Эмануил Долбакян: "Акрам Айлисли - первая ласточка"

29 сентября, 2017 - 14:13

В день рождения выдающегося деятеля армянской общины России Эмануила Егаевича Долбакяна мы предлагаем читателям его очерк о романе азербайджанского писателя Акрама Айлисли "Каменные сны".

Эмануил Егаевич Долбакян родился 29 сентября 1941 годав Бейруте в семье выходцев из Киликии (отец — Е. О. Толбакян). В 1946 г. семья репатриировалась в Советскую Армению и обосновалась в Ереване. В 1958 г. окончил ереванскую армянскую среднюю школу № 36 имени Раффи и поступил на лечебно-профилактический факультет Ереванского медицинского института, по окончании которого в 1964 г. поступил в аспирантуру ЕрМИ, а в 1965 г. — в аспирантуру Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии АН СССР, в лабораторию основателя и бессменного директора института, выдающегося ученого, члена-корреспондента АН СССР Э. А. Асратяна.

В 1970 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук.

С 1965 по 2009 год Эмануил Долбакян сотрудник Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН (с 1985 г. — старший научный сотрудник лаборатории условных рефлексов и физиологии эмоций), ведущий специалист в области физиологии высшей нервной деятельности.

Для армян России уход из жизни Эмануила Егаевича в декабре 2015 года был невосполним. Он был одним из организаторов и лидеров общины с 1988 года, в 1991 он вошел в состав "Московской армянской общины". С мая 1999 г.  учредитель и председатель Совета региональной общественной организации «Армянское культурно-просветительское общество „Арарат“.

После ухода Эмануила Егаевича его супруга и соратница Альбина Нерсесовна Сукиасян продолжает дело мужа.

АКРАМ АЙЛИСЛИ - ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА

          Такое и во сне увидеть трудно.

Баку. Толпа, сопровождающая гроб, ведет себя чрезвычайно эмоционально, экзальтированно. Она возмущена, разгневана, отнюдь не в трауре. Гроб маленький. Похороны символические: хоронят книги вместо покойника.

Журналисты не сообщают, похоронили все-таки гробик с книгами или нет. Скорее нет. Это было апогеем всенародного негодования. До этого в городах и весях Азербайджана демонстративно сжигали книги этого автора на кострах.

Против последней книги этого автора ополчилась вся страна, считающая себя «толерантной и широко шагающей», от верховного правителя султана, до скромных ассенизаторов. Человека, написавшего эту книгу, сочли исчадием ада. А кто в этой «толерантной» стране таковым считается? Ответ ясен – армянин. Естественно, скрытый, выполнивший «спецзаказ» Армении. На большее воображения не хватает. Надо еще с бóльшим рвением искать этих скрытых армян. В парламенте всерьёз предлагают провести анализ генетического кода всех парламентариев, чтобы выявить скрытых армян.

Все это живо напоминает то, что человечеству пришлось пережить в прошлом столетии. В 1933 году с марта до октября в фашистской Германии десятками тысяч сжигали книги «евреев, марксистов и пацифистов». Ровно 80 лет назад.

Тогда это было одним из проявлений большой трагедии, отозвавшейся на судьбе всего человечества. А то, что сегодня происходит в «широко шагающей», воспринимается, в полном соответствии с высказыванием великого философа Гегеля о повторении трагедии в виде фарса.

Такое общенародное возмущение есть красноречивое проявление чувства всенародной вины, о которой написано в этой книге. Как говорится, правда глаза колет. И еще: на воре шапка горит.

Длительный процесс оболванивания собственного народа, его зомбирование, начавшийся давно, многими десятилетиями назад, в годы «дружбы братских народов», дали свои плоды. Конечно, в «толерантной» стране есть люди, которых властям не удалось зомбировать, но эти люди не делают погоды, их голосов в умело организованном «общенародном гневе» не слышно.        

И вот среди этого средневекового мракобесия находится один человек, который решается писать о правде.  Правде о резне армян.  Будь это в 1919 г. в Агулисе, устроенной турецкими войсками при участии местных мусульман, будь это в Сумгаите в 1988 г., будь это в Баку в 1990 г.

Этот единственный смелый человек в Азербайджане, настоящий антифашист, теперь уже бывший Народный писатель Азербайджана, уроженец бывшего знаменитого армянского города Агулис, ныне азербайджанского селения Айлис Акрам Айлисли.

Роман-реквием «Каменные сны» небольшое произведение, скорее повесть. Она увидела свет в русском переводе самого автора в декабрьском номере журнала «Дружба народов».

Знаменитый актер, родом из Айлиса, избитый, раненый, попадает в больницу в декабре 1989 г. из-за того, что пытался защитить от избиения и смерти бакинского армянина. Его тесть, известный врач, тоже родом из Айлиса. Их воспоминания, в первую очередь, актера о прекрасном Айлисе, сохранившем остатки былого величия в виде армянских церквей, о замечательных представителях армянского народа, жителях Айлиса, перемежаются с жестокой действительностью Баку, где армян живьем сжигают, бросают из окон, забивают до смерти, увы, с извечной, истинно турецкой изобретательностью. Главный герой романа по замыслу автора умирает в больнице именно в ночь на 13 января 1990 г., в канун «официального» начала резни в Баку. Именно «официального», ибо, как прекрасно показано в романе, она уже давно шла, в атмосфере ненависти, в уже обагренном очередной раз армянской кровью городе.

Мужественный поступок писателя сродни тем, что совершали и совершают в последние годы представители турецкой интеллигенции, просящие прощения у армян за совершенный Турцией, турецким народом Геноцид армян и требующие  признания Турцией  этого факта. Акрам Айлисли – первая ласточка в стане закавказских турок.

Он самый проазербайджанский азербайджанец. Он мечтает об очищении совести своего народа, погрязшего в омерзительном омуте расизма, человеконенавистничества.

Была бы возможность, я бы обратился к Акраму Айлисли:

– Муаллим, спасибо Вам! Я это не как армянин, давший вам «спецзаказ», а как читатель, как человек.

Ваш Поступок зарегистрирован в анналах Истории.

В Азербайджане очень большое заблуждение. Вы не проармянский писатель, криптоармянин и т.д. Вы честный, порядочный, мудрый и мужественный сын своего народа.

Все те, которые правят страной, организуют шабаши, выводят на улицы зомбированный ими народ, считают себя хозяевами жизни, уйдут, исчезнут. А Вы останетесь.

И обязательно придет время, может быть, не очень скоро, когда про кого-то из нынешных азербайджанских правителей будут писать: «такой-то, Алиев и т.д., жил в годы, когда жил и творил Акрам Айлисли». Будут писать и говорить: «Это было до» или: « это было после того, как Акрам Айлисли написал роман «Каменные сны».

Вы воздвигли себе памятник. Но пока тропы до Вашего памятника нет. Повсюду ощетинившийся ядовитыми колючками вражеский кустарник, а то и  джунгли. Но Вы будьте уверены: тропа появится. И не зарастет.

КАМЕННЫЕ СНЫ

(Цитаты из книги)

Посвящается памяти земляков моих, оставивших после себя неоплаканную боль

Ни артистов они не признают, ни поэтов, ни писателей. Только назови кого-то армянином − и все. Тут же швырнут под ноги и затопчут, как дикие звери. Раздерут на части, и  никто близко подойти не смеет.

Садай Садыглы такой человек, доктор, что, хоть мир перевернется, но он белое не назовет черным.  Он говорит: это не армяне, а мы сами плохие. И не боится. Всюду говорит это, везде − и в театре, и в чайханах.

Теперь уж времена такие. Возьми да сбрасывай с балкона хоть сто армян в день.

Увиденное им за три года в Баку, однако, резко изменило его отношение и к религии, и к родине, и к самому Пророку. Особенно поражен был доктор жестокостью мусульманского населения города к армянам, возможно, потому, что подобной жестокости со стороны армян он лично никогда не видел.

Духи тех, кого мучили мы, не дадут нам жить спокойно.

И если бы люди, воздвигшие когда-то на этом крохотном клочке земли (Агулис. – Э.Д.) двенадцать церквей и создавшие райский уголок возле каждой из них, не оставили после себя  хоть немножко своего света, то зачем тогда нужен человеку Бог?

Садай Садыглы … с некоторых пор будто носил внутри себя некоего безымянного армянина. Точнее, не носил, а скрывал. И вместе с каждым избиваемым, оскорбляемым, убитым в этом огромном городе армянином как будто сам бывал избит, оскорблен, убит.

− Азя, на вокзале сожгли молодую женщину (армянку. – Э.Д.)! Ее облили бензином и живую подожгли!

  − Кто сжег? − спросила Азада ханум, утирая слезы.

  − Женщины, Азя. Толпа уличных торговок. Будто это не люди были, а орава настоящих джиннов.

Если бы зажгли всего по одной свече каждому насильственно убиенному армянину, сияние этих свеч было бы ярче света луны.  Армяне терпели все, только веру свою менять никогда не соглашались. Этот народ уставал и изнывал от насилия, но никогда не прекращал строить свои церкви, писать свои книги и, воздев руки к небу, взывать к своему Богу.

В Айлисе в те времена жили люди, равные богам. Они провели  воду, разбили сады, тесали камни. Эти армяне, как ремесленники, так и торговцы, обошли и объездили сотни чужих городов и сел, по копейке зарабатывая деньги только для того, чтобы превратить каждую пядь земли своего маленького  Агулиса в настоящий райский уголок.

Эмануил Долбакян

31 марта 2013 г.

Ваша оценка материала: 
Average: 1 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.