Александр Лапшин: Фашистский беспредел в Первомайском РОВД Минска, или как меня арестовывали

23 сентября, 2017 - 19:34

Меня спрашивают, что случилось в Минске в ту злосчастную ночь 15 декабря 2016, в результате чего я оказался в эпицентре международного скандала и был экстрадировал в Азербайджан. Вечером я приехал поездом "Вильнюс-Минск" и отправился в заранее забронированную гостиницу "Олимпийская" на Сурганова 2. Ужинал в компании с приятельницей-минчанкой, она же со мной прогулялась до моей гостиницы и там мы попрощались. Полчаса спустя я уже ложился спать, как вдруг раздался настойчивый стук в дверь. Кого это принесло в двенадцатом часу ночи? Встаю, открываю дверь - там сотрудники милиции с автоматами Калашникова. Нет, они не бросились на меня и не пытались валить на пол и скручивать. Просто сказали, что я должен проехать с ними в Первомайское РОВД Минска, чтобы "решить один вопрос". Сказали ехать с вещами и стало ясно, что все это всерьез и надолго.

Надо сказать, что перед сном я разговаривал по Скайпу со своей подругой и когда появилась милиция, она все это видела и слышала (я развернул компьютер в сторону милиционеров). С этого момента и поднялся шум по поводу моего задержания. Из имеющейся инсайдерской информации, Алиев с Лукашенко вообще-то планировали моментальную операцию по доставке меня в Баку буквально в течение суток. Только потому, что мне удалось сообщить близким о моем задержании, алиевско-лукашенковская операция "лопнула", процесс растянулся на 2 месяца и вызвал крайне негативный резонанс в отношении этих двух стран. Уже рано утром ко мне пробился адвокат и немедленно подал апелляцию на постановление белорусского прокурора о заключении под стражу с целью экстрадиции в Азербайджан.

Итак, меня привезли в Первомайское РОВД и немедленно заперли в одной из камер, иначе называемых "обезьянник", но не с решеткой, а с массивной железной дверью. Комнашутка где-то 2,5x2,5 метра, без окон, без вентиляции с тусклым светом и чьей-то блевотиной на полу. Бетонная "ступень" в качестве кровати, предполагается что вы бросаете туда свернутую куртку и спите на ней как на подушке. Но грязища такая, что куртку жалко. Туалет общий на коридор, надо долго стучаться в дверь, например час, пока не появится хмурый и злой прапорщик "Чё надо?".

Какое-то время спустя меня вывели из камеры и завели в кабинет. Милиционер в чине майора гавкал матом по телефону, а заметив меня тявкнул и мне "Чё встал, садись". Он заполнил вот этот циркуляр -.

Затем меня вернули назад в камеру. На просьбу дать что-то перекусить ответили, что если каждого преступника кормить, то никаких денег не хватит и заржали. Позже мне пояснили, что в Беларуси законом не определено, что задержанных следует кормить. Подчеркну, что держать вас в РОВД могут до 72 часов и все это время не давать ни есть, ни пить. Мне в какой-то мере повезло, держали всего двое суток и я хотя и был в состоянии обезвоживания, но кое-как на ногах держался. Утром меня снова вывели из камеры и вручили очередной документ, "подмахнутый" местным прокурором Кобяком с арестом на 60 дней -.

После этого у меня забрали (под опись) все личные вещи, включая шнурки на обуви и ремень - чтобы не повесился, сковали наручниками и запихнули в прибывший автозак-Газель. Я думал, что повезут в СИЗО, как это было написано в постановлении прокурора, но повезли в т.н ИВС - место временного содержания. Там задержанных держат двое-трое суток, пока решается их судьба. В автозаке запихнули в крохотный "отсек", где уже сидел какой-то мужик. Руки, вывернутые назад сильно болят, а с учетом мороза - моментально окоченел. Попросил охрану включить обогрев, на что услышал трехэтажный мат "Блять, а может тебе еще телку привести?". Мужик, прижатый ко мне как сардина в банке шепнул: "Не говори им ничего, это не люди, а звери. Могут избить и ничего им не будет".

Долго и мучительно везли, делая остановки и загоняя внутрь новых арестованных. Из Первомайского РОВД в ИВС ехали, думаю, часа полтора. У меня вообще сздалось впечатление, что белорусские конвойные менты были бухие. Мат и вопли не прекращались всю дорогу. Блядские рассказы, как и в какой позе тупорылый прапорщик имел какую-то женщину разносились на всю машину. Другие ржали, матерились, обсуждали нас (арестованных) примерно в таких словах "Носатого пидара за что взяли? А, спиздил бабло". Меня называли "хуеблохер", еще какого-то человека "педрила". Кавказцев называли чурки и черножопые. Вот такое глубоко уважительное отношение к людям, чья вина не доказана. Да если бы даже и доказана. Буквально на следующий день я столкнусь с откровенными нацистскими выходками белорусских ментов, от которых их деды, воевавшие с фашизмом перевернутся в гробах, см. "Лагерь смерти в центре Минска". Ощущал себя хирургом, проникшим в самое нутро белорусского кишечника, чтобы оценить воочию уровень злобы и ненависти, царящий на самом деле в обществе, а не это "Покупай беларуське".

Что такое ИВС? Та же тюрьма, но на краткий период времени. Опять обыск, медицинский осмотр. Знаете, как осуществляется осмотр в белорусской тюрьме? На словах "Туберкулеза нет? Ран на теле нет? Вот и хорошо, следующий!". Потом ведут по коридорам в камеру. Довольно большая камера и всего 4 двухэтажные кровати, есть даже туалет - дырка в полу, зато своя, не надо просить вертухая. Никто и никого не знает, все оказались там впервые. Особо и не общаемся. Люди пребывают в состоянии шока. В течение дня забирают всех. Надо сказать, в ИВС кормежка полагалась, но нам ее почему-то не принесли. Голодаю третьи сутки. Под вечер увозят в СИЗО-1.

Кстати, послушайте версию о попытке моего убийства в бакинской тюрьме от экс-после Азербайджана в Евросоюзе, он все подтверждает. Умный человек, поэтому уже и не посол -.

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.