока вступает в кульминационную фазу. Самым ощутимым фактором в этом процессе должно стать возникновение впервые курдской государственности с последующей консолидацией вокруг нее разрозненных фрагментов этого этноса. С возникновением ядра государственности у курдов не будет иного пути, как, пересилив внутриплеменные противоречия, встать на путь единения. В свою очередь, это неизбежно приведет хоть и не к молниеносной, но неизбежной фрагментации государств, компактно населенных курдским этносом. В случае с Ираком и Сирией процесс уже идет и теперь на очереди стоят Иран с Турцией.

Таким образом для Турецкой республики заигрывания с курдским вопросом обернулись настоящей головной болью. А обещанная Эрдоганом своему электорату скоротечная победа над РПК явилась провальной затеей. Практически каждый день сообщается о гибели нескольких солдат и офицеров турецкой армии. Согласно достоверным данным, информация о реальных потерях солдат и жандармов в результате стычек с курдскими партизанскими отрядами умалчивается. На фоне складывающихся новых реалий в Сирии и Ираке ожесточенные бои в Турции будут только нарастать. Турецкие аналитики уже бьют тревогу относительно нескольких сот фур с оружием, переданных за последние месяцы американцами сирийским курдам. Учитывая их прочную связь с РПК, предполагается, что часть этого оружия уже поступает в «Турецкий Курдистан». К тому же, в Анкаре резонно страшатся перспективы, что после расправы с так называемым Исламским Халифатом огромная масса сирийских курдов, изрядно натасканная в боях с радикалами, хлынет в Восточную Турцию. В таком случае партизанские схватки перетекут в самые настоящие фронтальные бои с широким применением против регулярной армии новых видов вооружения, включая переносные противовоздушные комплексы. А в случае уязвимости авиации, турецкая армия лишится едва ли не самого главного своего преимущества в борьбе с РПК.

Неминуемая перспектива фронтальных боевых действий чревата для Турции фактической утратой контроля над окраинными территориями государства. В частности, возможен откол некоторых южных провинций, всего юго-востока, восточных районов по протяженности с иранской границей и северо-восточных территорий вокруг горы Арарат. Именно посредством последнего упомянутого отрезка Турция ныне поддерживает сухопутную связь с Нахиджеваном. Через узкий участок границы вдоль реки Аракс автономная республика на протяжении десятилетий получала не только военно-материальную подпитку от «старшего брата», но и психологически черпала силы для подавления чувства «анклавности», отреченности от тюркского мира. И если даже при особом контроле турецкой армии над названным районом курдские силы весьма часто совершали налеты на транспорт, следующий в Нахиджеван и обратно, поджигали фуры, брали граждан в заложники, то не трудно предположить, какова может быть обстановка на указанной территории в случае всплеска тотальных боевых действий по периметру всей северо-восточной границы.

Именно поэтому в свете нарастающего ожидания гражданской войны в Турции, Баку все более и более фокусирует свое внимание на проблеме Нахиджевана. Будучи не столько защищен самим материковым Азербайджаном, сколько турецким многовекторным присутствием, Нахиджеван ныне остро ощущает наступление фазы неопределенности. Причем эта неопределенность дифференцируется на два фактора – военный и политический. Во-первых, азербайджанцы, как уже говорилось, страшатся того, что Турция не в состоянии взять на себя защиту автономной республики при гипотетическом параллельном возникновении турецко-курдской и армяно-азербайджанской полномасштабных войн. Во- вторых, в случае фактической фрагментации Турции в процессе и по итогам ожидаемой гражданской войны, может сам собой оказаться в политической повестке региона вопрос о денонсации Московского договора, в частности тех его пунктов, которые регулировали статус Нахиджевана. К этому может подвести и неминуемое наращивание Россией свой группировки в Армении параллельно росту ожесточенных боевых действий на турецкой территории. Сделано это будет для недопущения распространения хаоса за реки Аракс и Ахурян, защиты армянских границ от наплыва беженцев и, конечно же, во имя окончательного укрепления российского присутствия в «буферной зоне» Закавказья. При возможном ходе таких событий Россия может либо совместно с Арменией денонсировать Московский договор, предоставив последней возможность восстановить историческую справедливость, или, наоборот, оставив его в силе, использовать положения договора для установления своего «временного» военного протектората над автономией.

Вариантов много и любой из них чреват для Азербайджана потерей суверенитета над Нахиджеваном. Во всяком случае, в Баку не могут не осознавать шаткость положения главного военно-политического союзника, до сей поры гарантирующего защиту автономии.

Информация, получаемая на сей счет из самой Турции, неутешительна. Прежде всего оппозиционные турецкие источники вещают, что турецкая армия ослаблена сейчас как никогда. Тысячи офицеров и генералов уволены и брошены в тюрьмы. У командования находятся люди, не сведущие в военном деле, на что указывают сомнительные результаты операции «Щит Евфрата». Материальные и человеческие ресурсы распыляются в мелких стычках по всей Восточной Турции без каких-либо ощутимых успехов. Солдаты деморализованы непредсказуемым поведением властей и плохо мотивированы. На этом фоне с каждым днем все ощутимее нарастает боевая мощь курдских отрядов. В прошлом воюющие одними только автоматами, ныне они сбивают ракетами вертолеты, сжигают танки, уничтожают целые колонны бронетехники, используют новейшие системы связи и беспилотники.

В связи с этим в обществе не может не вызывать недоумения решение Эрдогана об основании военной базы в далеком Катаре с непонятными и туманными целями, тогда как, к примеру, параллельно планируется сократить турецкую группировку на Северном Кипре на две трети. Освоение же турецкими подразделениями крупных баз в Азербайджане пока не предвидится. Однако Баку ведет усиленный пиар для создания ощущения, якобы, турецкое военное присутствие в республике и по периметру ее границ повсеместно и постоянно. На то указывают сводки об учениях Турции, Азербайджана и Грузии на базе Вазиани близ Тбилиси. И особенно информация о последних учениях в Нахиджеване и в самом материковом Азербайджане. Нахиджеванские военные игры прошли под громкой вывеской «совместных азербайджано-турецких учений», хотя, как выяснилось, от турецкой стороны в них реально участвовал один лишь взвод спецназовцев. Вероятно, схожий расклад действует и в учениях, стартовавших 18 июня на востоке от арцахских границ. Тем самым, создается устойчивое ощущение того, что Баку параллельно наблюдаемому ослаблению турецкой военной машины и нарастающей угрозы полномасштабного гражданского противостояния в Турции с благословения США и Израиля, успешно наращивает миф о полноценном военно-политическом присутствии «старшего брата» в южно-кавказском регионе. Не значит ли это, что в бакинских властных кабинетах всерьез забеспокоились за деградацию турецких вооруженных сил и грядущую их неспособность вступиться за Азербайджан и, прежде всего, гарантировать безопасность Нахиджевана?

В развитие этой версии добавим, что в последнее время в Баку упоминания о Нахиджеване поразительным образом участились в контексте обсуждений касательно нагорно-карабахской проблемы. Так называемые военные эксперты, такие как Айдемиров, Рамалданов и многие другие, касаясь темы возможной войны, постоянно намекают на обстрел Еревана из Нахиджевана, напирая на мысль о том, что общевойсковая армия на территории автономной республики обладает несметным количеством систем реактивного огня, артиллерии, бронетехники и всех остальных видов вооружения. Примечательно, что количество анонсированных Баку единиц техники, примененной в нахиджеванских учениях, действительно внушительно. Так, артиллерия, реактивные системы и авиация нахиджеванских военных игр практически была сопоставима с количеством этой же техники в учениях материкового Азербайджана. А бронетехники и танков в автономной республике было задействовано почти в три раза больше. И только количеством солдат стартовавшие на днях общереспубликанские учения в разы превысили аналогичные игры в Нахиджеване.

Исходя из вышеперечисленного напрашивается вывод, что Азербайджан, действительно, нарастил силы нахиджеванской общевойсковой армии, так как не исключает возможности широкомасштабных боевых действий именно в этом направлении. Но будет ли эта схватка за Ереван или за Нахиджеван? Естественно, что армянской стороне следует ожидать от противника любых решений. Но с учетом этого здравый смысл подсказывает, что Нахиджеванская автономная республика – это самое слабое звено азербайджанской обороны. И в Баку предвидят возможность отсечения Нахиджевана от запутавшейся в проблемах Турции. В таких условиях говорить о наступательных действиях со стороны Азербайджана в данном направлении не рационально. Нанести определенный ущерб Еревану нахиджеванская группировка, конечно же, успеет, но в ответ ее судьба будет предрешена за сравнительно короткий срок. Следовательно, в случае широкомасштабной войны азербайджанским генштабом в Нахиджеване будет предпочтена тактика свернувшегося в клубок и тихо сидящего ежа. Она, по задумке Баку, позволит также сковать ощутимые силы армянской стороны вокруг Нахиджевана, в то время как основные действия будут разворачиваться на арцахском фронте.

Но будет ли согласна Армения следовать этому сценарию? Вот в чем вопрос. Похоже, в Азербайджане начинают постепенно осознавать, что в случае войны сценария, подобно 90-ым, не будет. И, повторимся, осознание этого нарастает по мере неминуемого политического и военного ослабления Турции. Тревога за Нахиджеван заставляет азербайджанскую пропаганду все чаще касаться этой темы, но не забывая при этом делать устрашающую мину, якобы, речь идет об одном лишь плацдарме для удара по Армении, а не о банально напичканном вооружением, но реально уязвимом анклаве, от судьбы которого, впрочем, будет предрешено будущее всего Азербайджана.

В контексте всеобщей тревоги за Нахиджеван вписываются и слова Ильхама Алиева, произнесенные им 9 июня в Джоджуг Марджанлы. Дескать, если бы в первую карабахскую войну не окажись Гейдар Алиев у руля «нахичеваньской» власти, то не миновать бы автономной республике «оккупации». В тем то и дело, что в первую карабахскую войну Нахиджеван остался под контролем Азербайджана исключительно благодаря сепаратным договоренностям но перемирию между тогдашним руководителем автономии Гейдаром Алиевым и армянской властью, а также по причине паритета сил Турции и России в регионе. Сейчас же, ни наличия дальновидного лидера по образу Алиева-старшего, и ни паритета региональных держав в регионе уже не наблюдается.

Следует уже признать обеим сторонам, что конфликт, четверть века называемый «карабахским», в случае очередного масштабного обострения может переместить свой центр тяжести (если можно так выразиться) на юго-западное направление и приобрести новое имя - «нахиджеванский». По сути, самые драматические события могут развернуться не в самом Арцахе и даже не в близлежащих районах.

Не потому ли новой волной провокаций и практически ежемесячных военных учений Азербайджан пытается надавить на посредников и с их помощью в спешке снова затащить Армению за стол переговоров, естественно, по максимально выгодным для себя условиям, пока не стало еще всеобщим достоянием то обстоятельство, что турецкая карта бита? Поэтому-то Баку все чаще начинает говорить о необходимости возобновления переговоров, тогда как раньше такого не наблюдалось. Баку стремится коим-то образом изменить статус-кво в ближайшие месяцы, ведь после эрбильского референдума расклад сил может измениться молниеносно. И тогда придется вести бравурные речи не о возврате Карабаха, а об обещаниях защитить «Нахичевань».

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Комментарии

Уже начал узнавать по первым строкам мастера пера Богдана Атанесяна.Отличнейший анализ ситуации, особенно для таких лохов , коим я вижу себя в ряду подвизавшихся политиков последнего времени. Кажтся ничего не упущено. Изложено все со скрупулезной дотошностью в лучшем смысле моего словопрения.И все таки меня так и подмывает плеснуть ложкой меда в бочку с тем дерьмом, в котором оказался Азербайджан. А дело вот в чем. Последовательно и методично наблюдая за нашим ВВП в последние 30-35 лет, мне удалось, как мне кажется близко подойти к истинному образу, не побоюсь этих слов - нашего Президента.Поверьте мне на слово.Я знаю его лучше, чем многие из его даже близкого окружения. Хотите доказательств? Извольте. Приведу только один уничтожающий пример. Мне не удалось выйти на внятное объяснение поведения Владимира Владимировича в сети. Имеется в виду эпизод спасения Эрдогана от неминуемой смерти Президентом России.Этот акт в лишний раз лег четко в образ ВВП,составленный мною. Я намеренно не буду вторгаться в излишнюю детализацию используя свою слабость к наращиванию аргументов, но предупреждаю, что многие еще как ахнут от очередных политических финтов моего Глубокоуважаемого Президента. Другая часть еще будет долго размазывть "после драки" свои слезы и сопли от вынужденного изнемождения. Наберитесь терпения и берегите себя, если сможете

К сожалению начинаю ощущать ненадобность моих комментариев. Учту и введу самоличные санкции к собственной своей персоне

Все идет к тому что, смешно сказать: Нахиджеван как и Карфаген должен быть разрушен

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.