Сергей Городецкий: "Заветный Ван и синий Ахтамар"

24 сентября, 2017 - 22:34

В литературной поэтической рубрике Армянский музей Москвы предлагает поэзию Сергея Городецкого, посвященного Армении. 

Сергей Городецкий (1884-1967)- сын писателя-этнографа Митрофана Ивановича Городецкого.

В 1900-е годы учился на историко-филологическом факультете Санкт-Петербургского университета одновременно с Александром Блоком (не окончил) и с этого времени увлёкся поэзией. В 1905 посещал «башню» Вячеслава Иванова. В 1906—1907 годах опубликовал книги стихов «Ярь», «Перун», «Дикая воля» — это были символистские произведения с фольклорным уклоном. В 1909 году публиковался в журнале «Пробуждение». В 1910-е годы Городецкий разошёлся с символистами, и в 1912 году стал одним из организаторов Цеха поэтов (совместно с поэтом Николаем Гумилёвым). В 1915 году протежировал так называемым «новым крестьянским поэтам» (С. Есенин, С. Клычков, Н. Клюев, А. Ширяевец).

С осени 1916 года находился на Кавказском фронте Первой мировой войны в качестве представителя Союза городов и военного корреспондента. Позднее некоторое время работал санитаром в лагере для больных сыпным тифом. После Октябрьской революции издал книгу стихов «Ангел Армении», где, в частности, отражёна тема геноцида армян. Знал армянский язык. Его учителем был сын армянского поэта Туманяна, Амлик Иванович Туманян. 

АРМЕНИЯ

 

Узнать тебя! Понять тебя! Обнять любовью,

Друг другу двери сердца отворить!

Армения, звенящая огнем и кровью,

Армения, тебя готов я полюбить.

 

Я голову пред древностью твоей склоняю

И красоту твою целую в алые уста.

Как странно мне, что я тебя еще не знаю,

Страна-кремень, страна-алмаз, страна-мечта!

 

Иду к тебе! Я сердцем скорый.

Я оком быстрый. Вот горят твои венцы

Жемчужные, от долгих бед седые горы.

Я к ним иду. Иду во все. твои концы.

 

Узнать тебя! Понять тебя! Обнять любовью

И воскресенья весть услышать над тобой,

Армения, звенящая огнем и кровью,

Армения, не побежденная судьбой!

 



АНГЕЛ АРМЕНИИ

 

Он мне явился в блеске алых риз

Над той страной, что всех несчастней стран.

Одним крылом он осенял Масис,

Другим — седой от горьких слез Сипан.

 

Под ним, как тучи, темен и тяжел,

Сбираясь по долинам голубым,

С испепеленных, разоренных сел

Струился молчаливый, душный дым.

 

Под ним на дне ущелий, в бездне гор,

В ненарушимой тишине полян,

Как сотканный из жемчугов ковер,

Сияли кости белые армян.

 

И где-то по тропиночке брели

Измученной, истерзанной толпой

Последние наследники земли

В тоске изнеможения слепой.

 

Выл гневен ангел. Взор его пылал,

Как молнии неудержимых гроз.

И словно пламень, замкнутый в опал,

Металось сердце в нем, алее роз.

 

И высоко в руках богатыря

Держал он радугу семи цветов.

Его чело светилось, как заря,

Уста струили водопады слов:

 

«Восстань, страна, из праха и руин!

Своих сынов рассеянных сомкни

В несокрушимый круг восторженных дружин!

Я возвещаю новой жизни дни.

 

Истлеет марево враждебных чар,

И цепи ржавые спадут, как сон.

Заветный Ван и синий Ахтамар

В тебе вернутся из былых времен.

 

Восстань, страна! Воскресни, Айастан!

Вот радугу я поднял над тобой.

Ты всех земных была несчастней стран,

Теперь счастливой осенись судьбой!»

 

ВАН

 

Душа, огромная как море,

Дыша, как ветер над вулканом,

Вдыхает огненное горе

Над разоренным раем, Ваном.

 

Как жертвенное счастье,

Как сладкое мученье

В народной гибели участье,

С тенями скорбными общенье!

 

Еще я мог пробыть с живыми

При свете солнца, в полдень знойный,

Но над садами горевыми

Поднялся лик луны спокойный.

 

Непобедимое сиянье

И неподвижные руины

Развалин жуткое зиянье

И свист немолчный, соловьиный.

 

Луна лавины света рушит.

В садах, от лепестков дремотных

Исходит ладан, душу душит

Среди цветов толпа бесплотных.

 

Они проходят вереницей

И каждый в дом былой заходит

Как узник связанный с темницей

Меж стен обуглившихся бродит.

 

Их, лучезарных много-много,

Что белых звезд под небесами,

Иной присядет у порога

Иной прильнет к нему устами.

 

Рыданья сердца заглушая,

Хожу я с ними между ними.

Душа, как звездный свод, большая,

Поет народа скорби имя.

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.