О судьбе мнбешного борова. Махмудова решили ввести в игру

13 июля, 2017 - 12:24

10 июля азербайджанские СМИ распространили наилюбопытнейшую информацию. Согласно ей, некий судья, Сиявуш Гаджиев, выступил инициатором производства уголовного дела в отношении бывшего министра расформированного ныне МНБ Эльдара Махмудова, а вместе с ним и начальника (также бывшего) главного следственного управления МНБ Мовлана Шихалиева. Разумеется, упомянутый судья, будь он хоть метаморфированным лифчиком богини правосудия Фемиды, никоим образом не решился бы на самодеятельность, не будь на то высокой воли обитателей азербайджанского Олимпдага.

О том, по какому руслу идет судебное разбирательство по так называемому «делу МНБ» мы несколько месяцев назад писали в аллегорической статье «Азербайджанское «Дело МНБ». Сказ об огороде, хозяине, борове и козле».

За минувшее время в специфике нашумевшего процесса никаких перемен  не наблюдалось. По предписанию «хозяина скотного двора» Ильхама Алиева «козлы», то бишь, бывшие высшие чины МНБ Човдаров, Халилов и Ко, были заперты в клеть с перспективой заклания за наглый налет на «огородные грядки». Но вот «боров», по паспорту Эльдар Махмудов, а по кликухе Мама Эля, будучи главным зачинщиком и пожирателем хозяйской «зелени», на сносных условиях домашнего ареста был помещен в сажок, то есть в одну из своих апшеронских вилл с наказом ни в коем случае не высовывать рыла из оной. Уже рассмотрены десятки и сотни обвинительных дел с фактами взяточничества, вымогательств, разбойных нападений, террора мнбешных опричников по отношению к предпринимательскому люду Азербайджана. Создается ощущение, что этому судебному процессу нет конца и края, так как практически вся деятельность служб и отделов МНБ сводилась к банальному обиранию мошн тех бизнесменов и чиновников, «крыши» которых не были в состоянии выдержать напора махмудовских бомбил.

Однако очевидно и то, что «дело МНБ>> имеет двойное дно. Бандитская деятельность главной спецслужбы Азербайджана досконально была известна даже апшеронским тушканчикам, и никому из бакинских небожителей и в голову не приходило за такую обыденность начать травить погонных рэкетиров… до поры до времени. Но вот когда всплыла информация о вербовке Махмудова спецслужбами ряда стран и планировании им переворота, Олимпдаг объяла паника.

МНБ было в спешке расформировано, а его генералы и полковники арестованы. Для оправдания столь масштабной чистки нужен был судебный процесс. Но не стали бы же по его ходу оглашать истинные причины травли на махмудовцев с неизбежным ковырянием поднаготной азербайджанской власти. Поэтому-то в повестке судов оказались одни лишь вымогательские схемы бывшего МНБ. Такая комбинация позволила перевести изрядно пахнущее внутриполитической разборкой дело в плоскость уголовно-коррупционную.

Тем самым махмудовские приспешники оказались козлами отпущения в самом что ни есть широком смысле этого понятия, тогда как сам их патрон, во всяком случае до сей поры, беспрепятственно чавкал икоркой с маслом в своем нардаранском имении.

В вышеупомянутой статье мы высказали предположение, что причиной столь «бережного» отношения Алиева к своему проколовшемуся рейхсфюреру Махмудову мог быть компромат, предусмотрительно собранный последним на президентскую семейку и в копиях бережно раскиданный им по банковским ячейкам от Швейцарии до Новой Гвинеи Папуа. Именно поэтому Маму Элю покамест не трогали, а имя его не упоминалось на судебных процессах. Однако не вечно же держать Махмудова под домашним арестом, как засоленный огурец в банке. Надо же с ним что-то делать: либо съесть, если он для того годен, либо выбросить, если он уже протух.

Очевидно, что Махмудова все же решили ввести в игру. Но зачем, в каком статусе и с какой перспективой? Вариантов ответа на эти вопросы – масса.

Возможно, Алиев достиг консенсуса со своим бывшим министром, и, в обмен на гарантии неразглашения компромата, сам в свою очередь гарантировал краткосрочное судебное разбирательство по делу мнбешного рэкета, с последующим освобождением «в виду отсутствия доказательств вины». А может быть Алиев успел за это время тщательно обработать Махмудова и убедить годик-другой отсидеться в камере, ни чем не уступающей комфортом президентским апартаментам, дабы, так сказать, убедить общественность в том, что светлоликий в пустую свой гнев не транжирит. Либо же может случиться так, что пред тем как на суде вымолвить веское слово о «нечистоплотности» президентской персоны, вдруг Махмудова смертельно хватит кондрашка… Кончено, не без участия «дворцовых алиевских лекарей», с подачи которых же и будет оглашен диагноз: «ожирение сердца из-за чрезмерного и незаконного поедания казенного балыка с икрой и филейных частей заповедного гейгельского джейрана». А возможно, что никакого компромата у Махмудова и быть не было. Просто Алиев предусмотрительно припас бывшего министра для повторного накала судебных страстей, так как процесс над генералами давно уже скис и утратил в глазах рядовых гардашей свою былую привлекательность.

Всякая из упомянутых версий имеет право на жизнь. Однако главная интрига заключается в выборе времени, в которое Махмудов будет пущен в оборот в качестве обвиняемого. А это, вне сомнений, значит, что в Азербайджане ожидается какое-то масштабное происшествие (пока не беремся рассуждать - какое), для отвода внимания от коего и вытащат из сажка визгливого борова.

Ждать осталось совсем ничего…

Автор: Богдан Атанесян

Ваша оценка материала: 
Average: 1 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.