Судьба карсского дома Егише Чаренца: турки или армяне?

6 октября, 2017 - 20:31

Сегодня судьба карсского дома выдающегося армянского поэта, классика армянской литературы Егише Чаренца приобретает более зримые очертания. Только что из двухнедельной поездки по Западной Армении приехала известный активист, занимающийся вопросами армян Амшена,сохранением армянского наследия в Турции, лектор Армянского музея Москвы Инесса Тащян. Посетила она и Карс.

Вчера Инесса стала гостем Армянского музея Москвы. В беседе она выразила мнение, что турки пускают армянские туристические группы лишь потому, чтобы показать курдам, кто подлинный хозяин этих земель и святынь.

Тем не менее в наше время наметилась тенденция реставрации армянских архитектурных шедевров руками турецких специалистов. Среди объектов - и дом Егише Чаренца, в котором он по преданию родился в 1897 году. Сейчас турки всерьез занялись экспертизой, чтобы выяснить, родился ли здесь на самом деле армянский поэт или нет. Если изыскания подтвердят, то, скорее всего, в ближайшие годы мы станем свидетелями реконструкции. По мнению блогера Тиграна Кочаряна, в Карсе был полуразваленный домишко, который турки с подачи некоторых гидов пытаются представить как дом Чаренца. Владелец развалюхи заломил за дом огромную цену, что еще больше вызывает подозрения в том,что это дом Чаренца. "Я так понял из своих двух поездок, что дома уже нет, потому пытаются на нас сбагрить другой", - считает руководитель армянского клуба знатоков.

Журналист Карине Тер-Саакян когда-то писала о Карсе: "Сам город очень красив. И даже уродливый минарет, пристроенный к закрытой церкви Двенадцати Апостолов, не портит общего впечатления. Армян, приехавших посмотреть на город своих предков, водят к развалившемуся дому, в котором, по рассказам, родился и жил Егише Чаренц. Однако все это не что иное, как просто очередной миф – за два раза приезда в Карс, мне показывали две совершенно разные развалюхи, утверждая, что именно здесь и родился великий Чаренц. Курды, таким образом, зарабатывают деньги на армянах. Несколько лет тому назад даже был пущен слух, что турецкое правительство продает дом Чаренца за пять тысяч долларов и армянские СМИ на полном серьезе стали писать, что, мол, минкульт не может найти 5000, чтобы выкупить дом, которого на самом деле нет. Но вот в школе, где он учился, директор с гордостью (?) показал табличку, на которой было написано, что до 1915 года здесь учились не только турки, но и армяне и католики. Но только до начала Первой мировой войны. И еще он сказал, что знает, кто такой Чаренц и что до 1915 года в Карсе было много армян. Школа носит имя Исмета Иненю, второго президента Турции. А в бывших армянских домах, почти развалившихся, ютятся самые бедные жители города, в основном курды. Кстати, курды составляют 70% населения Карса".

В целом то, что варварским образом уничтожалось, а потом сто лет "зачищалось" в упоминаниях о присутствии здесь армян, носит черты так называемой "перезагрузки". Турецкая действительность обретает как бы два уровня существования: политический и культурологический. Эти две плоскости то противоречат друг другу, то делают вид, что не замечают. Именно восстановление церкви на Ахтамаре стало одним из мотивов убийства Гранта Динка. Одной рукой созидаем, другой убиваем. Интерес турецких интеллектуалов, историков, культурологов к армянскому наследию действительно велик, издаются труды, книги. Эти люди, которых армяне встречают в путешествиях по своим родным местам, охотно идут на разговор.

Дом Чаренца. Он мог быть разобран по камню и перенесен в Армению. Конечно, в Ереван, где поэт трагически погиб. Намоленные камни могли бы сложиться в дом по оригинальному проекту или в мемориал с разбитым вокруг него сквером. Ведь от храма, где в Армянске крестился композитор Александр Спендиаров, осталась только одна стена. Вновь освящен он в 2003 году в честь святого Николая. А начал он разрушаться в 1936 году, но перед началом Великой Отечественной войны и даже во время войны церковь еще действовала. В послевоенное время храм был окончательно переоборудован под клуб, затем там находился склад, пожарная часть, участок «Зеленстроя».

Разумеется, в этом можно даже не сомневаться, после реконструкции дома Чаренца, турки рядом поставят традиционный набор: ресторан и отель, сувенирную лавку. Но пока это место можно смело позиционировать как курдские трущобы. Этот год был у поэта юбилейным.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.