Нахиджеван - кощеево яичко тюркского мира. Баку реализует программы оборонительного характера

6 сентября, 2017 - 21:06

Внезапная актуализация в прессе нахиджеванской проблематики, похоже, вызвана серьезными сдвигами в политической повестке региона. Причем, участившиеся комментарии касательно этой темы в большинстве случаев опираются на необоснованные предположения и лишенные всякого рационалистического зерна догадки, а потому уводят суть вопроса в совершенно противоположную от реального положения дел сторону.

Военные учения в Нахиджеване и постоянные вбросы информации об усилении общевойсковой армии эксклава новыми партиями вооружения и живой силой, дали бакинским СМИ и всевозможным обозревателям повод утверждать, что Азербайджан готовится нанести «сокрушительный удар по Армении с территории Нахиджевана». И как по вызубренному уроку, все эти спикеры, выдав постулат о «сокрушительном ударе», начинают аргументировать его анализом географического расположения армянских городов, прикидывают расстояния, перечисляют виды азербайджанских установок реактивно-залпового огня, разбирают их технико-огневые характеристики и т.д. В качестве дополнения ко всему перечисленному, они также не забывают обязательно констатировать, что в Армении царит страшная паника по поводу усиления нахиджеванского плацдарма и, что армянским ВС в сущности нечего противопоставить нахиджеванской сверхоснащенной общевойсковой армии.

Между тем, человеку, хоть отдаленно имеющему представление о военном деле, о специфике стратегических и тактических боевых операций, о материально-технической изнанке войны, никогда не вбредет в голову из ситуации, подобно нахиджеванской, выковыривать для себя победные реляции. Не вбредет в голову, за исключением, если оный не занимается обыкновенной пропагандой. В данном же случае мы имеем дело либо с чистейшей воды дилетантством, либо с осознанным перевиранием фактов.

На самом деле, официальный Баку, спешно усиливающий свою нахиджеванскую группировку, руководствуется программой исключительно оборонительного характера, но никак не наступательного. Сопутствующие практическим действиям многочисленные комментарии «военспецов» призваны перевернуть суть вопроса с ног на голову, дабы сорвать хоть какие-то пропагандистские дивиденды в противостоянии с соперником. И прежде чем коснуться истинных причин новой накачки Нахиджевана живой силой и вооружением, в двух словах аргументируем несостоятельность версии агитпропа о, якобы, превращении автономной республики в наступательный плацдарм против Армении.

Во-первых, инициировать наступление в положении, когда ударная группировка должна действовать в условиях эксклава – смерти подобно. Зажатая с запада, севера и востока силами двух армянских корпусов общевойсковая нахиджеванская армия тылом упирается к иранской границе. Следовательно, сухопутных коммуникаций для подвоза боеприпасов, техники и иной материальной подпитки у нее нет. Отсутствие прямой связи с материковым Азербайджаном лишает общевойсковую армию возможности маневрировать, опираясь на гарантированный тыл.

Во-вторых, в случае развязывания активных боевых действий, население автономной республики непременно снимется с мест проживания, создав панику, коллапс и закупорив немногочисленные дороги и мосты, связывающие Нахиджеван с внешним миром.

Необходимая в условиях боевых действий перегруппировка соединений в таких условиях станет практически невыполнимой задачей для азербайджанской армии. Движение на единственном шоссе, которое пронизывает всю равнинную территорию республики с северо-запада по направлению к юго-востоку, будет парализовано хаотическим потоком беженцев, быстрое перемещение которых на безопасную иранскую территорию не гарантировано.

В-третьих, Нахиджеван имеет пять возможных направлений для сухопутного наступления на Армению. Имея ввиду урезанные возможности для маневров, ударить он может лишь по одному направлению (Ереван), максимум – по двум (второе направление – Мегри, либо Вайк), однако в таком случае будет вынужден держать оборону по всем остальным. В случае же провала своей обороны, учитывая географию и рельеф, столица автономии останется неприкрытой, а ударные силы окажутся в окружении.

В-четвертых, вся территория автономной республики находится в досягаемости для армянской пушечной артиллерии и систем реактивного огня. Более того, с северных и северо-восточных горных позиций, занимаемых армянской армией, равнинная часть Нахиджевана, включая столицу, просматривается невооруженным глазом. В таких условиях даже тыловые склады, резервы и штабы азербайджанской общевойсковой армии подвержены потенциальному уничтожению.

В-пятых, для наступления на Ереван, столь мило обрисованного в фантазиях азербайджанских аналитиков, ударной группировке только в этом направлении потребуется не менее 50 000 солдат сухопутных частей, около 200 танков, 500 бронемашин пехоты и несколько сот дальнобойных артиллерийских установок и систем залпового огня. Об авиационной поддержке говорить вообще не приходится, поскольку средств базирования для крупной группировки штурмовой авиации в Нахиджеване нет. Имеющиеся машины будут уничтожены практически сразу же к началу боевых действий, а поднятая на подмогу с территории материкового Азербайджана авиация будет атакована уже на подлете к восточным позициям Армии Обороны Арцаха.

Само собой, понятно, что перечисленным нами набором сил, необходимым для наступления на Ереван, азербайджанские войска в Нахиджеване не обладают. Максимум, на что способна нахиджеванская группировка – это на первых порах интенсивный артобстрел столицы Армении средствами реактивного огня. Ущерб от этого удара может быть колоссальным, однако последующие ответные действия приведут к ликвидации азербайджанских батарей, а затем и инициации сухопутной атаки на автономную республику по всем фронтам.

Чем это чревато для Нахиджевана, говорить не приходится.

Возможно, красочные грезы бакинских аналитиков подпитываются надеждой на коридор, связывающий Нахиджеван с Турцией.

Однако, клочок нахиджеванской земли, граничащий с турецкой территорией, вне сомнения, числится первым в мишенях армянских сил в случае начала боевых действий. Использование же Турцией упомянутого коридора для прямого вмешательства в ход описываемой гипотетической конфронтации чреват для Анкары появлением на арене боевых действий двух других региональных акторов – России и Ирана. Первая из упомянутых держав имеет на то полное право, соответственно статьям Карского и Московского договоров. Вторая же – ИРИ - просто не допустит активизации турецкой армии на подступах к «Мегринским воротам», связывающим Исламскую Республику с Кавказом, Россией и Европой.

В общем, как замечают и некоторые российские аналитики, Азербайджану активизация нахиджеванского фронта ничего хорошего не сулит. Выше мы обрисовали лишь военную составляющую доказательства бессмысленности такой авантюры, даже не учитывая при том ряд других, преимущественно политических весомых факторов, препятствующих гипотетическим планам Азербайджана превратить Нахиджеван в наступательный плацдарм против Армении.

В этом ряду можно назвать те же положения Карского и Московского договоров, покровительство Ирана над своими логистическими проектами в Армении, взрывоопасную внутриполитическую ситуацию в Турции и т.д.

Кстати, именно последний фактор и является самой главной причиной внезапно повышенного внимания Азербайджана к проблемам своего эксклава. И именно ощущение тревоги за судьбу автономной республики в условиях складывающейся новой геополитической реальности в регионе заставили Баку серьезно задуматься о повышении оборонительных возможностей уязвимого эксклава. Связаны же упомянутые геополитические перемены с процессом становления на Ближнем Востоке курдской государственности. По сути речь идет не только о реализации права на самоопределение в границах нынешней курдской автономии Ирака. Суверенный Эрбиль (мало кто сомневается сегодня в результатах плебисцита) станет тем притягательным ядром, к воссоединению с которым будут стремится или следуя примеру которого с новой силой и в новом качестве будут бороться за свою независимость курдские племенные общности Сирии, Ирана и Турции.

Во что грозит обернуться для последней новая волна курдского восстания под предводительством РПК, мы уже описали в одной из предыдущих статей под заголовком «Нахиджеван становится проблемой для Баку». В ней мы спрогнозировали возможность широкомасштабных боевых действий турецкой армии с курдскими повстанцами на всем ареале проживания этого этноса в Турции. Также мы не исключили возможность отсечения отрядами РПК юго-восточных и восточных приграничных районов от контролируемых Анкарой территорий. При таком развитии событий сложится ситуация (пусть даже временная), когда, лишившись стратегического коридора с Турцией, Нахиджеван окажется наедине с проблемой своего выживания. Турецко-курдские бои могут просто закупорить коридор, а могут и вовсе перекинуться через Аракс на территорию Нахиджевана. Для предотвращения же такого развития событий и Иран, и Россия могут запросто прибегнуть к превентивным мерам, вплоть до аннексии автономной республики со ссылкой на необходимость этого шага в интересах региональной безопасности. Также азербайджанской стороной не исключается атака на Нахиджеван со стороны армянской армии. По убеждению Баку, воспользовавшись турецким коллапсом, Ереван может запросто спровоцировать боевые действия с Азербайджаном, а затем ударить по Нахиджевану.

В любом случае, в Баку имеют основания для тревоги. А ведь действительно, наблюдаемые ныне развития в регионе логически ведут к описанному сценарию. Многие аналитики уже предвидят перемену ситуации с Нахиджеваном в свете актуализации курдского вопроса. Армянский эксперт Сергей Шакарянц увязывает активизацию действий турецко-азербайджанского тандема в Нахиджеване с деятельностью курдского движения. А известный российский политолог Станислав Тарасов, не сомневаясь в результатах эрбильского плебисцита, допускает возможность сползания Турции в стадию развала. В таком случае, согласно Тарасову, Карский и Московский договоры будут денонсированы, что, естественно, повлечет за собой перемену статуса и принадлежности Нахиджевана.

Из сего следует, что накачка автономной республики оружием осуществляется Баку с целью прямо противоположной той, которую декларируют азербайджанские пропагандисты. То есть, Нахиджеван укрепляют не в качестве площадки для атаки на Ереван, что просто смешно, а готовят к обороне от возможных ударов со стороны курдских отрядов, армянской армии или угрозы аннексии Россией, а то и Ираном. В этом свете открытая демонстрация силы (широкомасштабные учения, периодические вбросы информации в прессу о количестве и составе нахиджеванской группировки) производятся с целью напомнить потенциальным противникам о неприступности эксклава, дескать он не по зубам. Кстати, также трактуют нахиджеванские учения и некоторые российские аналитики.

Однако предусмотрительное усиление и переформатировка коснулись не только общевойсковой армии автономной республики, но и других силовых структур. Для многих стало неожиданностью смещение с должности министра МВД Нахиджевана Ахмеда Ахмедова. Генерала, якобы, уволили за крышевание нахиджеванского наркотрафика. Но, спрашивается, почему Ахмедова уличили именно сейчас, и почему на его должность был назначен представитель СНБ? Не указывает ли это на установление жесточайшего контроля на границе и в самой среде населения автономной республики, и без того уже находящегося под сильным прессом местных властей?

Посему выходит, что Азербайджан усиленно готовится к нейтрализации негативных для себя последствий от зарождающейся курдской эпопеи.

Суть в том, что на кону поставлена не одна безопасность Нахиджевана, а, собственно, вопрос существования всего Азербайджана, как государства. С потерей Нахиджевана развал АР неизбежен и необратим. В Баку это отлично понимают, как, впрочем, и в Анкаре.

Увязание Турции в региональных и внутриполитических проблемах, усугубляющиеся противоречия с главными в прошлом союзниками – США и Израилем, деградация армии и перспектива неизбежной широкомасштабной конфронтации с окрепшими курдскими силами заставляют Анкару переложить груз ответственности за безопасность Нахиджевана на плечи Азербайджана. Конечно, это не значит, что Анкара отказывается от патронажа над автономной республикой. Ведь утрата азербайджанского эксклава, а, следовательно, и Азербайджана смертельно опасна для самой Турции. Но все дело в том, что сил на «латание множественных дыр» безопасности собственной территории у Турецкой Республики может и не хватить. Ведь не случайно на днях газета «Джумхуриет» призвала турецкие власти серьезно задуматься над будущим государства и, исходя из сложившейся необходимости, предложила Анкаре признать суверенитет Эрбиля, а Баку, пока не поздно, подписаться под независимостью НКР.

Вряд ли сейчас Азербайджан готов внять призыву аналитиков из «Джумхуриет», но то, что в Баку предчувствуют надвигающийся шторм, вне сомнений. На негативные предвидения наталкивает и изменившееся поведение Израиля по отношению к Азербайджану. Сколько бы обе стороны не пытались демонстрировать безоблачность в отношениях, грязное белье этих отношений уже вылезает наружу. Достаточно вспомнить загадочные статьи в израильских газетах об отмывании алиевских ворованных капиталов в Тель-Авиве и о нашумевшем скандале с испытанием израильских беспилотников. В дополнение к последнему прибавим, что Тель-Авив наложил запрет на двадцатимиллионный контракт израильской фирмы Aeronautics по поставке в Азербайджан БПЛА серии Orbitier.

Несколькими же днями ранее израильские власти уведомили Баку и Анкару о срыве договоренности и своем отказе прокачивать свой газ из шельфового месторождения Левиафан по азербайджано-турецким трубным маршрутам в Европу. Если же ко всему этому прибавить факт усиленной зондировки Тель-Авивом дипломатической почвы в Ереване путем участившихся визитов министров, депутатов и политобозревателей, то становится ясным, что налицо некоторые изменения приоритетов в региональной политике Израиля.

При таком раскладе, когда ставка на турецкого союзника прогорает, когда политические отношения с Ираном и Туркменистаном некоторым образом подпорчены, когда нервничающая под американским прессом Россия абсолютно непредсказуема, говорить о каких-то телодвижениях на нахиджеванском направлении – верх слепоты. Более того, на наш взгляд, в общей военной доктрине Азербайджана наблюдается сдвиг приоритетов. На днях в бакинской прессе опять запестрели сообщения о, якобы, заявках Азербайджана на поставки нового вооружения. Речь в частности, идет об украинских ЗРК ТОР и российских ЗРС С- 500 «Прометрй» и Антей 4000.

Подчеркнем, что все упомянутые комплексы квалифицированы, как средства обороны и предназначены для защиты неба от авиации и баллистических ракет противника. С другой стороны, весьма любопытным выглядит факт развернувшихся горячих обсуждений в Азербайджане темы переселения прифронтовых жителей вглубь территории республики. По сути, речь идет о создании глубоко эшелонированной обороны, слышать о которой после тиражируемого годами «карабахского блицкрига», непривычно. То есть, ныне власти Азербайджана, вопреки привычке постоянно угрожать Армении наступлением, серьезно задумались об усилении обороны республики.

В сущности, Азербайджан, как и Армения, и как в целом все региональные страны ныне стоят на пороге серьезных испытаний. Курдский плебисцит, не успев еще состояться, уже вносит колоссальные сдвиги в расклад сил в регионе. Вопрос в том, какие из региональных стран готовы без ощутимых потерь выдержать напор курдского цунами. Конкретно для Азербайджана и Турции вопрос удержания Нахиджевана в этой стихии будет судьбоносным. Хотя, в сущности, очень многое уже вовсе не зависит от Баку и Анкары.

Образно выражаясь, Нахиджеван - это кощеево яичко тюркского мира, в котором запрятана его жизнеспособность. А молодцов-охотников на этот трофей в регионе предостаточно. И тому, кто обломит иголочку из яйца, в награду достанется право хозяйничать на перекрестке древнего «Шелкового пути».

Богдан Атанесян

Ваша оценка материала: 
Average: 1 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.