Белая роза на черной икре: как угощалась в Цахкадзоре советская знать

2 августа, 2017 - 13:56

Колумнист Sputnik Армения Сергей Баблумян вспоминает, как в советское время в армянском городе Цахкадзоре принимали высоких начальников, и какую роль во всем этом играл ишхан Сако.

Глупый снабженец кормит только себя и больших начальников, умный — не только. При Сако Овакимяне, самом долговременном директоре пищеторга советского периода, жители Цахкадзора и прилегающих к нему сел особых забот с продовольствием не знали. Гостившие в долине цветов большие начальники – тем более. Таким образом, обеспечивалось мирное равновесие верхов с низами, чего в ином случае могло и не быть.

А так – каждому свое. Аборигенам-простолюдинам: мясо-молочная кормежка и полуфабрикаты в более-менее приемлемом количестве и сносном качестве, высшему руководству — недоступные обычному люду деликатесы чаще всего "заморского" происхождения. Причем, чем чаще, тем лучше, чтобы в общих чертах представить себе картину дня того времени, из заметок коллеги-известинца Леонида Млечина.

Сотрудник КГБ Украины вспоминал, как в одной из областей принимали хозяина республики Петра Шелеста. "На правительственную дачу, где он остановился, командировали шеф-повара ресторана "Верховина", официанта из ресторана "Киев", официантку из столовой облисполкома, врача из санитарно-эпидемиологический станции.

Красную рыбу и икру Шелесту доставляли из Астрахани и Дальнего Востока, колбасы и мясо — из Москвы из Ужгорода, пиво – из Львова, вина — из Закарпатья. Живых раков самолетом привезли из Николаевской области.

Ничем из перечисленного выше, включая поваров и официантов, товарища Овакимяна (в обиходе "ишхан Сако") было не удивить. Во-первых, потому, что в Цахкадзоре находилась Главная Олимпийская база СССР, где ишхан Сако на заре своего карьерного взлета заведовал пищевым блоком. Чтобы покорять килограммы, метры и секунды, будущих чемпионов предписывалось кормить разнообразно, калорийно и вкусно, в связи с чем продовольственное снабжение осуществлялось непосредственно из Москвы.

Провиант широкого ассортимента и первой свежести учитывался, рассчитывался и выдавался, согласно установленными врачами и тренерами нормам и меню, но хотел бы я посмотреть на того, кто посмел бы возразить первому секретарю райкома, принимавшему у себя первое лицо республики. Или второе.

Или даже третье. Не говоря уже о личных гостях любого из этой тройки, решившего привезти их в живописную долину цветов.

Вообще, по посещаемости коронованных особ Цахкадзор состоял в том же ранге, что и Севан, Гарни-Гехард, Эчмиадзин и, с небольшой натяжкой, Дилижан. Близко, удобно, впечатляюще.

Всякий уважающий себя ресторан помимо общего зала для всех имел так называемый "кабинет", где "всем" делать было нечего. В Цахкадзоре такое помещение, нареченное "боковушкой" находилось в одноименном ресторане (специальный домик был построен позже) и как только из райкома сообщали "Едут!", ишхан Сако принимался за дело.

Меню, если без переданных заранее предпочтений, было примерно одним и тем же, зато как приготовлено! Кябаб, хоровац, осетрина на вертеле, барашек в тандыре; швейцарский сыр со слезой, армянский без слезы, балык и, разумеется, нежнейшая, только что из воды, севанская форель. Во главе напитков армянский коньяк запредельной выдержки, икра красная, икра черная.

Черная зернистая подавалась в вазочках с фирменным оформлением от ишхана Сако. Из куска слабо замороженного сливочного масла вырезалась изящная розочка. Цветок прикладывался к горке антрацитно-черных икринок, томящейся от жажды встречи с прекрасным. Рядом – запотевший графинчик с водкой!

Таких вазочек с такими розочками на стол выставлялось много. Связь с народом подчеркивалась печеной картошкой "Плеч". Подачей блюд ведали приглашенные с Украины на постоянное жительство барышни, и нельзя сказать, что в Цахкадзоре они не прижились.

Сидели за столом долго, крепко пили, вкусно ели. Процесс контролировал курсирующий между кухней и залом ишхан Сако. В зал не входил. Другое дело в боковушку рядом, где (правда, без розочек на икре) кормили шоферов и других лиц технического назначения. Здесь устроитель посиделок мог позволить себе опрокинуть рюмочку-другую — за здоровье долгожданных гостей.

… Задаем грубый вопрос: "А кто платил?". Ясное дело, что не первый секретарь. Едва ли и второй. Специальная статья типа на "Угощение дорогих гостей" в районных и городских бюджетах отсутствовала. Тогда как? Понятно, что начальники пище- и всяких других торгов – люди не бедные, но выдерживать такую нагрузку да с такой интенсивностью не смогли бы и они.

Гуманное отношение требовало выхода из положения, и он был найден: к делу подключали лиц, занимавших другие "хлебные" места, будь то в районе, городе, или поселке городского типа. Воспринималось как партийное поручение, исполнялось, не щадя живота своего. Без всяких кавычек!

…А что касается Сако Овакимяна, то в Цахкадзоре тех лет голодающих не было, а очереди случались разве что в почтовом отделении, откуда иногородние отправляли продовольственные посылки. Ассортимент привожу по памяти: тушенка, сыры, копченая колбаса, бычки в томатном соусе. Как ему удавалось добывать это, расширять сеть общественного питания, открывать новые магазины и даже привозить в Цахкадзор варьете? Есть, конечно, ответ и на этот вопрос, но не обо всем сразу.

Ваша оценка материала: 
Average: 1 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.