Армения на «качелях» политики Запада

10 августа, 2017 - 20:00

Лето 2017 года выдалось для Армении жарким — как в прямом, так и в переносном смысле. Перманентная эскалация военных действий вокруг Нагорного Карабаха сопровождается повышенным интересом к региону Южного Кавказа со стороны внешних игроков.

Заметно участившиеся визиты в Ереван натовских функционеров, подготовка к подписанию в ноябре соглашения с Европейским союзом, а также многозначительные заявления и некоторые мероприятия побудили отдельных российских наблюдателей к рассуждениям об очередном «повороте Армении в сторону НАТО» и едва ли не новом этапе военно-политического сотрудничества кавказской страны с Западом. Вполне предсказуемо и то, что особо усердствуют в раздувании подобного рода слухов некоторые бакинские издания, что соответствует информационно-пропагандистской линии на расшатывание российско-армянских отношений. «Идея о вступлении в НАТО… становится в Армении не просто навязчивой, а полноценной манией», — утверждает автор одного из популярных в Азербайджане порталов, приводя в качестве «доказательства» эмоциональные высказывания отдельных армянских политологов. И так далее, и все в таком же духе.

Есть ли почва для подобного рода предположений и о чем конкретно может идти речь?

Прежде чем попытаться дать ответ на этот вопрос, вспомним об одном из прошедших год назад мероприятий, в их суетливой череде порядком выветрившемся из памяти, а зря. Год назад, 8−9 июля 2016 года, по итогам варшавской встречи на высшем уровне стран-членов НАТО и партнеров альянса было принято большое заявление, состоявшее, ни много ни мало, из 139 пунктов. Как и ровно год спустя в речи американского лидера Дональда Трампа в той же польской столице, значительное внимание в документе было уделено растущей напряженности между Брюсселем и Москвой. С точки зрения НАТО, воссоединение Крыма с Россией и конфликт в Донбассе полностью поменяли ситуацию в Европе.

Согласно 81-му пункту заявления, «в своей работе по усилению роли Североатлантического союза в проецировании стабильности мы будем руководствоваться непреложными принципами, включая подход кругового обзора («360 градусов»), приверженность демократии, правам человека и верховенству права, взаимодополняемость с международными структурами, в частности с ООН, ЕС и ОБСЕ с упором на дополнительную пользу НАТО, сопричастность и участие местных структур, участие партнеров, всеохватность, адресное сотрудничество, долгосрочную приверженность, расстановку приоритетов и устойчивость, а также общую слаженность».

Нагромождение красивых и вроде бы правильных слов — однако что за всем этим кроется в реальности? Случайно или нет, но после принятия данного документа в ряде стран имели место проявления острых внутриполитических кризисных явлений, включая попытку военного переворота в Турции, серию инцидентов в Казахстане, а также захват участниками вооруженной группировки «Сасна Црер» здания полка патрульно-постовой службы в общине Эребуни Еревана. Конечно, «после» не означает «вследствие», и подобного рода кризисы не могут не иметь под собой серьезных внутренних причин. В то же время, учитывая обозначенную в программном документе НАТО формулировку «360 градусов», внешние факторы также вряд ли целесообразно сбрасывать со счетов.

5 июля входящий в ЕАЭС и ОДКБ Казахстан подписал очередной, уже пятый по счету план военного сотрудничества с Пентагоном. Направления военно-политического сотрудничества Астаны и Еревана с западными партнерами во многом похожи — это миротворчество, образование, техническое переоснащение различных подразделений, а с некоторых пор — еще и биобактериологическая деятельность. И вот это последнее, конечно, не может не вызывать определенной настороженности.

Миротворческая бригада Вооруженных сил Республики Армения по основным параметрам соответствует стандартам как государств-членов НАТО, так и ОДКБ. В миротворческом компоненте Вооруженных сил Армении достаточно развиты как собственно войсковая, так и гуманитарная составляющие, отмечал еще в 2011 году начальник Института национальных стратегических исследований Министерства обороны Армении генерал-майор Гайк Котанджян. И, конечно, с тех пор соответствующий опыт только обогащался.

1 октября 2014 года армянский парламент ратифицировал подписанное между Министерствами обороны Армении и Италии техническое соглашение о сотрудничестве и содействии в рамках временных сил ООН в Ливане. Армянские миротворцы несут службу на юге этой ближневосточной страны, в населенных пунктах Шалма, Италбат и Аль Мансури. Сопредельные районы Сирии, приграничные с оккупированными Израилем Голанскими высотами, контролируются конгломератом вооруженных группировок, включая не только так называемых «умеренных», но и отъявленных террористов.

Однако Ливан, как мы убедимся ниже, далеко не единственная страна, где армянские военнослужащие несут службу в исключительно сложных условиях, при этом, заметим, практически не неся потерь, что лишний раз свидетельствует об их высочайшем профессионализме. Широко участвуя в международном миротворчестве с начала 2000-х годов, Армения получала благодарности, конечно, не только от Джорджа Буша-младшего (за Косово и Ирак, где никакие миротворцы не понадобились бы, не будь американского вмешательства). Конечно, миротворческий опыт армянских солдат и офицеров, приобретенный в «горячих точках» за пределами страны, поистине бесценен, в том числе с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны.

Вместе с тем, некоторые обучающие программы означают доступ американцев к силовым структурам стран-партнеров, что способствует укреплению позиций и созданию определенных заделов на будущее. Разумеется, факт членства Армении и Казахстана в ОДКБ, устав которой не ограничивает альтернативные возможности, делает их взаимодействие с НАТО более предсказуемым. Миротворческая бригада Армении способна стать фактором налаживания определенного взаимодействия между ОДКБ и другими специализирующимися на миротворчестве региональными организациями. Если, конечно, интерес к такому взаимодействию будет востребован политически (в этой связи показательной будет судьба перемирия на юго-западе Сирии, объявленного по итогам встречи В. Путина и Д. Трампа 7 июля в Гамбурге).

Обмен мнениями между двумя военными альянсами по актуальным проблемам безопасности на Кавказе мог бы способствовать снижению остроты конфликтов в этом неспокойном регионе, что, как представляется, в полной мере учитывается в рамках комплементарной внешней политики Армянского государства.

В конце февраля состоялся официальный визит президента Армении Сержа Саргсяна в Брюссель, прошли встречи с высокими руководителями НАТО и Европейского союза, в ходе которых подчеркивался вклад армянских миротворцев в Косово, Афганистане, а также (под эгидой ООН) в миссиях в Ливане и Мали. По словам С. Саргсяна, Ереван продолжит формирование оживленной позитивной повестки с организацией Североатлантического альянса и государствами — его членами с целью дальнейшего укрепления международного мира и безопасности. «Армянские войска помогают установить стабильность в этих странах. Мы благодарны за внесенный вклад, который помогает сделать Евроатлантический район стабильным и наиболее безопасным», — заявил, имея в виду Косово и Афганистан, генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг. В этой связи следует заметить, что ситуация с безопасностью как на Балканах, так и особенно в Афганистане, откровенно деградирует. Боевики террористических группировок проникают на некогда относительно спокойные земли северной части страны, атаки на правительственные силы, в том числе сопровождающиеся многочисленными жертвами, принимают здесь регулярный характер.

В конце июня делегация Армении во главе с министром обороны Вигеном Саргсяном приняла участие в «афганском» мероприятии НАТО «Решающая поддержка». В ходе визита были обсуждены вопросы сотрудничества и региональной безопасности не только с функционерами НАТО, но и с главой военного совета Европейского союза, который, как известно, также располагает собственными оборонными структурами и программами. 29 марта, выступая на съезде Европейской народной партии, президент Серж Саргсян заявил о планируемом подписании соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве с Евросоюзом в ходе предстоящего саммита «Восточного партнерства» 24 ноября.

Возвращаясь же к миссии армянской армии в далеких краях, отметим, что на сегодня у Армении в Афганистане больше военного контингента, чем у 20 стран НАТО, и в Косово больше, чем у Великобритании, которая является одним из важных военных членов альянса. Во всяком случае, такие данные приводит заместитель начальника отдела по оборонной политике МО РА Мгер Исраелян:

— Помимо участия в действиях, РА с НАТО имеет довольно широкую повестку оборонного и военного сотрудничества, мы принимаем участие в военных учениях НАТО, даже дважды эти учения проводились в Армении — в 2003 и 2008 годах. Армения принимает участие в учениях и в двустороннем формате, особенно активным это участие было в некоторых учениях, организованных европейским командованием США, а также в около ста мероприятиях, учениях, курсах, конференциях, и это способствует развитию нашего сотрудничества.

При этом Турция, дескать, не вставляла палки в колеса сотрудничеству между Арменией и НАТО. Надежный, стало быть, «партнер» будет?

В марте в Ереване началась модернизация учебного центра миротворческих сил «Зар» Минобороны Армении при финансовой поддержке со стороны США. По завершении ремонта и технического переоснащения данного объекта армянская миротворческая бригада получит возможность проводить более качественную подготовку. По сообщениям некоторых СМИ, в центре предполагается установить полученные от США лазерные стрелковые тренажеры, систему MILES, используемую для реалистичной подготовки военнослужащих к боевым действиям на уровне от взвода до бригады. Например, в целях слуховой и визуальной имитации в системе используется звук холостого выстрела различных систем вооружений, а в перестрелке «лазерная пуля» обычного автомата не может «пробить» бронированную цель…

В минувшем апреле был утвержден очередной Индивидуальный план партнерства (IPAP) на 2017−2019 годы между Арменией и НАТО, предполагающий проведение периодических консультаций с НАТО по региональной безопасности, разработку самой стратегии этой безопасности, разработку военной доктрины Армении, усовершенствование процесса оборонного и бюджетного планирования и другие вопросы.

В июне 2017 года в Ереване побывал специальный представитель генерального секретаря НАТО в регионе Южного Кавказа и Центральной Азии Джеймс Аппатурай, в очередной раз заявивший о том, что Армения может одновременно быть надежным партнером НАТО и полноценным членом ОДКБ. «…Армения не только является страной-участницей ОДКБ, но и Россия — союзница Армении. Несмотря на это, у нас длинная история, хорошее, надежное, практичное сотрудничество между Арменией и НАТО… Армения может внести свой вклад в операции НАТО в Афганистане и Косово, а также участвовать в военной деятельности ОДКБ. Мы считаем это важным месседжем о том, что сотрудничество возможно. И мы не нуждаемся в жесткости относительно политического выбора суверенных государств», — сказал Аппатурай.

Эта же мысль неоднократно подчеркивалась в ходе состоявшейся в Ереване конференции на тему «НАТО — от Варшавы до Брюсселя: безопасность людей и реформы в сфере безопасности в Армении». Посол Германии в Ереване Матиас Кислер убежден, что альянс может играть еще большую роль в модернизации ВС Армении, причем «здесь нет противоречий между сотрудничеством с НАТО и ОДКБ. Мы предлагаем сотрудничество, но не навязываем. Помимо военного компонента, сотрудничество с НАТО направлено также на разработку концепции военного обучения, уничтожение устаревшей военной техники и борьбу с коррупцией в армии». Впрочем, посол Польши признает, что деятельность «строго оборонительной структуры» все же направлена на сдерживание Москвы, при том, что на Западе ждут от армянских партнеров «не обещаний, а конкретных шагов».

Популяризация альянса среди журналистов, активистов и прочих категорий граждан, формирующих общественное мнение, также не стоит на месте. По ходу подобного рода «просвещения», если верить некоторым армянским СМИ, высказываются идеи весьма экстравагантные, если не сказать больше. Например, в ходе июньского семинара в Цахкадзоре под названием «НАТО как стабилизирующая сила на Южном Кавказе: текущие вызовы и развития в регионе» руководитель офиса альянса в Грузии Уильям Лахью сказал, что возможное участие этой кавказской страны в НАТО «не означает, что на следующий же день произойдут изменения и будет военное присутствие». Как будто такого присутствия нет уже сегодня… «Естественно, могут быть изменения и у соседей Грузии, в том числе и в Армении, — тонко намекает господин Лахью. — Например, возможно, что РФ в этом случае пожелает увеличить военное присутствие. Следовательно, вы должны быть готовы задать вопрос правительству РА — примет ли правительство расширение военной силы РФ здесь. В этом случае уже все будет зависеть от внутренних решений страны».

Очевидно, западные «мозговые центры» находятся в активном поиске ответа на вопрос, как привлечь геополитически фрагментированный постсоветский Кавказ к сотрудничеству. В частности, научный сотрудник Foreign Policy Research Institute полковник Э. Гамильтон, напоминая, что «альянс исторически считал Южный Кавказ слишком важным регионом, чтобы его игнорировать», ищет основания для постоянного присутствия в регионе, не представляющем «жизненно важного интереса» для безопасности альянса и отдельных его членов. Помимо укрепления связей с Тбилиси, он предлагает включить Южный Кавказ в кампанию НАТО против запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство», а также назначить отдельного представителя по данному региону (нынешний спецпредставитель занимается также Центральной Азией). Неспособность активизировать свое присутствие на Кавказе и предпринять конкретные шаги для подтверждения политики «открытых дверей» может значительно подорвать авторитет НАТО, предупреждает аналитик.

Между тем, конкретные формы и методы работы западных партнеров с Тбилиси, Ереваном и Баку вполне понятны, равно как и их долгосрочные намерения. Однако на пути их реализации лозунгов и пропаганды «за все хорошее» куда больше, нежели реальных конструктивных предложений. Так, на афганском примере можно спрогнозировать возможные последствия вовлечения государств Кавказа в западную «борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке», благодаря которой этот самый терроризм окончательно оформился в качестве фактора мировой политики. Или же — гипотетического вмешательства альянса в урегулирование нагорно-карабахского конфликта, на негативную роль России в котором его представители постоянно намекают в своих многочисленных интервью…

В этой связи вполне логично, что, развивая отдельные направления сотрудничества с НАТО (которое началось отнюдь не сегодня, а более 20 лет назад), одновременно Армения расширяет сотрудничество с Россией, что отмечал в своих выступлениях и интервью министр обороны республики Виген Саргсян. На страницах различных изданий регулярно рассказывается о совместной группировке войск, поступлении на вооружение армянской армии современных типов оружия, о формировании единой системы ПВО и о многом другом.

В вопросах урегулирования сирийского конфликта и защиты христианских меньшинств на Ближнем Востоке Ереван также тесно взаимодействует с Москвой, прежде всего в рамках международных организаций, участвуя в реализации программ гуманитарной помощи. На основе поручений президентов двух стран прорабатывается вопрос об участии армянских саперов в гуманитарном разминировании, которое проводит Россия, в частности, в Алеппо. Сфера международного миротворчества и ее стратегические цели постепенно перестают быть исключительной прерогативой и монополией западного альянса с его разрушительной политикой именно в тех регионах, где в настоящее время представлены контингенты из третьих стран, и, конечно, далеко не только из Армении.

В целом высокий уровень российско-армянского военно-технического сотрудничества вряд ли можно сопоставить с программами, реализуемыми Ереваном совместно с НАТО и его отдельными членами. В то же время стремление западных стран любыми способами закрепиться по периметру российских границ также вряд ли может вызывать какие-либо сомнения. И это диктует необходимость не упускать из внимания проблемные вопросы двусторонних российско-армянских отношений, включая деликатные вопросы взаимоотношений как Еревана, так и Москвы с третьими странами и отдельными склонными к экспансии международными организациями.

«Ноев Ковчег»

Андрей Арешев

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.