Армяно-азербайджанские семьи: вернуть бы былые времена

8 августа, 2017 - 14:39

Накаленные отношения между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха не помеха для распространения смешанных армяно-азербайджанских семей в Грузии. Хотя они довольно часто сталкиваются с невозможностью ездить к родственникам друг друга и мечтают вернуть былые времена.

В Грузии нет данных о числе армяно-азербайджанских пар, но найти их не составляет труда. Часть из них вступили в брак в советское время, другие — уже после разгоревшегося конфликта в 1990-х годах.

«В чем разница?»

Двадцатисемилетняя грузинская армянка Зенфира Киракосян, которую назвали в честь ее азербайджанской бабушки, десять лет назад вышла замуж за Али. Мать Али — армянка, а отец — азербайджанец.

Несмотря на азербайджанские корни, Зенфира выросла в армянской среде. Она считает себя армянкой и посещает Армянскую апостольскую церковь в Тбилиси.

«Когда я первый раз встретила своего мужа, не было никаких вопросов к тому, что я армянка, а он азербайджанец», — рассказывает Зенфира OC Media. Она по-прежнему посещает воскресную службу в церкви, празднует национальные праздники, как раньше, и даже говорит с Али на армянском.

«В чем разница? Единственное, — у моего мужа азербайджанская фамилия, а у меня — армянская», — поясняет она. Из этого вытекает более существенная проблема невозможности совместного путешествия в Армению и Азербайджан.

Раскол в семьях

К сожалению, проблема, которую отмечает Земфира, не единственная для таких семей.  Смешанные армяно-азербайджанские браки вызывают раскол среди родственников. Азербайджанка Назли родилась в Тбилиси и вышла замуж за местного армянина. Данный факт оказался не по душе бакинским родственникам. Она уже много лет не разговаривает с ними.

Назли Гаспарян после женитьбы в 1978 году взяла фамилию мужа. Она вспоминает то время, когда армяне и азербайджанцы мирно сосуществовали друг с другом.

«Многие были против нашего брака», — рассказывает она. Ее свекровь не хотела азербайджанскую невестку, но, когда муж их познакомил, она приняла ее и отметила, «какую красивую азербайджанскую невесту привел в дом ее сын».  

Путешествие в Армению и Азербайджан

Иногда супруги из смешанных пар, проживающие в Грузии, могут ездить в страны друг друга. Например, армянская женщина, выйдя замуж за азербайджанца, может поехать к нему на родину, если возьмет фамилию мужа или у нее она будет грузинская.

Лейла (мы изменили ее настоящее имя) говорит, что только близкие родственники знают о ее армянских корнях, для остальных она все держит в тайне. По приезду в Баку Лейла посетила армянскую церковь и армянский район. Она рассказывает, что пожилые люди по-прежнему используют старые наименования локаций. «Мне очень понравился город и надеюсь, мой муж однажды сможет увидеть Армению», — отмечает она.

Муж Лейлы Али также хочет путешествовать по региону. «Надеюсь, когда-нибудь мы сможем свободно отправиться в Армению и Азербайджан без опаски быть ущемленными за нашу этническую принадлежность», — говорит он.

Любовь Али и Лейлы зародилась в Ортачала, в одном из старейших районов Тбилиси, где гармонично живут представители разных национальностей. Посещение парикмахерской стало судьбоносным для Али. «С того дня три буквы на моем номерном знаке стали тремя буквами имени моей жены», — говорит он, указывая на машину, припаркованную в конце улицы.

Еда, язык, религия

Армяно-азербайджанским смешанным семьям в Тбилиси часто удается совмещать традиции всех трех культур — грузинской, армянской и азербайджанской. Обычно они говорят на четырех языках: грузинском, азербайджанском, армянском и русском. Посещают как мечети, так и армянские церкви, готовят и едят грузинские, армянские и азербайджанские блюда.

Зенфира работает в небольшой пекарне в пригороде, делает армянский лаваш. Она каждый день забирает домой свежий хлеб, и ее свекровь часто готовит азербайджанский плов. «Я хочу, чтобы наша дочь была знакома с кухнями обеих стран», — говорит Зенфира, которая вместе с ней посещает мечеть и армянскую церковь. Однако в шесть лет дочь определилась, что она мусульманка.

Большинство смешанных семей празднуют азербайджанский Новруз, также как и армянскую и грузинскую Пасху.

Кристина, чья мама — азербайджанка, а отец — армянин, отмечает, что единственным предметом споров в ее семье является толма/долма. «Папа говорит, что толма — это армянское блюдо, хотя мама настаивает на том, что оно из Азербайджана. Но какая разница, если это просто вкусно», — говорит она.

Кристина говорит на четырех языках и отмечает, что у нее три идентичности. Родители же не могли говорить в ее присутствии о некоторых конфиденциальных вещах, потому что она понимала все языки, которые они знали. «Все это очень обогащает меня», — заявляет она.  

Тридцатидвухлетняя Ина (мы заменили ее настоящее имя) рассказала нам, что иногда ей приходится скрывать свои армянские корни. «Однажды друзья и родственники мужа приехали в Грузию навестить нас. Во время разговора (на русском) я пыталась скрыть свою национальность, но моя семилетняя дочь в какой-то момент воскликнула: «мамочка, ты же армянка, так ведь?»», — вспоминает она. После она попыталась сменить тему разговора, надеясь, что никто не обратил внимание.

Ина вместе с мужем продает сувениры и натуральные соки на одной из центральных улиц Тбилиси. Для гостей из Азербайджана и Турции она говорит на азербайджанском, с армянами — на родном языке. Однако обычно представляется грузинкой.

Воспитание детей

Муж Назли Степа Гаспарян был удивлен, когда узнал, что его жена говорит с детьми на азербайджанском. «Я думал, что мои дети армяне, но они не знали язык. Мы знали, что в раннем возрасте человек быстро учится и решили, что дети будут знать сразу четыре языка. Моя жена тоже говорит на армянском, даже лучше меня», — говорит Степа.

Назли рассказывает, что национальность не вызывает споров в ее смешанной семье, однако вопрос вероисповедания мучал ее долгое время. Она приняла христианство после крещения детей в армянской церкви, но очень об этом сожалеет, говорит, что «в тот день жизнь изменилась к худшему. Возможно, Бог наказал меня».

Назли хочет вернуться к исламу, но это создаст ряд проблем. «Они скажут мне молится, и я повторю ту, что говорила в мечети, получится, что я вернусь к своей религии. Меня беспокоит только то, что, когда я умру, моя семья не будет похоронена рядом со мной».

«Я люблю и уважаю традиции матери и отца. Но у меня армянская фамилия, я — христианка», — говорит дочь Назли Гоар, отмечая, что религию не стоит менять.

«Бог един»

Отец Эрика Мамедзаде — азербайджанец, а мать — армянка. Мужчина отмечает, что «ставит свечи как в мечети, так и в армянских, грузинских и русских церквях. Бог един». В его комнате христианские и мусульманские религиозные символы соседствуют друг с другом на одной стене.

Он владеет магазином кавказских ковров и антиквариата, который, по его словам, похож на «старый Кавказ», где терпимость и межнациональный дух пропитывали весь Старый Тбилиси. «Да будут благословлены сладкие времена», — говорит он, мечтая вернуть былые годы.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Комментарии

История никогда не пятится

это единсивенные люди которые перерубят канат вражды между двух братских народов

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.