Армянские семьи и общины в Османской империи накануне войны

3 октября, 2017 - 15:13

Армянский музей Москвы предлагает вам страницы истории - главу из книги профессора Раймона Кеворкяна "Геноцид армян. Полная история" "Семьи и общины: организация и экономика".

Семья в армянском обществе - это не просто ячейка, состоящая из людей, объединенных кровным родством. Это, по сути, целое самостоятельное сообщество со строгой иерархией, еще не утратившей отпечатков индоевропейского наследия. Оно носит патриархальный характер, где самая главная роль уготована главе домашнего хозяйства, "танетеру". Именно он решает, как следует распоряжаться землей и другим имуществом семьи. Вокруг него собираются потомки по мужской линии, включая жен его младших братьев и их сыновей.

Организованная таким образом семья жила по прочно установленным правилам и строго соблюдала иерархию. Если бы не столь жесткая форма социальной организации, выжить в суровом климате, характерном для многих армянских провинций, было бы практически невозможно, что на протяжении всей истории подтверждалось разными кочевыми племенами. Это, бесспорно, объясняет, почему некоторые регионы оставались армянскими вплоть до начала двадцатого столетия, не смотря на то, что османские власти предпринимали попытки их колонизации начиная с XVI века. Частичная ассимиляция курдских кочевников стала возможной только благодаря навязываемому национальным правительством «симбиозу». Разве Восточная Турция не является малонаселенной даже в наше время? Судя по всему, попытки привести потомков курдов к оседлому образу жизни оказались безуспешными везде, где они предпринималась. Для этого потребовался весь предыдущий опыт такой древней сельскохозяйственной цивилизации, какой была Армении, производившая все необходимое для выживания в этих климатических условиях.

В регионе Кайсери на семейную пару в среднем приходилось «лишь» немногим более четырех детей. В Эрзуруме в семье было по пять детей, а в Басене, Кемане, Хизане, Генче, Муше, Самуне и вилайете Ван по восемь. Соответственно хозяйства были большими. В некоторых горных районах, например, в Самуне и Моксе, в одном, хозяйстве жили до семидесяти человек. Такая семья состояла из нескольких супружеских пар и их детей. В равнинной части и в долинах в одном хозяйстве в среднем проживало от тридцати до сорока членов. В городских поселениях, где традиции были слабее, братья или младшие сыновья часто заводили собственные хозяйства. И наконец, в таких городах, как Смирна и Константинополь, многие семьи состояли лишь из супружеской пары и ее детей. Старший сын в таких семьях продолжал жить с родителями или они с ним.

Как показывают данные переписи 1913-1914 гг, средняя численность жителей в селах также сильно варьируется в зависимости от региона. Во многих селах горных районов проживало приблизительно от двухсот пятидесяти до пятисот человек. Хотя там нередко встречались семьи размером от пятидесяти до ста членов.

На равнинах Муша и Харпута, наоборот, села были значительно больше и содержали в среднем 700-800 жителей. В таких селах чаще, чем в горах, население было смешанным и состояло как из христиан, так и из мусульман.

В селах с населением менее тысячи человек не было османских органов управления. Социальная иерархия здесь строилась вокруг «старейшины», духовенства и «совета мудрецов». После 1908 г. более важную роль в социальной жизни сельских общин стали играть школьные учителя как просветители и активные участники политических партий. «Старейшина», или «танутер», был, как видно из самого названия, главой хозяйства, т.е. есть самым богатым или уважаемым его членом. На него и других старейшин возлагалась обязанность по управлению делами общины, начиная с вопросов, касающихся справедливого распределения воды для полива полей, и заканчивая отношениями с представителями властей Османской империи в казе, в которой состояло село, решением споров между крестьянами, распределением общей налоговой нагрузки на отдельные хозяйства, ремонтом деревенской церкви и строительством школы. Такой «совет мудрецов» поддерживал тесные связи с сельским священником, который, помимо выполнения своих религиозных обязанностей, был, как и другие, земледельцем и главой семейства. Сельские жители, глубоко преданные своей христианской вере, жили размеренной жизнью, ритм которой определялся религиозными праздниками, зависящими, в свою очередь, от времени года, а следовательно, от заведенного порядка сельской жизни. Когда кочевые курдские разбойники нападали на деревню, церковь как самое прочное здание в деревне служила убежищем для всего села.

Конечно, сельское хозяйство в каждом регионе имело свой, отличный от других регионов характер. В горных районах, таких как Сасун, Мокс или Шатах, крестьяне разводили овец, свиней, лошадей и буйволов. Они вели эту экономическую выгодную деятельность наравне с земледелием. Долгие холодные зимы на несколько месяцев в году отрезали большинство деревень этих регионов от остального мира, благодаря чему в них развивались разные ремесла, в частности ковроткачество, гончарное дело, плотничество и т.д. Сельскохозяйственные инструменты обычно изготавливали из дерева, но также использовали и металлические детали. Как и на равнинных землях, в плуги впрягали скотину, как правило быков или буйволов. Земледелие, естественно, лучше всего было развито на равнинных участках. Здесь обычно выращивали зерновые культуры, виноград, фрукт и овощи. Целью всей этой деятельности было автономное производство сельскохозяйственной продукции для собственного потребления, а не для продажи. Закончить этот список можно пчеловодством, дававшим сахар и воск для свечей, а что касается необходимой для сохранения продуктов соли, ее находили в открытых карьерах или на берегах озера Ван. Необходимые кузнецам, жестянщикам, зеркальщикам и прочим ремесленникам железо и медь добывали из жильных месторождений известными с древних времен примитивными способами. Одним словом,

суровый климат и сложный рельеф сумели за многовековой период выковать почти самодостаточное общество, ориентированное на собственное развитие, приверженное традициям и, самое главное, стремящееся создать безопасные условия для жизни.

Постоянные поиски путей обеспечения безопасности для жизни, почти непрерывно подвергающейся угрозам, заставляли армян покидать свои земли либо, как в XVI веке, вследствие насильственного выдворения и специально спровоцированного голода, либо в результате проводимой Абдул-Гамидом, а затем и младотурками политики систематического истребления населения. Особую опасность для сельских районов представлял «талан», ежегодный набег, чаще всего осуществлявшийся курдскими кочевниками, которые не всегда ограничивались сбором дани. В конце концов это превратилось в устоявшийся ритуал, и крестьяне каждый год подвергались нападкам со стороны своих кочевых соседей, привыкших на протяжении веков жить за счет оседлых жителей своего региона.

Армяне, хоть и были крепкой нацией, все-таки жили в суровом климате. Окружающая среда и особенно эпидемии уничтожили самых слабых. До 1844 года, чума регулярно свирепствовала в Армянском нагорье, иногда выкашивая до половины жителей в городских поселениях и немногим меньше в сельской местности.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.