Родится ли в Закавказье еще раз «формула Ататюрка»

22 августа, 2017 - 10:40

Пресс-служба президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана сообщила о его предстоящих зарубежных визитах. В частности, с 8 по 10 сентября он посетит Казахстан для участия в первом саммите Организации Исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям. В этой связи некоторые казахстанские СМИ сообщили о вероятности прибытия в Астану и президента Азербайджана Ильхама Алиева, возможности встречи на троих лидеров Казахстана, Турции и Азербайджана, помимо проведения двухсторонних встреч. Но в этом случае анонсированный на 10−11 сентября официальный визит Эрдогана в Баку выглядит как-то странно. Хотя объяснить его можно. Видимо, стороны испытывают необходимость в более детальном обсуждении как проблем двухсторонних отношений, так и ситуации, складывающейся сейчас на Большом Ближнем Востоке.

Официально переговорная повестка предстоящих в Баку переговоров пока не обозначена. Хотя очевидно, что они будут иметь традиционную экономическую и политическую составляющую. В данном случае все или почти все лежит на поверхности: Турция и Азербайджан реализуют ряд проектов, которые в 2017 и 2018 годах будут подходить к завершающей стадии, наступает момент для детального определения параметров сотрудничества. Но президентам Алиеву и Эрдогану формирующиеся новые геополитические обстоятельства не позволяют сфокусироваться только на этих темах, которые начинают отходить на второй план.

Речь, прежде всего, идет о решении главы Иракской автономии Курдистан Масуда Барзани провести 25 сентября референдум о независимости, хотя госсекретарь США Рекс Тиллерсон призывает перенести его на весну 2018 года. Как заявил в этой связи турецкий политолог, бывший депутат парламента Ирфан Гюндуз, «Турция уже предприняла безуспешно все политические и правовые меры, чтобы заблокировать создание курдского государства», и обозначенный дальнейший ход событий на этом направлении «грозит дестабилизацией и без того взрывоопасного региона от Ближнего Востока до Афганистана».

По мнению Гюндуза, «все происходит в интересах Израиля», с которым Азербайджан поддерживает тесные отношения. И не только это. Как сообщал недавно азербайджанский информационный портал Haggin. az, Баку, выступая публично за сохранение своей территориальной целостности, фактически поддерживал сепаратизм Иракского Курдистана и вместе с Турцией действовал в обход центрального правительства Ирака. В этой связи портал приводит следующие факты: транспортировкой курдской нефти из порта Джейхан занимается Palmali, группа компаний азербайджанского миллиардера Мубариза Мансимова. В качестве покупателя курдской нефти выступает Израиль. Турция закупает полулегальную курдскую нефть по крайне заниженным ценам. Помимо этого, Анкара рассматривала в будущем возможность транспортировки курдского газа по газопроводу TANAP, который призван доставить в Европу азербайджанский газ.

Похоже, что Алиев и Эрдоган были настолько уверены в устойчивости расписанного ими своего сценария, что не допускали опасных для себя изменений геополитической карты региона. Только теперь им становится очевидно, что появление на данном этапе независимого хотя бы Иракского Курдистана еще больше усугубит ситуацию на Ближнем Востоке, поскольку станет новыми дрожжами в закваске сепаратистских настроений и перекройки границ других региональных держав. Не говоря уже о том, что для Азербайджана полностью закрывается тема Степанакерта. Поэтому, на наш взгляд, на переговорах Эрдоган будет пытаться через Баку организовать давление на Эрбиль, а через алиевских лоббистов в Москве — и на Россию в отношении курдской проблемы. Помимо того, растеряв всю поддержку на Западе, Турция будет пытаться воссоздать альянс времен 1920-х годов — Москва-Баку-Анкара.

Турция попробует убедить Россию в предпочтительности именно такого варианта сотрудничества, вплоть до согласия разместить на своей территории российские военные базы, что может упредить возможность появления второй Сирии уже в самой Турции. По сути, это воссоздание «формулы Ататюрка», согласно которой армяно-грузинские отношения будут подаваться исключительно как западный проект. Существует и другой вариант: разыграть карабахскую «карту» в обмен на уступки России по курдской проблеме, убедить Азербайджан в исторической значимости такой «жертвы», но в случае, если не удастся помешать реализации идеи независимости Иракского Курдистана. Не имея выхода к морю, Эрбиль окажется в зависимости от воли более крупных соседей, в первую очередь Турции, которая при таком сценарии сохраняет возможность для широкого маневрирования.

Вопрос в том, кто первым начнет практическую реализацию этого проекта: США и их союзники или Россия (в случае ее альянса с Турцией и Азербайджаном). А может, наоборот — в союзничестве с США и Западом так или иначе Москва поддержит процессы самоопределения. В отношении Абхазии и Южной Осетии такое уже было сделано. Впрочем, проведение референдума в Иракском Курдистане еще не означает, что сразу после него курды в одностороннем порядке объявят независимость. Но переход их борьбы в новую изнурительную стадию, сопряженную с рисками новых войн, очевиден. Ведь раскол Ирака станет новым геополитическим прецедентом, который потом отразится на всем Большом Ближнем Востоке в ситуации, когда борьба с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) еще не закончена.

Азербайджан показал, что он вместе с Турцией пытался и пытается сыграть важную роль, определяя будущее Большого Ближнего Востока. Изменения геополитического ландшафта в регионе действительно происходят, но такие ли они, какие ожидали Алиев и Эрдоган? Итоги визита турецкого президента в Баку помогут найти ответ на этот вопрос.

Станислав Тарасов

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.